Стиль Брэндона Флауэрса (The Killers): от мальчика к мужчине

Фронтмен The Killers Брендон Флауэрс о собственной значимости, Шарлиз Терон и семье

В Россию на фестиваль Park Live едут The Killers — одна из самых популярных современных американских групп, удачно играющая на любви к громким позам и стадионному року. «Афиша» задала несколько вопросов фронтмену The Killers Брэндону Флауэрсу.

— The Killers недавно исполнили песню для туристической рекламы штата Невада. Вы вообще патриоты своего штата?

— В каком-то смысле да. Никто не выбирает, где ему родиться, — потому и надо любить свою родину. Хотя в общем и целом, конечно, люди важнее мест — и у меня много любимых людей и за пределами моего штата.

— Лас-Вегаса же, в сущности, не существовало на музыкальной карте мира, пока вы его туда не поместили.

— Да, вы правы. До The Killers в Лас-Вегасе не появлялось заметных групп. Поэтому мы, конечно, чувствуем теперь дополнительную ответственность. Но и гордимся Лас-Вегасом, это отличное место. Он определенно повлиял на нас и на то, как мы играем. Люди любят проводить сравнивать нашу музыку с пустыней Мохаве — мол, она такая же просторная и грандиозная. Ну я только за. Я ж вырос в этой пустыне.

— Да, я читал, что ваше детство было довольно провинциальным. Вы помните, когда вы перестали быть мальчиком из маленького городка и почувствовали себя звездой?

— (Смеется.) А я пока что ей себя не почувствовал. То есть скажем так: мы не считаем себя звездами и не стараемся ими быть. Все-таки есть большая разница между тем, чтобы быть популярным, и тем, чтобы быть звездой. Когда мы начинали, лейбл от нас требовал, чтобы мы вели себя как звезды — ходили на красные ковровые дорожки, шастали по клубам, сообщали миру, что ты ешь на завтрак, вот все это. Но нам удалось от этого уклониться. А популярность — да, от нее не убежишь. Но в душе я все еще парень из маленького городка в пустыне.

«Runaways», главный сингл с прошлогоднего альбома The Killers

— Каково вам быть одной из немногих больших рок-групп в мире, где гораздо меньше играют на гитарах, чем раньше?

— Очень странно. Я иногда включаю американское радио — и там очень мало гитарной музыки, наши песни звучат среди поп-музыки. Мне кажется, что мы сейчас превратились в знаменосцев классического рока — поэтому мы и стараемся соответствовать этому статусу, сохранить эту музыку такой, какой она была 30 лет назад. Ну и подтолкнуть ее в будущее, конечно.

— Как вам кажется, ваши песни попадут в историю, или хотя бы в американскую историю? В какой-нибудь условный «Великий американский песенник» нового времени.

— Думаю, да. Не хочется быть тщеславным, но в какой-то момент надо признать правду: мы написали несколько песен, которые очень важны для людей и которые переживут нас самих. Я горжусь ими. «Mr. Brightside», например, или «Read My Mind», или «Runaways» — в каком-то смысле эти песни уже успели стать американским национальным достоянием.

— Я, кстати, читал, что «Runaways» первоначально предназначалась для вашего сольного альбома.

— Так и было. Каркас песни мы придумали еще в году, но не были уверены, что с ней делать. Потом, когда я начал записывать «Flamingo», я думал вставить ее туда — но мы решили попридержать ее, подумав, что она лучше прозвучит в исполнении The Killers. Как видите, не прогадали.

— Вы для сольного альбома еще снимались в клипе с Шарлиз Терон и ниндзями. Каково вам было?

— Она потрясающая. Я бы, наверное, нервничал — но она поклонница The Killers, очень хотела сняться в клипе и даже познакомила меня с режиссером, который его сделал. А работать было очень интересно, как с любым профессионалом. Я был рад увидеть ее во плоти, видеть, как она играет, как камера ее любит… В общем, Шарлиз неспроста такая большая звезда.

Клип на песню «Crossfire» с сольного альбома Флауэрса, который по звуку мало чем отличается от записей The Killers

— На «Battle Born» есть песня «Here With Me», которую вы написали с Фрэном Хили из Travis. Вы с ним вообще дружите и даже в совместный тур ездили. Как это было, писать песню с кем-то еще?

— Мне понравилось. Мы ее написали на заднем сидении автобуса, пока в этом туре ездили — ну там и по тексту это понятно, парень скучает по своей девушке. А с Фрэном было интересно работать, хотя бы потому, что всегда интересно наблюдать за другими людьми, всегда можно чему-то у них научиться. Travis нас очень поддерживали, когда мы только начинали, так что для меня было честью написать с ним песню.

— Почему вы так любите записывать песни на Рождество? У вас, кажется, уже семь штук вышло.

— Это традиция в широком смысле слова. Во-первых, американская традиция, во-вторых, традиция The Killers. Я помню, как мы самую первую записали: нам тогда предложили поучаствовать в благотворительной кампании Gap, сняться для них в рекламе. А мы подумали — зачем нам сниматься? Давайте лучше запишем песню. Тогда как раз был декабрь, и мы решили записать песню на Рождество. Теперь каждый год так делаем. Мы стараемся эти синглы использовать для благотворительности, и нам все в этом помогают — iTunes, например, не берут за них проценты, режиссеры бесплатно клипы снимают и так далее. Это замечательно.

Так звучала прошлогодняя рождественская песня The Killers, «I Feel It in My Bones»

— В этом году уже успели появиться слухи про два ваших новых альбома — один сольный и один The Killers. Расскажите, что на них будет.

— Про новый сольный альбом пока рано говорить, но я не исключаю, что займусь им в ближайшее время — думаю, продолжу делать то, что и делал, запишу поп-пластинку. Про новый альбом The Killers тоже говорить пока рановато. Но мы им занимаемся — это факт.

— Учитывая «Flamingo», у вас альбомы выходят как по расписанию, каждые два года. Не боитесь, что однажды вам надоест?

— Я могу представить, что начну записывать их реже и медленнее, но что перестану вообще — нет, ну что вы. Мы очень ценим то положение, в котором оказались, нам очень повезло. Мне нравится делать музыку. Ну и знаете, я когда возвращаюсь домой к жене и детям, у меня как-то сразу все на места встает в голове — и нет сомнений, что надо продолжать заниматься тем, чем я занимаюсь.

Читайте также  Kim & Buran выпустили новый альбом: рецензия

The Killers сыграют в Москве на ВВЦ на фестивале Park Live в субботу, 29 июня

iTunes Store Brandon Flowers и новый альбом «The Desired Effect»

Даже если имя Брэндона Флауэрса вам ни о чем не говорит, но вы слушаете альтернативную музыку, инди-рок и схожие музыкальные направления, то однозначно знакомы с творчеством этого человека. Именно он пишет большинство песен для популярнейшей группы The Killers, но, как и многие успешные и знаменитые, также занимается сольной карьерой.

Брэндон талантлив и при этом обладает сильнейшей харизмой, что тоже сыграло немаловажную роль в его карьере. В частности, благодаря пиару британского журнала NME, признавшего его в 2005 году лучшим в номинациях «Best Dressed» и «Sexiest Man» («Лучше всех одетый» и «Самый сексуальный мужчина»), публика обратила внимание на творчество музыканта и первый альбом The Killers «Hot Fuss», после чего началось славное шествие вокалиста, клавишника и автора текстов по планете вместе со своим коллективом. Да и зажигательные песни, охватывавшие весьма широкую аудиторию, тому способствовали. Например, взгляните на один из его новейших клипов из последнего сольного альбома «The Desired Effect»:

Возможно, вы заметите что-то знакомое, особенно, если слушаете Smiths, U2, New Order, Morrissey и The Cure. Именно эти группы оказали наибольшее влияние на творчество Флауэрса стараниями его брата Шэйна, который и познакомил Брэндона с работами упомянутых коллективов. Хотя, за годы музыкальной карьеры кое-что во вкусах исполнителя, конечно же, изменилось. К слову, свой первый сольный альбом — «Flamingo» — он выпустил лишь аж 2010 году, то есть, через восемь лет после формирования им совместно с Дэйвом Кенингом группы The Killers и после выпуска трех альбомов в ее составе.

Стоит отметить, что зачастую сольные альбомы остаются незамеченными, даже если музыканты, создающие их, гремят своей популярностью на всю планету в составе основной группы. То есть, успех в сольной карьере — это скорее исключение, чем правило. Да и в принципе сольное творчество при здравствующей группе является неблагодарным и весьма рисковым делом. Брэндон Флауэрс рискнул и не прогадал, что лишь подтвердило талант стильного мужчины (в 2011 он получил награду в номинации «Самый стильный» от NME).


Еще одна песня из новейшего альбома Брэндона — «Can’t Deny My Love» — удивляет своим клипом, снятом мистическо-приключенческом стиле. Сравните его с опубликованным выше «Still Want You»

Так, его первый сольный альбом — «Flamingo» — стал золотым в Британии и Ирландии, а ведь это произошло на пике славы The Killers, которая не затмила самого Брэндона. Хотя, вышедший в 2012 году альбом The Killers «Battle Born» все-таки оказался еще более успешным, но сольный дебют музыканта оказался очень ярким.

К выпуску второго сольного альбома «The Desired Effect» Флауэрс подошел еще более скрупулезно, собрав себе в помощь команду именитых людей. Среди них Тони Левин из King Crimson, бессменный вокалист Pet Shop Boys Нил Теннант и много именитых и даже гениальных музыкантов, включая мульти-инструменталиста Рональда Вануччи, который является автором-компаньоном Брэндона в The Killers.

Если честно, то обложка у «The Desired Effect» совершенно не отражает настроения альбома. Он получился светлым, теплым, ярким, весенне-летним. Брэндон не стал изобретать велосипед и взял лучшее от The Killers: позитив, бодрый ритм и чуточку рок-н-ролла, легкий налет диско 80–90-х, немного мелодичности и романтичности.

«The Desired Effect» станет прекрасным аперитивом для поклонников The Killers, ожидающих новый альбом, которому обязательно быть. Ну, а если вы еще не знакомы с творчеством Брэндона Флауэрса, то сейчас самое время исправить это упущение.

История одного хита: The Killers «Mr. Brightside»

«Мы пытались соревноваться с Oasis и U2»

«Кто бы мог подумать, что предательство может звучать так хорошо?» — смеётся фронтмен The Killers Брэндон Флауэрс, вспоминая «Mr. Brightside», сингл, который стал для группы прорывом. «Я до сих пор помню, как у меня встали дыбом волосы на руках, когда я впервые услышал наше демо».

Прошло 15 лет с момента, как «убийцы» выпустили этот трек – пронзительную исповедь разбитого сердца, когда Флауэрс увидел бывшую с другим парнем. «Mr. Brightside» была больше похожа на паническую атаку, нежели на поп-песенку, но её желчность окупилась сторицей. Сингл занял 10-е место как в Америке, где был удостоен двойной платины, так и в Британии, где взял тройную.

Флауэрс написал текст в конце своих первых серьёзных отношений, когда ему было 19 или 20. Он жил в комнате, которую снимал у своей сестры за 200$, и на него снизошло вдохновение. «Я записал её ручкой на листке из блокнота», говорит он, задумчиво всматриваясь в прошлое. «Тогда я ещё не записывал ничего в телефон. Сейчас ручкой и бумагой уже не пользуются».

Примерно в это время он встретил гитариста Дэйва Кюнинга, который уже написал то, что потом станет музыкой к треку. Используя драм-машину, парни записали сырую демку. Именно тогда сформировалась структура.

«Песня была как катарсис»

«Я не написал второй куплет, поэтому просто ещё раз спел первый», комментирует Флауэрс повторения в треке. «Я изменил пару слов во втором куплете, и расставил немного других акцентов — это просто такая прокрастинация. Видимо, иногда это срабатывает». Запись получилась очень грязной. Флауэрс буквально кричал в куплете.

Для вокальной партии Флауэрс черпал вдохновение из «Queen Bitch» Дэвида Боуи, и после стольких лет он рассказал, насколько похожа гармоническая основа у этих двух песен.

Постепенно Флауэрс и Кюнинг нашли других музыкантов, включая барабанщика Мэтта Норкросса, который первым сделал для песни надлежащую партию ударных. «Барабаны стояли у Мэтта в гостиной, но у нас всё ещё не было басиста, так что мы просто обошлись без него, и я помню, как мы просто зарубили песню», говорит Брэндон. «Это было потрясающе. Песня была как катарсис. Я не знал, чувствовали ли то же самое все, кто был тогда со мной».

Со временем состав The Killers устаканился — к составу присоединился басист Марк Стормер, а Норкросса заменил Ронни Вануччи-младший, и группа наконец была готова записать то, что станет прорывным лонгплеем. Да, речь о «Hot Fuss».

«В то время у нас было много набросков, но «Mr. Brightside» была первой песней, которую мы довели до конца», вспоминает Флауэрс. «Затем вышел альбом «Is This It» группы The Strokes, и мы поняли, что планка поднялась. Тогда мы выкинули всё, что у нас было, кроме «Mr. Brightside», плотно засели в студии и закончили «Hot Fuss»».

Читайте также  StereoCase: романтично, стильно и с душой

Этому нас научили Oasis

Группа знала, что у неё на руках настоящий хит. The Killers начали активно выступать, а песня взлетела на верхушки мировых чартов.

С тех пор «Mr. Brightside» звучала просто везде, от казино до продуктовых магазинов, а университетская футбольная команда «Мичиганские оборотни» даже стала использовать её в качестве гимна на своих играх. Хотя Флауэрса удивил мгновенный взлет, он всегда осознавал почему это произошло. «Проигрыш перед куплетом напоминает гимн. Этому нас научили Oasis», говорит он. «В «Hot Fuss» можно легко услышать, как туда просачивается много таких влияний, то, как мы сделали припевы в «Somebody Told Me» или «Mr. Brightside». Думаю, вот этой гимновостью мы пытались соревноваться с оазисовской «Don’t Look Back in Anger» или «Where the Streets Have No Name» U2».

Интервью Дэйва и Брэндона Флауэрса (The Killers)

#1 Баблотрясов

  • Пользователи
  • 83 сообщений
    • Пол: Мужчина
    • Город: Ульяновск
    • Интересы: Бабло трясти

    УДАЛИТЕ, ЕСЛИ БЫЛО

    Дата: 14 апреля 2009 г.
    Автор: Кен Скрудато

    Depeche Mode производит самоубийственный звук, как будто падая сквозь облака. Требуется всего лишь окунуться в болезненное удовольствие от «Master and Servant», «Fly on the Windscreen», «Blasphemous Rumours» или «Barrel of a Gun» — для обозрения душераздирающих миросозерцаний Дейва Гэхана, Мартина Гора и Эндрю Флетчера, обративших склонность к футуризму и извращениям в многомиллионные продажи. Гэхан и компания построили театр жестокости для масс, и даже если массы не совсем понимают их концепты (например, почему Гор выступает в садо-мазо облачении?) — они соблазняются коллосальными приманками и волнующей сексуальностью, и поглощают это, как пираньи. The Killers, самые яркие звезды среди множества последователей Depeche Mode, — специфический случай. С тех пор как они стали известны благодаря их первому взрывному альбому «Hot Fuss» (2004), они умело приравняли себя к блеску Duran Duran и внутренней серьезности U2, достигнув какой-то мегазвездности обеих этих групп.
    Очаровательный и великолепный солист The Killers Брэндон Флауэрс несет в себе противоречие, равное одному из тех, на которое Depeche Mode тоже могут предъявить права: он является мормоном. Не каждый гламурный рок-н-рольщик обращается к этой религии. Единственный значимый соперник Гэхана в роли рок-Христа — возможно, Боно. Но пока дублинец решительно утверждает, что верит только в единственного Бога, то Гэхан, особенно в тексте прелестно-богохульного Personal Jesus («Я услышу твои молитвы, я забочусь о тебе»), предлагает себя как замену — ересь, против которой точно никто из его поклонников не протестует, независимо от их религиозных убеждений.
    Гэхан встретил свое собственное героиновое распятие в 1990-х и буквально восстал из мертвых в больнице Лос Анджелеса. Флауэрс, с его самонадеянностью и чванливостью, всегда был образцом дисциплины. В 27 лет он счастливо женат и имеет сына (как вы понимаете, он даже близко к наркотикам не притрагивается).
    Обе группы сейчас продвигают свои альбомы. Третий альбом The Killers — «Day & Age» — вышел в ноябре прошлого года к радости критиков. С их стилистическими амбициями, широкой атмосферикой и великолепными лирическими жестами (Брэндон устремился к философствованию: «Люди ли мы или танцоры?» из блестящего хита «Human»), «Киллерс» звучит как группа, находящаяся всего в паре шагов от своей мегазвездности.
    С другой стороны, Depeche Mode обходятся без чьего-либо руководства. Фактически ничего на их потрясающем альбоме «Sounds Of The Universe» не зависит от переработки прошлых заслуг. Оглушающие ритмы и индустриальный пыл «Hole To Feed» наводит на мысль о саундтреке к какому-то футуристическому ритуалу каннибалов; «Little Soul» воспринимается почти как госпел, потерявшийся где-то вглубине ночного кошмара; «In Sympathy» — это то, как могли бы звучать Kraftwerk, если бы закончили все свои расчеты и стали бы чуть менее серьезными. Вокал Гэхана всё больше и больше демонстрирует грубую, блюзовую сексуальность, и, возможно, более огненную и пленительную, чем когда-либо. На встрече с BlackBook недавним зимним вечером Гэхан, как обычно, был очарователен и харизматичен, тогда как Брэндон, сопровождаемый гитаристом The Killers Дейвом Кёнингом, — немного пораженным звездностью.

    — В начале своей карьеры Depeche Mode были аутсайдерами. Но The Killers почти сразу стали знаменитыми. Брэндон, как слава повлияла на группу, с личностной и художественной точки зрения?
    Брэндон Флауэрс: Я до сих пор пытаюсь отыскать хоть какое-то влияние. Может, потому, что всё произошло так быстро, у меня даже не было времени это понять. Мы просто нацелены на создание следующего альбома. В нас горит огонь и мы следуем ему.
    Дейв Гэхан: В начале мы просто работали, а все остальное было нам приписано. Я действительно был в определенных компаниях и веселился. а потом перестал. Играть роль рок-звезды было очень весело на протяжении пары лет, когда я жил в Лос Анджелесе. Но через некоторое время сидение в углу какого-то клуба в качестве звезды перестало меня интересовать. Я живу в Нью-Йорке, где я могу свободно ходить по улицам, и не заморачиваюсь. Мне нравится тут жить. У меня нормальный день. Сама идея того, что слава может наполнить твою жизнь смыслом. я не понимаю ее.

    — Брэндон, повлияла ли на вас музыка Depeche Mode?
    Б.Ф.: Еще до того, как я стал заниматься музыкой, я испытал влияние Depeche Mode. «Some Great Reward» и «Songs of Faith and Devotion» сформировали мою личность задолго до того, как я написал первую песню. Так что они для меня много значат. (Смеется.) Боже, это невероятно.

    — Интересно, что вы упомянули «Songs of Faith and Devotion». Я всегда воспринимал этот альбом как исследование вины, порочности и сексуальности в качестве реакции на общественную мораль и религию.
    Д.Г.: Эти три темы, что вы упомянули и о чем поет Depeche Mode, — ключи к желанию быть частью чего-то и желанию уметь сохранять интимность и достигать гармонии в себе. Что касается меня, я не могу получить это от кого-то или чего-то. Ты должен чувствовать это внутри, что предлагает тебе Вселенная; но чаще всего мы не способны это принять.

    — Брэндон, в ваших песнях тоже чувствуется поиск неких моральных и духовных основ.
    Б.Ф.: Для меня это всегда была борьба. Я вырос в Лас-Вегасе, что подготовило меня к этому. Там разрешено то, что является табу в других местах, и в своих песнях мы говорим об этом. Я стараюсь примириться с реальностью, с тем, что я верующий, и я привыкаю к этому с возрастом. Иногда возникает странное противоречие с тем, что я делаю.
    Д.Г.: Я бы не сказал. Нужно много смелости, чтобы об этом заявить вслух. Думаю, что мы все хотим во что-то верить.

    Читайте также  Хельсинский вампир Юрки Линнанкиви выпустил книгу

    — Тексты песен «Kingdom» и «Miracles» на вашей сольной пластинке «Hourglass» говорят о борьбе с неверием.
    Д.Г.: Да, это постоянный поиск надежды и веры, высших сил, которые всё видят, потому что очевидно, что у нас это плохо получается.

    — Песня The Killers «Are we human?» — этакий большой, проницательный, экзистенциальный вопрос.
    Д.Г.: Можно выразить это через музыку — в текстах или атмосфере. Я слышу это в самой основе песен The Killers, я вижу поиски.

    — По-моему, Вагнер сказал, что если вы хотите найти Бога, ищите его в музыке.
    Б.Ф.: Говорят, что сочинение музыки наиболее сильно приближает к религии. Когда я хожу в церковь, то церковные песнопения всегда забирают меня целиком. Я могу целый день пребывать в сомнениях, но если я услышу госпел — все сомнения отпадают.

    — Дейв, ты был вовлечен в разрушение того, с чем спокойно жила музыкальная индустрия. Был панк, была электронная музыка. Теперь технологии меняют направления групп, и они уже не могут контролировать эти изменения. Как вы оба с этим справляетесь?
    Б.Ф.: У меня паранойя от YouTube (смеется). Но все-таки технологии позволяют тебе записать нечто потрясающее даже на кухне.

    — Вы можете поспорить с тем, что Дениэл Миллер первым пошел по этой дороге. Он сказал, что парень с синтезатором — это самое панковое явление. И он сделал невероятный клубный хит «Warm Leatherette» с помощью себя и своей машины.
    Д.Г.: Да, для того времени это было радикально. Для нас это было образцом. Выйдя из панка, мы знали, что не хотим брать с собой в будущее гитару, бас и ударные. Но мы могли просто включить свои синтезаторы и играть в клубах Лондона. В то время наша музыка не воспринималась как «настоящая».

    — Брэндон, вы высмеяли недостаток амбиций в музыкальной культуре, и своим последним альбомом, кажется, достигаете грандиозности. У U2 был «Незабываемый огонь» («The Unforgettable Fire»), а Depeche Mode представили «Музыку для масс» («Music For The Masses»). Вы готовитесь сделать следующий шаг?
    Б.Ф.: Думаю, все дело в страхе сделать этот шаг. Все группы, на музыке которых я рос, они не боялись. Сейчас мы достаточно расслаблены и не собираемся бояться.
    Д.Г.: Точно-точно. Ты просто должен пойти и принять это. Только что мы записали новый альбом с продюсером Беном Хиллером, и он сказал мне, что никогда еще не работал с вокалистом, который бы вкалывал так же, как и он. Однако для поддержания непрерывного успеха и роста необходимо много дисциплины. Это не берется из воздуха. Ты должен верить в то, что делаешь.

    — Что вы хотите дать людям своей музыкой?
    Б.Ф.: У нас еще не было такой песни, которую я не хотел бы спеть. Так или иначе кто-то другой почувствует то же, что и я, это превосходство. К примеру, какой бы мрачной не была песня Depeche Mode, в ней обязательно есть что-то позитивное.
    Д.Г.: Я никогда не понимал, почему люди считают нашу музыку такой депрессивной. Мы поем о жизни. Я могу петь о желании уйти в себя, но музыка все равно возвышает. Это такое человеческое противоречие. В наших песнях много черного юмора, который, наверное, не все понимают.
    Б.Ф.: Последняя песня на «Black Celebration» — «But Not Tonight» (вздыхает с благоговением). Строчка «Мои глаза были такими красными, меня приняли за мертвеца, но не сегодня» («My eyes have been so red I’ve been mistaken for dead / But not tonight»). Я говорю именно об этом — в темноте есть оптимизм.
    Д.Г.: Это жизнь, именно поэтому люди на это реагируют.

    #2 windwings

  • Пользователи
  • 1 946 сообщений
  • Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
    Добавить комментарий

    ;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: