Выступление The 1975 было задержано из-за погоды

Жертвы «тридцатки». Как советские туристы погибали на пути к Черному морю

Иногда у самых сложных вопросов бывают самые простые ответы. Признать, что причиной той или иной трагедии было не вмешательство инопланетян или действия спецслужб, а ошибки, безволие, отсутствие дисциплины у конкретных людей, в том числе тех, кто в итоге и сам оказался в числе жертв, нелегко.

В 1975 году в Советском Союзе произошла ужасная история с туристами, по числу погибших значительно превосходящая трагедию группы Игоря Дятлова. Как ни странно, происшедшее не замалчивалось — о нем не только сообщалось в советских СМИ, но даже сняли художественный фильм, где, правда, масштабы катастрофы значительно преуменьшили.

Гибель туристов на 30-м Всесоюзном маршруте сегодня вспоминают редко, в отличие от истории группы Дятлова. Вся штука в том, что в событиях 1975 года нет места для конспирологии — известно, как произошло ЧП, и что стало его причиной. Но от этой известности легче не становится — ведь, как выясняется, цивилизованные и разумные люди, оказавшись в экстремальной ситуации, в считанные минуты могут превратиться в неуправляемую толпу, где каждый сражается исключительно за свое выживание.

Маршрут номер 30

1970-е годы — это расцвет массового туризма в СССР. К 1975 году в стране имелось свыше 350 всесоюзных и свыше 6 тысяч плановых местных маршрутов. Маршруты союзного значения разрабатывались Центральным советом по туризму и экскурсиям ВЦСПС, местные — республиканскими, краевыми и областными советами.

Самым живописным маршрутом страны считалась легендарная «тридцатка». Если официально — Всесоюзный туристский маршрут № 30 «Через горы к морю». Начинался он от поселка Гузерипль в Адыгее, а завершался в курортном Дагомысе.

К середине 1970-х годову, как сказали бы сейчас, «продвинутых» туристов интереса он не вызывал — все давно известно, никаких особых сложностей нет, с прохождением справится даже ребенок. Относительная легкость, живописность и финиш в Дагомысе привлекали начинающих туристов, тех, кто хотел почувствовать романтику, попеть песни у костра, пережить приключение без особого риска и лишений.

Группы собирались большие, а вот инструкторов катастрофически не хватало. Как правило, работали на маршрутах энтузиасты, имевшие, помимо туризма, основную специальность. В начале осени они начинали разъезжаться, и дефицит кадров становился просто катастрофическим. Старожилы помнят случаи, когда один-единственный инструктор на «тридцатке» вел сразу по три-четыре группы общей численностью в несколько десятков человек. Такие вольности заканчивались благополучно, что, конечно, снижало бдительность.

Группа на старте

В начале сентября 1975 года на Хаджохской турбазе «Горная» была сформирована группа номер 93. В ее состав вошли прибывшие по путевкам жители Узбекистана, Украины и Центральной России. Как и было положено, группа в течение пяти дней готовилась к походу, совершила тренировочный выход на водопады Руфабго, после чего перебралась на турбазу «Кавказ», откуда предстояло стартовать.

Готовил 93-ю группу опытный инструктор Алексей Агеев. Если бы он и повел ее по «тридцатке», скорее всего, последующий событий не произошло бы. Но Агеев был школьным учителем, и ему пришло время уезжать к месту основной работы. Поэтому туристов по маршруту повели студенты Донецкого сельхозинститута Алексей Сафонов и Ольга Ковалева. Они помогали Агееву, и со своими обязанностями справлялись неплохо. Во всяком случае, у опытного инструктора на их счет не было никаких сомнений.

Праздник каждый день

Однако студентам, работавшим на туристическом маршруте первый сезон, не хватало опыта и уверенности в себе, и это обстоятельство впоследствии станет роковым.

9 сентября 1975 года 93-я группа, состоящая из 53 человек, и разбитая на две подгруппы, вышла с турбазы «Кавказ» в направлении приюта «Тепляк». Тут нужно сказать, что в 1975 году маршрут «тридцатки» был несколько скорректирован по инициативе директора турбазы «Кавказ». Ранее он не шел через приют «Тепляк». Изменение не было кардинальным, да и не сказать, что новый участок был сложным, но всех положенных обозначений на нем не было. Тем не менее, первый день похода прошел нормально. Вечером у костра состоялся праздничный ужин, за которым последовали различные игры и развлечения. Строго говоря, это было нарушением режима, но инструктора смотрели на все это сквозь пальцы — в конце концов, люди приехали отдыхать, да и вреда от подобных вольностей нет. Но из-за позднего отбоя группа и проснулась 10 сентября поздно. Пока позавтракали и собрались, было упущено более двух часов. И это станет еще одним роковым фактором.

Стихия приходит внезапно

Погода испортилась, начался моросящий дождь, а вслед за этим началось быстрое понижение температуры. У туристов в рюкзаках были теплые вещи, так что ничего фатального в этом не было. Но если бы инструктора группы были поопытнее, они бы уже в этот момент развернули своих подопечных назад, к «Тепляку». Урагану в этих местах предшествует запах снега, и этим запахом вскоре было пропитано все вокруг. 93-я группа продолжала идти вперед. Когда дождь превратился в снег, а затем и в настояшую метель, туристы оказались в так называемой альпийской зоне на склоне горы Гузерипль. Метель на открытом пространстве стала быстро заметать тропу, видимость сократилась до минимума.

И тут Сафонов и Ковалева по неопытности допустили ошибку. На глаза у туристов они стали обсуждать, что делать — то ли продолжать пробиваться к приюту «Фишт», то ли отходить назад к «Тепляку».

Раскол

Неуверенность инструкторов зародила панику в группе. Начались споры, а затем инициативу взяли несколько парней, которые были физически подготовлены лучше других. Они самостоятельно двинулись к лесу, расположенному в нескольких сотнях метров, намереваясь укрыться от непогоды там.

Часть 93-й группы последовала примеру неформальных лидеров. При этом туристы сошли с тропы, оказавшись в глубоком снегу. Поначалу кажется, что двигаться вперед в таких условиях не так уж сложно. Но усталость наступает быстрее, чем ожидаешь, а при ураганном ветре и метели можно полностью выдохнуться уже всего через 200-300 метров. С некоторыми членами группы так и случилось. Уставшие и перепуганные, они стали кричать, прося помощи.

Ситуация становилась ужасающей. Ольга Ковалева сумела собрать тех туристов, которые продолжали слушать инструктора, и стала с ними отходить к расположенному относительно недалеко пастушьему балагану. Алексей Сафонов тем временем пытался собрать разбредшихся мужчин и женщин. С частью группы он добрался до леса и разжег костер. Туристам он приказал собирать дрова и поддерживать огонь, а сам снова отправился искать потерявшихся в метели.

Выжить за счет других

В то, что творилось дальше, верить не хочется, но это правда. Сафонову удалось найти и привести к костру несколько девушек, он обнаружил, что костер погас, а дрова не собраны. Мужчины- туристы разом лишились воли и характера, тупо сидя, прижавшись друг к другу. Инструктор чуть ли не пинками заставил их все-таки собрать дрова, и снова разжег костер. И тогда мужчины побежали греться к огню, отталкивая более слабых женщин. Взывать к их совести было бесполезно — в этот момент они были похожи на дикарей, борющихся за собственное выживание.

Читайте также  Saint Asonia: Адам Гонтье готовит первый альбом

Оля Ковалева довела своих подопечных до балагана, но ослепла из-за бившей в глаза ледяной крупы.

В пастушьем балагане находились двое пастухов колхоза «Путь к коммунизму», Виталий Острицов и Владимир Крайний, которые и вышли на поиски тех, кто заблудился в метели.

Здесь повторилась та же история, что и у Сафонова. Пастуху удалось найти несколько пропавших девушек, но когда он попросил парней из группы довести их до балагана, те отказались. Виталий Острицов спас несколько человек, но помочь всем было не в его силах.

Подготовленные ребята, которые и спровоцировали раскол группы, добрались до леса, развели костер, открыли тушенку, поели и спокойно переждали непогоду. Помогать тем, кто пошел за ними, они не стали, руководствуясь принципом «каждый сам за себя». А из бушующей метели еще какое-то время раздавались крики о помощи, которые постепенно затихали.

Часть туристов осталась в балке, которая носит названием Могильной. Те, кто был слабее, так из нее и не выбрались. Туристы покрепче ушли, оставив несчастных умирать.

Она умоляла спасти ее ради детей

Метель продолжалась сутки. 94-я группа, подошедшая к балагану, где укрывались туристы с Ольгой Ковалевой, узнав о происходящем, развернулась к приюту «Тепляк». Инструкторы этой группы сберегли своих людей, но и помощи коллегам не оказали.

Спасателей оповестили слишком поздно. В ходе поисков им удалось найти живым только одного человека. На звук вертолета вышла Светлана Вертикуш, трое суток укрывавшаяся под большой пихтой. Она сумела соорудить шалаш из веток, но ни спичек, ни продуктов у девушки не было — рюкзак был потерян. Грелась Светлана тем, что двигалась вокруг своего убежища. Она верила, что ее будут искать, и найдут. Такая тактика оказалась единственно верной. Когда спасатели подбежали к ней, Светлана потеряла сознание. Эвакуировали ее уже на носилках.

Из 53 человек, входивших в состав 93-й группы, погиб 21. Парни и девушки, мужчины и женщины в возрасте от 18 до 48 лет.

25-летний Михаил Осипенко укрывался вместе со Светланой Вертикуш, но потом решил найти свой пропавший рюкзак с продуктами и спичками. Он заблудился и сорвался в пропасть каньона. Нашли его последним, только спустя девять суток поисков.

В списке погибших две Дины — 25-летняя Дина Лемперт из Кременчуга и 26-летняя Дина Наймон из Киева. Одна из них погибла в той самой Могильной балке. Обессиленная, она умоляла других туристов помочь ей, не бросать, говорила, что у нее маленькие дети. Никто не сжалился над несчастной, все боролись за свои жизни.

Когда подлость не считается преступлением

Перед судом за ЧП предстали чиновники и руководители турбаз, но не те, кто погубил других, спасая себя. С точки зрения закона, все верно: статья «Оставление в опасности» предполагает наказание лишь тогда, когда гражданин бросает кого-то в условиях, когда его собственной жизни ничего не грозит. В данном случае страх за собственную шкуру стал поводом для снятия любых обвинений.

Неопытные инструктора 93-й группы должностными лицами не являлись, потому уголовной ответственности не подлежали. Оказавшись в экстремальной ситуации, Алексей Сафонов и Ольга Ковалева сделали все, что было в их силах, для спасения людей. Среди тех, кто не отбился от группы, оставшись рядом с инструкторами, погибших не было.

Участок через приют «Тепляк» закрыли сразу же после трагедии. «Тридцатка» не потеряла своей популярности и после случившегося, но группы шли старой, проверенной тропой. Всего за годы существования 30-го маршрута по нему прошли более 200 тысяч человек. В фильме 1981 года «Штормовое предупреждение», основанном на трагедии, авторы решили смягчить ситуацию — гибнут только два человека, а ожесточение в условиях борьбы за выживание не выглядит так чудовищно, как это было в действительности.

Перевод песни The 1975 (1975, the)

The 1975

We are right now in the beginning of a climate and ecological crisis, and we need to call it what it is: an emergency. We must acknowledge that we do not have the situation under control, and that we don’t have all the solutions yet; unless those solutions mean that we simply stop doing certain things. We must admit that we are losing this battle. We have to acknowledge that the older generations have failed. All political movements in their present form have failed, but Homo sapiens have not yet failed. Yes, we are failing, but there is still time to turn everything around. We can still fix this. We still have everything in our own hands, but unless we recognise the overall failures of our current systems, we most probably don’t stand a chance.

We are facing a disaster of unspoken sufferings for enormous amounts of people, and now is not the time for speaking politely or focusing on what we can or cannot say. Now is the time to speak clearly. Solving the climate crisis is the greatest and most complex challenge that Homo sapiens have ever faced. The main solution, however, is so simple that even a small child can understand it: we have to stop our emissions of greenhouse gases, and either we do that, or we don’t. You say that nothing in life is black or white, but that is a lie, a very dangerous lie. Either we prevent a 1.5 degree of warming, or we don’t; either we avoid setting off that irreversible chain reaction beyond human control, or we don’t; either we choose to go on as a civilization, or we don’t. That is as black or white as it gets because there are no grey areas when it comes to survival.

Now we all have a choice: we can create transformational action that will safeguard the living conditions for future generations, or we can continue with our business as usual and fail. That is up to you and me. And yes, we need a system change rather than individual change, but you cannot have one without the other. If you look through history, all the big changes in society have been started by people at the grassroots level—people like you and me. So, I ask you to please wake up and make the changes required possible. To do your best is no longer good enough. We must all do the seemingly impossible. Today, we use about 100 million barrels of oil every single day. There are no politics to change that; there are no rules to keep that oil in the ground. So, we can no longer save the world by playing by the rules, because the rules have to be changed. Everything needs to change, and it has to start today. So, everyone out there, it is now time for civil disobedience. It is time to rebel.

Читайте также  Джазовые гитары обзор

Мы сейчас в начале климатического и экологического кризиса, и надо называть вещи своими именами: чрезвычайная ситуация. Мы должны признать, что ситуация вышла из-под контроля, и у нас нет решения; если только мы не перестанем делать определенные вещи. Мы должны признать, что мы проигрываем в этом бою. Мы должны признать, что старшее поколение потерпело неудачу. Все политические движения в своей форме потерпели поражение, но Хомо сапиенс не проиграли. Да, мы терпим неудачу, но всё еще есть время всё изменить. Мы можем всё исправить. Всё в наших руках, но если мы не поймем ошибки наших современных систем, у нас не останется шанса.

Мы смотрим в лицо катастрофе невыраженных страданий огромного количества людей, и сейчас не время для вежливых разговоров или концентрации на том, что можно или нельзя говорить. Настало время говорить открыто. Решение климатического кризиса – величайшая и самая сложная проблема, с которой когда-либо сталкивались люди. Однако, решение такое простое, что даже ребенок способен понять его: мы должны остановить выбросы парниковых газов. Мы либо делаем это, либо нет. Вы говорите, что в жизни нет черных и белых полос, но это вранье, очень опасное вранье. Либо мы предотвратим потепление в 1,5 градуса, либо нет; либо мы избежим запуска непоправимой цепной реакции, либо нет; либо мы продолжим развивать цивилизацию, либо нет. Черное или белое – нет серых полос, когда речь заходит о выживании.

У нас у всех есть выбор: мы можем совершить революционные поступки, которые спасут жизнь последующих поколенией, либо мы можем продолжить как есть и проиграть. Всё зависит от тебя и меня. Да, нам нужно изменить систему, не меняться индивидуально, но нельзя получить одно без другого. Если посмотреть на историю, все большие изменения начинались людьми, такими как ты и я. Я прошу тебя проснуться и что-то изменить. Уже не достаточно делать лучшее, что в твоих силах. Мы должны совершить невозможное. Мы используем 100 миллионов баррелей нефти каждый день. Нет законов, чтобы это изменить, нет правил, чтобы оставлять нефть в земле. Мы больше не можем спасти мир, играя по правилам, потому что правила нужно менять. Всё нужно менять, и надо начинать сегодня. Так что всё, настало время гражданского непослушания. Настало время мятежа.

Сын умершего от ковида ветерана вскрыл пакет с телом отца, вдова усопшего сняла это на видео

На видеозаписи, обнародовать которую мы не можем по причине ее шокирующего содержания, видно: родственники умершего от коронавируса 95-летнего ветерана Великой Отечественной войны Виктора Ногина вскрыли пакет и сняли на телефон обнаженного усопшего крупным планом.

Сын ветерана: «Я едва не потерял разум»

Как пояснил сын ветерана Василий Ногин, пока везли тело отца из Кирова, у него возникло непреодолимое желание в последний раз увидеть родителя и проститься с ним. Даже несмотря на строгий запрет вскрывать домовину, заколоченную по бокам четырьмя гвоздями.

«Я велел истопить баню и сам, так как ковида больше не боялся, ведь уже переболел (проходил лечение вместе с отцом — ред.), вскрыл крышку. И то, что увидел, едва не лишило меня разума. Внутри гроба, на подушке и покрывале, лежало нечто, засунутое в большой черный мешок, завязанный с обеих сторон. Внутри было голое тело в памперсе. На теле отца была кровь, которая густо запеклась», — сдерживая слезы, говорит Василий Ногин.

Следы на теле ветерана — доказательство интенсивной терапии

На записи, от просмотра которой содрогнется даже человек с крепкими нервами, слышно как негодует жена ветерана. Женщина снимает и комментирует внешний вид умершего: кровоподтеки, синяки на животе и руках, сползающая кожа. Следов вскрытия родственники не обнаружили.

В региональном минздраве пояснили: представленные на записи изменения на теле в виде синяков и кровоподтеков свидетельствуют об интенсивности проводимой терапии, в том числе антикоагулянтами. Они являются естественными посмертными изменениями. Отметим, что, по словам сына, он забрал из морга на улице Тихая,1 в Кирове тело отца через два дня после кончины.

Также чиновники рассказали, что ветеран находился на лечении от новой коронавирусной инфекции в считающимся ведущем инфекционном госпитале региона — в Кировской инфекционной больнице. Об этом говорит и сын ветерана, который проходил с ним лечение, но был выписан по причине выздоровления.

В ходе лечения пациенту Ногину-старшему была проведена комплексная противовирусная, антибактериальная терапия, гормонотерапия, проводилось лечение препаратами генной инженерии, проведен сеанс ультрагемодиафильтрации. Несмотря на усилия врачей, пациент скончался. По факту отсутствия следов вскрытия на теле умершего пожилого человека проводится проверка.

«Я проводил папу в больницу и долго уговаривал врачей разрешить мне находиться рядом. Я знал, что, когда он меня видит, ему становится легче. Но, если нельзя в реанимацию — значит, нельзя, тем более, что меня убедили в хорошем за ним уходе. Тем же вечером я успел на поезд и уехал домой», — рассказывает Василий Викторович.

Как отметили в инфекционной больнице, родственник действительно обращался с просьбой ухаживать за отцом. Учитывая тяжелое состояние пациента, данная возможность сыну была предоставлена, однако, тот отказался.

Кого накажут?

Как сообщили Newsler.ru в СУ СКР по Кировской области, по обстоятельствам, изложенным в материале, следователи СК уже проводят процессуальную проверку по результатам которой будет дана юридическая оценка действиям должностных лиц медицинского учреждения и принято процессуальное решение в соответствии с требованиями закона.

В тоже время, мы пообщались с несколькими односельчанами семьи Ногиных, знакомыми с ситуацией в семье. Выяснилось, что в 2019 году сын ветерана развелся со своей супругой. Ситуация вроде бы обыденная, но якобы следом женщина вышла замуж за отца своего бывшего избранника и превратилась из снохи ветерана — в его жену. А сейчас, соответственно, в вдову ветерана.

Статус вдовы ветерана дает женщине все те льготы и привилегии, что и самому участнику Великой отечественной войны, но не избавляет от ответственности за вскрытие гроба с умершим от особо опасной инфекции. К тому же, несмотря на шокирующую ситуацию, вряд ли ветеран Великой Отечественной войны хотел бы даже после своей смерти предстать таким образом.

Как нам пояснили, для погибших от коронавируса существуют специальные правила захоронения. Тела всех умерших от COVID-19 или имеющих подтверждённый диагноз на коронавирус помещаются в пластиковые пакеты, дезинфицируют снаружи и выдают в закрытом гробу без церемонии прощания. Согласно Кодексу об административных правонарушениях, открывать гроб запрещается под личную ответственность получившего.

Выступление The 1975 было задержано из-за погоды

Выступление The 1975 на музыкальном фестивале в городе Гдыня в Польше было задержано на час и получилось очень коротким из-за испортившейся погоды. Также в мероприятии приняли участие Pharrell Williams, Grimes и Bastille.

Читайте также  История губной гармошки

В конце концов группа всё-таки появилась на главной сцене, но выступление пришлось сократить. После первой песни Love Me фронтмен Мэтт Хили извинился перед зрителями за «все технические трудности». Выступление The 1975 продолжилось несмотря на неуспокаивавшийся дождь, и перед Heart Out Хили подбодрил толпу словами: «Мы The 1975. Всё катится к чертям, но мы же в порядке, верно?» Во время исполнения The Sound вокалист добавил: «Я знаю, это жалкое зрелище, но вам просто нужно начать прыгать вверх-вниз».

После The 1975 на сцену поднялись Bastille, и фронтмен Дэн Смит поблагодарил зрителей за стойкость в суровую погоду: «Спасибо, что стоите под дождем и не уходите. Это много для нас значит». Группа отметилась исполнением нового материала с грядущей пластинки Wild World, которая должна появится 9 сентября.

Хэдлайнером фестиваля выступил Pharrell Williams, открывший свой сет песней Lose Yourself To Dance вместе с Daft Punk и хитом 2003 года Frontin. Он также сказал пару слов зрителям: «Спасибо, что проводите эту ночь с нами. В мире творится столько ненормальных вещей, что кажется, будто люди забыли как веселиться. Спасибо, что вы помните. Может это будет в новостях вместо странных событий?»

В то время, как над главной сценой гремел салют, на тентовой сцене выступала Grimes. Её поклонники громко выражали свой восторг, а перед совместной с Aristophanes песней Scream она поблагодарила толпу: «Не знаю, слышите ли вы меня, ребят, но вы – великолепная публика». Перед завершающим Kill V. Maim певица заявила, что это её любимая песня, и добавила: «Большое спасибо, что пригласили нас сюда, в Польшу. Мы никогда не думали, что способны добраться сюда».

Фестиваль Open’er начался в среду с выступлений The Last Shadow Puppets и Florence & The Machine. В четверг ночью Red Hot Chili Peppers забирали всё внимание, а в пятницу LCD Soundsystem сыграли первой шоу в Польше за девять лет.

Если вы нашли ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: