Выбоина, похожая на Пола Маккартни: теперь ты видел всё!

Пол Маккартни рассказал об обидной песне, написанной Джоном Ленноном о нем после распада Beatles: почему все думают, что солисты группы расстались врагами

В новом интервью британскому журналу Пол Маккартни признался, что Джон Леннон, похоже, хотел просто подшутить над ним после раскола The Beatles в 1970 году, а вовсе не собирался оскорблять. Также певец опроверг многие слухи о том, какие причины привели к распаду группы.

Каковы последствия распада The Beatles

Прошло около 50 лет с тех пор, как участники легендарной рок-группы The Beatles — Пол Маккартни, Джон Леннон, Ринго Старр и Джордж Харрисон — решили пойти своими путями, хотя их популярность не снижалась еще десятилетия. В то время было много слухов об истории, отношениях музыкантов и вдохновении культовой группы. Но Пол Маккартни решил развеять некоторые мифы, в том числе и посыл песни Джона Леннона How do you sleep, выпущенной в 1971 году. По словам Пола, эта песня отчасти служила для него вдохновением.

После небольшой юридической ссоры, которая продолжалась до середины 1970-х годов после распада группы, Маккартни вспомнил, что как-то читал интервью Йоко Оно.

«Она сильно поддерживала Джона Леннона. В своем интервью она сказала: «Пол ничего не сделал. Все, что он когда-либо делал, — это книжная студия», — сказал Пол в интервью для сентябрьского выпуска британского журнала. Певец также признался, что слова Оно немного сбили его с толку.

Посыл песни Джона Леннона

После распада группы Леннон продолжал писать песню How do you sleep. Маккартни вспомнил один разговор: «Он говорил: «Все, что ты когда-либо делал, было «Вчера», а я сказал: «Нет, ты не прав, чувак». Но потом я услышал кучу историй из разных источников, от разных людей, которые, возможно, находились в той же студии, когда Джон писал песню». Также Пол сказал, что, несмотря на распад группы, Леннон продолжал получать заказы на тексты от Аллена Клейна — американского бизнесмена и музыкального издателя, который управлял The Beatles в 1969 году.

Бывший фронтмен группы даже признал, что из-за людей, которыми окружал себя Леннон, создавалось такое впечатление, что песня действительно посвящена ему, причем посыл этот не самый приятный. «Было немного обидно», — признался Маккартни. Полу было трудно описать отношения между ним и его бывшим другом, которого убили в возрасте 40 лет в Нью-Йорке в 1980 году. Однако с многочисленными историями о распаде их группы он не согласен.

Разошлись с миром

«Я полагаю, что когда The Beatles распались, возможно, создалось ошибочное мнение, что мы все ненавидели друг друга, — заметила легенда рок-н-ролла, говоря о причинах и последствиях раскола их группы. — Мы все были семьей, бандой, одним целым. Семьи всегда спорят друг с другом, поэтому мы иногда ссорились, да, но врагами мы никогда не были, это ложное представление».

По словам Маккартни, он изо всех сил старался продлить время существования группы, но понимал, что совместную музыку выпускать они больше не будут.

«Чтобы спасти нашу группу, мы решили выпустить документальный фильм, срежиссированный Питером Джексоном, который выйдет в сентябре этого года. Более того, я также подал в суд, чтобы вернуть авторские права на группу. В этом я видел единственное ее спасение», — сказал певец.

Пол Маккартни предан своему делу

Маккартни признался, что ему было очень трудно принять это решение. Если бы не он, все принадлежало бы Аллену Клейну.

«Я сделал то, что сделал. Другого выхода не было, — сказал Пол. — Я хотел подать в суд на Аллена Клейна, но мне сказали, что это не сработает, потому что он не является участником группы. Поэтому я должен был подать в суд на группу. Так я и сделал».

Независимо от того, что происходит сейчас, Маккартни и Леннон в свое время больше никогда не записывали вместе музыку после распада The Beatles. Они максимум появлялись на последующих сольных альбомах Старра и Харрисона. Маккартни продолжал успешную сольную карьеру спустя десятилетия после раскола их музыкальной группы. Пол до сих пор с уважением и любовью отзывается о The Beatles и о ее бывших участниках.

10 цитат Пола Маккартни — о музыке, любви, страхах и похвалах Джона Леннона

О критике

«Я знаю некоторых людей, которым действительно все равно, что кто-то о них думает. Я ими восхищаюсь. Но большинству людей, которых я знаю, это [критика] не нравится. Даже если у вас совершенно обычная работа, вы хотите делать ее хорошо, хотите, чтобы коллеги считали вас крутыми, хотите, чтобы начальник думал, что вы отлично справляетесь. Это обычное дело. Так что да, я такой. Мне, наверное, тяжело, когда людям не нравится то, на что я потратил много времени. Создание альбома иногда похоже на сдачу экзамена».

(The Daily Telegraph, 2017)

О распаде группы

«Думаю, проблемы начались в 1966 году, когда мы прекратили гастролировать. Во время записи White album (десятого студийного альбома группы, созданного в 1968 году. — Прим. Salt Mag) Ринго ушел из группы, сказав, что не может достучаться до нас. Но через два дня он вернулся. К моменту работы над Abbey Road Джон и я открыто критиковали друг друга, и я почувствовал, что Джон не заинтересован в исполнении ничьей музыки, кроме своей. Когда мы делали альбом „Let It Be“, Джорджу не понравилось исполнение некоторых песен, и он заявил, что уходит. Несколько дней спустя в доме Ринго прошла встреча, и Джордж согласился вернуться по крайней мере до конца проекта.

Так что я чувствовал, что конец неизбежен. А Джон повторял, что мы музыкально топчемся на месте. Как-то вечером — осенью 69-го — мы с Линдой лежали, разговаривали об этом, и я подумал: „Вот, чего мне не хватает и им тоже — живых концертов“. Потому что мы давно уже ни перед кем не играли. А быть хорошим музыкантом — значит постоянно контактировать с людьми.

Я подумал, что отличной идеей будет отправиться по деревенским залам на двести мест. Кто-нибудь снимет такой зал, развесит плакаты вроде „В субботу вечером Ricky and Redstreaks“. И вот люди приходят, а тут мы.

Мне казалось, что это здорово. Но Джон сказал: „Ты спятил“.
А потом Джон играл перед аудиторией в 200 000 человек на большом фестивале. Он этого сам хотел. Я теперь понимаю, в чем он видит прогресс. Иногда я вижу это по-другому.
Мы разговаривали в офисе Apple. Я, Ринго, возможно, Джорджа не было. И тогда Джон говорит: „Короче, я ухожу из группы, я хочу развода“».

Читайте также  Ник Кейв мечтает поработать с Андреем Звягинцевым

О лидерстве в The Beatles

«Мы были в Австрии, весь день катались на лыжах для съемок фильма, устали. Я обычно жил в комнате с Джорджем, а в этот раз — с Джоном. Мы снимали наши огромные лыжные ботинки, готовились к вечеру и все такое, и у нас была одна кассета. Это был один из наших альбомов, может быть, Revolver или Rubber Soul… Я плохо помню, который именно. Это, возможно, был тот, в котором была моя песня „Here, There and Everywhere“. Было три мои песни и три Джона на стороне, которую мы слушали.

И впервые за все время [существования группы] он просто небрежно бросил: „О, мне, похоже, нравятся твои песни больше, чем мои“. Вот это да!

Это было лучшей похвалой, которую я когда-либо слышал от него. И, да, я определенно смотрел снизу вверх на Джона. Все мы смотрели снизу вверх на Джона. Он был старше, и он однозначно был лидером; он был самым умным, самым остроумным, поэтому всякий раз, когда он хвалил любого из нас, это была большая похвала».

О гибели Джона Леннона

«Когда мы [Джордж Харрисон, Ринго Старр и сам Пол Маккартни] услышали новости тем утром… мы отреагировали одинаково. Независимо друг от друга. Никто не мог остаться дома с этими новостями, не мог вынести этого. Мы должны были продолжать, поэтому просто поехали работать. А когда выходили из студии, нас ждал репортер.

Мы уже уезжали, когда он приставил микрофон к окну [машины] и крикнул: „Что вы думаете о смерти Джона?“ Я был целый день в состоянии шока и сказал: „Это — бремя“.

Я имел в виду самое тяжелое значение этого слова: „Это — БРЕМЯ“. Это слишком трудно… Я чувствую, что если начну что-то говорить о Джоне, то должен буду сидеть здесь в течение пяти дней, чтобы сказать все, что я чувствую».

Об отношении к семье

«Не думаю, что кто-то знает секрет счастливого брака. Это вопрос везения. Однако мы с Линдой (первой женой Пола Маккартни, фотографом, певицей и участницей группы Маккартни Wings. — Прим. Salt Mag) проводим много времени вместе, у нас много всего общего: музыка и многое другое. Например, мы оба вегетарианцы. Знаете, мы просто любим друг друга. Счастливый брак объяснить очень трудно».

(Русская служба BBC, первый прямой эфир со слушателями из СССР, 1989)

О Линде

«Люди, которые плохо ее знали, считали ее очень закрытым человеком. Они видели лишь верхушку айсберга — она была самой доброй женщиной, которую я когда-либо встречал; самым невинным созданием.

Для меня было большой честью быть любимым ею на протяжении 30 лет, и за все это время, за исключением одного вынужденного отсутствия, мы никогда не проводили ни одной ночи врозь. Когда люди спрашивали, почему, мы отвечали: „Зачем?“

Она была лучшей матерью. Мы всегда говорили, что все, что хотим для своих детей — это того, чтобы они выросли людьми с добрыми сердцами; и так и случилось».

(Открытое письмо Пола Маккартни, опубликованное в 1998 году после смерти Линды Маккартни)

О популярности и страхах

«Когда мы только начали выступать, эти девицы своими воплями здорово нас выручали. За их криками не было слышно фальшивой игры. Сейчас, приезжая, например, в Париж, я иногда сажусь в метро и еду безо всякой охраны. Конечно, люди присматриваются ко мне, но часто они просто не верят своим глазам — мол, разве такое бывает?! Пока поймут, что к чему, я уже доехал и вышел… Иногда меня спрашивают, не боюсь ли я, что кто-нибудь посягнет на мою жизнь. А, думаете, накануне трагедии в Америке кто-то серьезно задумывался над тем, что такое может случиться? Все ежедневно рискуют жизнью, и тем не менее жизнь продолжается».

О песнях

«Многие мои песни — просто плод фантазии и напрямую с моей жизнью никак не связаны, хотя психолог, возможно, не согласился бы с этим. Но было и несколько песен, которые напрямую связаны со мной. Put It There (песня с альбома „Flowers In The Dirt“ 1989 года. — Прим. Salt Mag) — это выражение, которое отец частенько использовал, когда я еще был ребенком. Он протягивал руку и говорил: „Дай руку, если груз слишком тяжелый“… Такие вещи оказывают свое влияние. Поэтому я и написал об этом песню».

О том, должна ли музыка быть серьезной (спойлер: нет)

«Помню, когда мы записывали бэк-вокал к Hey Jude, кто-то сказал „От___ись“ или что-то в этом роде, и это слышно в финальном варианте записи. Мы не то чтобы специально его оставили там, но и не стерли. А еще мы делали такие штуки, ну, вроде вместо „дит-дит-дит“ на бэк-вокале пели „тить-тить-тить“. Просто развлечения ради. Такие школьные приколы. Ну честно, позорище. Но это смешно, и потому важно. Не сидеть же на таком серьезе, занимаясь музыкой. В любой работе, чтобы избавиться от скуки, хорошо разыгрывать такие маленькие внутренние шутки».

О статусе «легенды рок-н-ролла»

«День концерта в туре обычно проходит так: завтрак, спортзал, если есть время — велосипедная прогулка, чтобы посмотреть город. Потом массаж.

Понимаю, что вообще-то должен сказать: „Йоу, чувак. Я просто сижу без дела. Играю в карты, пью текилу. Выкуриваю пару косяков, играю на гитаре — и так весь день“.

Но ничего подобного сейчас со мной не происходит. Так что да, после массажа я что-нибудь ем, потом иду в душ и — на сцену.
Это довольно скучно, правда. И совсем не легендарное поведение рок-н-ролльщика. Но сейчас меня это устраивает. Я бы не стал этого делать, если бы мне это не нравилось. И это позволяет мне играть три часа».

Леннон и Маккартни — друзья или вечные соперники?

5 июля 2012 1:00

«Если бы Джон был жив. » «Я так часто думаю о нем. » От Пола Маккартни снова и снова, особенно в последнее время, слышишь имя Леннона. Действительно ли сэру Полу не хватает экс-битла, с которым он когда-то соперничал, а потом вдрызг разругался и даже стал судиться? На этот вопрос Маккартни недавно ответил философски: «Кто старое помянет. »

Но от такого «старого» никуда не деться. Вот и в эти дни Альбион торжественно отмечает 55-летие первой встречи двух будущих легенд.

Бренчали как попало

В церкви в Вултоне, что в пригороде Ливерпуля, cейчас не протолкнешься. Причем прихожан куда меньше, чем туристов. Ведь именно сюда 6 июля 1957 года Маккартни пришел послушать группу The Quarrymen, которую только что создал Леннон.

— Они бренчали как попало, — вспоминал Маккартни. — Я взял гитару и показал, как надо играть Twenty Flight Rock (популярный шлягер американца Эдди Кокрана. — М. О.). Я играл, а ко мне все ближе придвигался какой-то тип, от которого разило пивом. Я удивился: что делает здесь этот старый пьянчуга (Полу тогда было 15 лет, а Джону на два года больше. — М. О.)? Но узнал, что Twenty Flight Rock — его любимая песня, и понял, что он — знаток.

Читайте также  Сериал про Gorillaz задействует других артистов

А Леннон восхитился тем, как умело и быстро Пол настроил гитару. И пригласил его в группу. Вскоре они уже вместе писали и исполняли песни. К ним присоединился гитарист Джордж Харрисон, а в 1962 году — ударник Ринго Старр.

Сейчас сэр Пол говорит, что, если бы битлы были живы, они снова бы объединились, потому что очень хорошо понимали друг друга.

— В значительной степени так и было, особенно поначалу, — сказал мне известный журналист и музыкант Билл Хэрри, который стоял у истоков ливерпульского ансамбля и был другом Леннона.

Черная кошка

— Однако еще при первой встрече Джон задумался: не забьет ли его Пол? — признается Билл.- Потом у них началось настоящее соревнование: чья песня лучше. И если бы не эта черная кошка, оба наверняка сочинили бы меньше. Да и хуже.

— А чье исполнение вам больше нравилось?

— Трудный вопрос. Публика восхищалась и тем и другим. Хотя Пол, пожалуй, покорял даже сильнее.

Когда расспрашиваешь его и других очевидцев возникновения «Битлз», то слышишь крылатое «Шерше ля фам» («Ищите женщину»). Мол, в создании знаменитого альбома Abbey Road в конце 60-х Леннон принимал весьма скромное участие, ибо его поглотила новая любовь — Йоко Оно. А она видела соперника прежде всего в. Маккартни. И хотела максимально отодвинуть от него своего Джона.

Раздрай между битлами усилился и по другой, банальной, причине — из-за денег. Пол предлагал, чтобы финансами в ансамбле занимались родственники его жены Линды. А Джон настаивал на кандидатуре американского бизнесмена Алена Клайна. В результате Клайн стал менеджером, и Леннон и Маккартни окончательно рассорились. Дошло до того, что Пол подал в суд. Выиграв дело, он уже на законных основаниях распоряжался деньгами за свои песни. Но «Битлз», увы, распались.

«Они оба — № 1»

Последним этапом сражения двух звезд стала гибель Леннона в 1980 году. Музыканта застрелил фанатик на пороге его дома в Нью-Йорке.

— Джон сразу превратился в объект массового обожания, самую значимую фигуру ансамбля. А Пол был сброшен с пьедестала, — говорит Хэрри.

Так кто же из двух замечательных музыкантов победил в их дуэли? В ответ мистер Хэрри пожимает плечами:

— Это не имеет значения. Самое главное, благодаря их встрече возник великий феномен «Битлз». Они оба вошли в историю, и оба — № 1.

А В ЭТО ВРЕМЯ

Сын сэра Пола хочет создать Beatles-2

В апреле ВВС сообщило: сын легендарного битла Джеймс Маккартни ведет переговоры с детьми бывших коллег отца, и они не против объединиться под вывеской The Beatles-2.

— Я готов, Шон Леннон и Дхани Харрисон вроде тоже, — радовался Джеймс.

Дело в том, что все трое, как и положено детям столь заслуженных господ, не самые далекие от музыки люди. 34-летний Джеймс играл в группе отца на гитаре и ударных, писал для него песни, выпустил три сольных альбома. 36-летний Шон Леннон раньше играл в ансамбле своей матери Йоко Оно, а последние лет десять делает сольную карьеру. Дхани Харрисону 33, он также профессиональный музыкант.

Единственный, кто скептически отнесся к идее Джеймса Маккартни, — сын Ринго Старра Зак (тоже, между прочим, барабанщик). Похоже, загвоздка только в нем, иначе новые Beatles уже горланили бы новую Yesterday. Но Маккартни-младший настроен решительно: уже заявил, что если Зака уломать не удастся, будет звать второго сына Старра — Джейсона. Тот, правда, не музыкант, но разве могут столь мелкие неприятности помешать созданию великой группы.

Аудио: Битлз — A Day In The Life

Аудио: Битлз — Here Today

Аудио: Битлз — Yesterday

Аудио: Битлз — I’m A Loser

Аудио: Битлз — No Reply

Леннон и Маккартни — друзья или соперники?

55 лет назад впервые встретились будущие битлы. Это событие перевернуло музыкальный мир. Ольга СИНИЦКАЯ

Читайте также

Возрастная категория сайта 18 +

Сетевое издание (сайт) зарегистрировано Роскомнадзором, свидетельство Эл № ФС77-80505 от 15 марта 2021 г. Главный редактор — Сунгоркин Владимир Николаевич. Шеф-редактор сайта — Носова Олеся Вячеславовна.

Сообщения и комментарии читателей сайта размещаются без предварительного редактирования. Редакция оставляет за собой право удалить их с сайта или отредактировать, если указанные сообщения и комментарии являются злоупотреблением свободой массовой информации или нарушением иных требований закона.

АО «ИД «Комсомольская правда». ИНН: 7714037217 ОГРН: 1027739295781 127015, Москва, Новодмитровская д. 2Б, Тел. +7 (495) 777-02-82.

«Press To Play» 35 лет спустя: так ли уж плох нелюбимый альбом Маккартни?

Официальная история относит «Press To Play» к ошибкам продюсирования. Альбом создавался в не очень комфортное время для Пола Маккартни: фильм «Передай привет Брод-стрит» вместе с саундтреком оказались неуспешными, Майкл Джексон спел вместе песенку «Say, Say, Say», а затем увел из-под носа весь каталог песен The Beatles за баснословные 47 млн долларов. В общем, у седеющего музыканта была необходимость как-то встряхнуться в новом качестве.

Запись «Press To Play» началась в 1985 году в собственной студии Маккартни и продлилась аж до середины следующего. Соавтор, Эрик Стюарт из 10сс, не нашел общий язык с молодым, но уже «звездным» продюсером Хью Пэдхемом.

Это тот самый, который в 1981 году сотворил Филу Коллинсу звучание ударных в «In The Air Tonight» с помощью случайно обнаруженного эффекта, когда к основной партии ударных подмешивается очень компрессированное эхо.

Gated reverb обрел чрезвычайную популярность и по сути стал визитной карточкой 80-х. Может, для каких-то олдовых хиппарей все это и выглядело как конец света, но кому они были интересны со своим мнением в 1985 году?

Актуальным звуком в 1985-м считались песни вроде «Sussudio» Фила Коллинса, который, в свою очередь, вдохновлялся «1999» Принса. Время было такое — отстрелялся «Thriller» упомянутого коварного Майкла Джексона, и всюду ценились поп-фанк и фейерверки секвенсоров.

Это сейчас музыка спустя 20 лет не выглядит слишком ветхой —какой-нибудь Radiohead «Amnesiac» или Air «10,000 Hz Legend» 2001 года выпуска. Пропылились маленько, но не слишком.

А вот между 1966 и 1986 годами перемен оказалось достаточно, чтобы саунд The Beatles считался уже почтенным ретро. И хотя симпатии британских и советских подростков 80-х заметно разнились (все-таки слушать Modern Talking в UK брезговали), интерес школяра к Полу Маккартни вызывал недоумение — что там, что здесь.

Пэдхем, разумеется, был польщен вниманием легенды. Но ему нужно было что-то делать с демо акустических сейшенов Маккартни и Стюарта. По признанию Хью, материал звучал как «песни у костра». Сложно придумать более емкое и в то же время обидное определение. Ну а дальше: что выросло, то выросло.

Стюарту, который считал себя продолжателем дела The Beatles, не нравились нововведения. В какой-то момент ему пришлось отступить и покинуть проект. Маккартни поставил на молодых. Ну а Пэдхем, которому исполнилось 28 лет, реализовал свое продюсерское видение в «Press To Play».

Читайте также  В книгу Amy Winehouse by Blake Wood войдут неизданные снимки певицы

Фото Пола и Линды на обложке было сделано Джорджем Харреллом на старинную бокс-камеру и, вероятно, должно было послужить забавным диссонансом к передовым аранжировкам. Но продажи и номера в хит-парадах у «Press To Play» получились слабенькими. Не сработали ретро-обложка и секвенсоры, промоушен на MTV и друганы, Фил Коллинз и Пит Таусенд, на инструментах.

Возможно, в поисках свежего звучания Маккартни следовало бы обратить внимание на Манчестер и The Smiths, которые безо всяких синтезаторов в 1985 году успешно конкурировали с Depeche Mode и New Order. Но знаменитые вегетарианцы Пол и Моррисси, видимо, кружили на совсем уж разных орбитах.

А наш седой музыкант хоть и балуется порой анонимными альбомами, но, как миллионер и артист, чуткий к капризам публики, впоследствии поспешил откреститься от экспериментов «Press To Play». И быстро переориентировался на более традиционные формы. С которыми его и поздравили на следующем альбоме «Flowers in the Dirt» (1989).

Что касается подростковых впечатлений 80-х, то Маккартни всегда казался идеальной ролевой моделью рок-звезды. По-пушкински легкий на подъем талант, демократичный, без капли чванливости и претензий на гуру. Лучший из The Beatles. Но период Wings тогда казался досадной деградацией, где вроде бы взрослый и симпатичный человек вписался в какой-то капустник: бренчат, ойкают, мяукают.

А кроме того, Wings еще и неприятно поразили откровенно грязным звучанием. Кому-нибудь нравилось, как записана, например, «Jet»? Кстати, это и было одним из первых аудиофильских уроков о новых фонограммах, которые вовсе не обязательно должны звучать звонче и чище, чем старые. Разумеется, в силу возраста в личную ситуацию Маккартни я совершенно не врубался и смог оценить период Wings гораздо позже.

Так что «настоящий Пол» для меня тогда вернулся, собственно, в 80-х. Прямо начиная с «Tug of War» (1982), когда Джим Мартин все-таки убедил его не валять дурака, а делать музыку «как битл», пускай и бывший. Далее пошел вполне себе в духе времени легонький «Pipes of Peace» (1983).

Еще более навороченный технологиями «Press To Play» (1986) в итоге оказался мостиком между моей детской припозднившейся битломанией и вполне естественным интересом к современному саунду. А какой он был в 1986 году, спросите у ветеранов «Мелодии», которая, несмотря на всю советскую бюрократию и консерватизм, тоже заинтересовалась лицензией на «So» Питера Гэбриела и «Liverpool» Frankie Goes To Hollywood.

Таким образом изначальный расчет создателей «Press To Play» на успех у молодежной аудитории полностью оправдался — по крайней мере, в моем случае. Аранжировки и мелодика «Good Times Coming» или «Pretty Little Head» мне по-прежнему кажутся более причудливыми, чем какой-нибудь «C Moon» или даже «Band on the Run» со сборника золотых хитов Wings.

Застарелых битломанов «Press To Play» не прошибет, но и сегодня альбом будет любопытно переслушать с самыми разными ожиданиями. И не забудем, что у Пола любые музыкальные риски всегда компенсировались фирменными балладами — например, «Waterfall» на криповом «McCartney II».

В данном случае ненавистников 80-х должны успокоить «Footstep» и практически битловский гимн «However Absurd», закрывающий оригинальный треклист «Press To Play». Компакт-диск содержал еще и несколько бонус-треков, которые также способны умиротворить несогласных. Рассмотрим издания «Press To Play» чуть подробнее.

Относительно качества звука могу лишь посочувствовать всем, кто хотел бы обладать этим альбомом в наилучшем виде. Виниловое издание «Press To Play» и все три компакт-диска (английский и японский первопрессы + ремастер 1993 года) демонстрировали какую-то муть на миксе.

По радио и телетрансляциям это было не так очевидно, поскольку ограничения формата запускают процесс как бы домысливания транзиентов. Но когда, наконец, опускаешь иглу на оригинальное издание, музыка играет словно через промасленную бумагу.

Особенно это было заметно на контрасте с суперзвонкой пластинкой «Tug of War», которая мне тогда досталась одновременно с «Press To Play». Можно, конечно, обвинить в несовершенстве цифровое сведение 80-х, но вряд ли оно причастно к финальной эквализации микса. Тем более что у Маккартни это не первый случай глухоты фонограммы — «McCartney II» и другие альбомы 70-х тоже ей страдали.

Динамика всех CD выглядит вполне адекватной, без компрессии даже на ремастере 1993 года. Внутри полиграфии к каждой песне можно найти любопытные картинки расстановки и панорамирования инструментальной группы аранжировки. Интересно затем сопоставить их с собственным опытом прослушивания на аудиосистеме.

Однозначно определиться с рекомендацией какого-то одного издания «Press To Play» я не могу. Берите любое или оба. На каких-то треках оригинальный CD кажется капельку, что называется, intact («нетронутым»). А какие-то треки кажутся рыхловатыми по сравнению с ремастером 1993 года, хотя в целом звуковой почерк на всех версиях остается прежним.

Тем, кто хочет услышать оригинальный вариант «Press», могу лишь посоветовать раннюю версию CD под каталожным номером CDP 746269 2. Все последующие релизы содержали микс Берта Беванса и Стива Форварда — более длинный и скучный. Они же и указаны на всех задних обложках. Но часть партии CD содержало трек «Press» в оригинале с гитарным вступлением и длиной 4:23, а не 4:42, как было потом.

В настоящий момент «Press To Play» остается едва ли не единственным сольником Маккартни, который так и не выложен в Hi-Res — вот насколько он сам его не любит! Хотя слухи о расширенном переиздании ходят уже много лет. А пока на этом бутлеге можно послушать сессионные версии «Press To Play» — возможно, они вам понравятся даже больше, чем варианты, вошедшие в окончательный альбом.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: