Вспоминая классиков: как Луи Армстронг ушел из жизни

Прекрасная ли жизнь была у Луи Армстронга, как он пел в песне?

Несмотря на перенесенные тяготы в детстве и трудности в юношеском возрасте Луи Армстронг прожил свою жизнь со страстью к джазовой музыке, пению и игре на трубе

Джазовый трубач Луи Армстронг, как принято считать, родился 4 августа 1901 года. При этом сам музыкант точно не знал, когда появился на свет, и выбрал днем рождения день независимости США – 4 июля 1900 года.

Семью, в которой родился Луи Армстронг, вряд ли можно назвать благополучной. Отец бросил их сразу после рождения второго ребенка – младшей сестры Беатрис, а мать Мэйэнн, не владеющая каким-либо ремеслом, работала прачкой. Темнокожий мальчик рос в полной нищете, как и многие в неблагополучном районе Нового Орлеана штата Луизиана.

Детские годы

Мать постоянно была занята, поэтому большую часть времени покинутые дети находились со своей бабушкой Жозефиной. Едва Луи поступил в младшую школу, жизнь стала особенно тяжелой, ведь ремесло матери почти перестало приносить доход. Тогда мальчик стал искать всевозможные подработки, чтобы хотя бы сносно питаться.

Луи Армстронг не знал точной даты своего рождения

Ему пришлось поработать разносчиком газет, продавцом, он возил уголь в район «красных фонарей», который славился своими, барами, кафе и ресторанами, где всегда можно было встретить множество музыкантов. Именно тогда Луи и увлекся музыкой.

В 7-летнем возрасте мальчик работал на семью евреев, которые относились к нему, как к родному сыну. До самой смерти Армстронг помнил их доброту, и в память о них носил на шее Звезду Давида.

Луи Армстронг в своей гостинной

Достигнув 11 лет, влюбленный в музыку мальчуган бросил учебу в школе, и вместе зарабатывал на хлеб, исполняя незамысловатые мелодии. Луи очень быстро освоил игру на трубе. Он повторял почти все услышанные им композиции, поскольку абсолютно не был обучен нотной грамоте.

По словам самого Луи Армстронга, своей поразительной обучаемостью он обязан полной лишениям жизни в Новом Орлеане. Чтобы не оказаться без пропитания, без крыши над головой или не быть пойманным местными торговцами за воровство еды, приходилось крутиться и придумывать уловки.

Юношество Луи Армстронга

Подросток был совсем не кроткого нрава, поэтому нередко попадал в полицейский участок. Однажды из-за своей бесшабашности он угодил за решетку прямо в канун нового 1913 года. Причиной стало мимолетное желание пострелять из найденного им у матери пистолета. Эта выходка послужила поводом для определения Луи в интернат для трудных подростков.

Луи Армстронг рос трудным подростком

Переживал об этом Луи недолго, потому что теперь у него было достаточно свободного времени, чтобы всецело посвятить себя любимому занятию. Именно тогда он стал выступать в духовом оркестре, играя на корнете, тамбурине и альтгорне и твердо решил стать музыкантом.

Дебют на джазовой сцене

После возвращения в город он первым делом выучил нотную грамоту, гастролируя на пароходах в летнее время года – музыканты охотно соглашались помочь начинающему трубачу. С 1918 года он активно играл во всевозможных музыкальных коллективах Нового Орлеана и Чикаго.

Успешная карьера великого Сэчмо началась в оркестре Кинга Оливера

В 1922-м талантливого паренька пригласили в самый популярный чикагский джаз-бэнд на должность второго корнетиста. Участие в оркестре Кинга Оливера стало мощным толчком к успеху для Луи Армстронга.

В 1932 году Луи пригласили выступить в лондонском театре «Палладиум». Там ему довелось встретиться с редактором английского журнала Melody Maker Матисоном Бруксом. По незнанию, журналист исказил новоорлеанскую кличку Армстронга Satchelmouth и назвал его Сэчмо. Джазмен вовсе не расстроился, напротив, новое джазовое прозвище ему понравилось больше прежнего.

Личная жизнь Луи Армстронга

Личная жизнь у Луи была весьма насыщенной. Сначала он женился на проститутке – креолке Дэйзи Паркер, но этот брак просуществовал совсем недолго, до 1924 года. Едва достигнув 23-летнего возраста, он связал свою судьбу с коллегой по джаз-бэнду Лил Хардин. Позднее эта волевая женщина настояла на сольной карьере музыканта.

В 1938 году на пике своей карьеры он сочетался браком с танцовщицей Люсиль Уилсон, с которой прожил до самой смерти.

Сольная карьера

Приехав в Нью-Йорк, Луи добился особой манеры исполнения на трубе – точные пассажи и живые импровизации сделали его одним из самых востребованных музыкантов. Кроме того, его скрипучий голос стал самым узнаваемым в Новом Орлеане. Армстронг является пионером скэта – вокальных импровизаций голосом как музыкальным инструментом.

Армстронг со своим квинтетом Hot Five

О нем заговорили, как о восходящей звезде. Уже в 24 года он записал свой первый альбом Hot Five, пригласив для сотрудничества талантливых исполнителей джаза – тромбониста Кида Ори, кларнетиста Джонни Доддса, исполнителя на банджо Джонни Сент-Сира и пианисткe Лил Хардин. Эти записи стали классикой джазовой музыки. Спустя год Армстронг уже руководил собственным оркестром, который исполнял репертуар в стиле хот-джаз.

В 26 лет у Луи началась жизнь, полная гастролей – серия турне по Европе, начиная с 1933 года, сделала его звездой мирового уровня. Его приглашали сниматься в кино, участвовать в передачах на телевидении и выступать по радио. В 1947 году вместе с Луи Армстронгом на одной сцене спела вокалистка Билли Холидей в мюзикле New Orleans: выступить со своим кумиром было давней мечтой певицы.

Луи Армстронг и Билли Холидей

Проблемы со здоровьем и смерть

В 1936 году увидела свет автобиография Луи Армстронга с названием Swing That Music, в которой самый известный джазовый трубач рассказал о своей непростой жизни, о перенесенных тяготах и первом успехе на джазовой сцене.

В это же время он перенес операцию на верхней губе – к деформации и разрыву тканей привела профессиональная деятельность музыканта. Кроме того, пытаясь убрать хрипотцу из голоса, Луи Армстронг перенес операцию на голосовых связках.

Луи Армстронг и Барбра Стрейзанд

Даже после перенесенного в 1959 году инфаркта Луи Армстронг не прекратил свою концертную деятельность, но выступать он стал все же реже. В этот период он принял участие в мюзикле «Привет, Долли!» (Hello, Dolly) вместе с Барброй Стрейзанд. Одноименная композиция в их исполнения достигла первой строчки в американском хит-параде.

Свой последний концерт он дал 10 февраля 1971 года, на котором спел вместе с Бингом Кросби.

Величайший джазмен – трубач Луи Армстронг – скончался 6 июня 1971 года от сердечной недостаточности. В этот день по миру прокатилась волна всеобщего соболезнования: многие печатные издания, включая московские «Известия», напечатали новость об уходе из жизни джазового трубача.

Луи Армстронг и Бинг Кросби

Наследие Луи Армстронга

В 1950-х годах Госдепартамент США неофициально присвоил Луи Армстронгу титул «Посол джаза» и предложил спонсировать его поездку в СССР, но визит короля джазовой трубы в Советский Союз так и не состоялся. На вопрос, почему он отказался приехать, Армстронг ответил: «У меня прекрасная жизнь в музыке, но чувствую я себя, как и любой другой негр».

В 1954 году была выпущена его вторая автобиография – Satchmo. My Life in New Orleans. А в 1957 году Луи Армстронг вместе с Эллой Фицджеральд записал альбом Summertime, в который вошли арии к опере Porgy and Bess.

Во время выступления с песней What a Wonderful World

Последним хитом великого стала полная любви к жизни песня What a Wonderful World. Этот хит был написан в 1967 году, а спустя 32 года версия в исполнении Сэчмо была введена в Зал славы «Грэмми». Предлагаем вам узнать о самых известных джазовых премиях в России и за рубежом.

Луи Армстронг

Биография

Луи Армстронг — американский джазовый исполнитель и вокалист, который оказал огромное влияние в мире джаза.

Армстронг часто утверждал, что он родился в июле 1900 года – именно эта дата указана во многих биографиях. И только в 1980-х годах выяснилась истинная дата рождения музыканта — 04.08.1901 года.

Читайте также  Не самые популярные синти-поп альбомы, о которых должен знать каждый меломан

Луи Армстронг в детстве

Луи родился в бедной семье в Новом Орлеане, штат Луизиана. Внук африканских рабов провел детство и юность в районе, где была узаконена проституция, а главной проблемой являлись нищета и наркотики.

Отец мальчика, Уильям Армстронг (1881-1933), ушел к другой женщине, когда Луи не было и года. Мать будущего артиста, Мэри «Майанн» Альберт (1886-1927), позже оставила маленького сына и его сестру Беатрис Армстронг Коллинз на попечение бабушки Жозефины Армстронг и дяди Исаака. В пять лет мальчик вернулся к матери, которая впоследствии успела сменить несколько «отчимов».

Луи Армстронг в юности

Школьнику Армстронгу пришлось рано начать работать: мальчик торговал газетами, развозил уголь, пел на улицах ночью, но денег в семье было недостаточно, и мать Луи стала заниматься проституцией.

Музыка пришла в жизнь Армстронга рано: он часто болтался рядом с танцевальными залами недалеко от дома, нередко ему доводилось привозить уголь в публичные дома и концертные залы, где выступал Джо «Кинг» Оливер и прочие известные музыканты.

Луи Армстронг в молодости

В 11 лет мальчик бросил школу и вместе с тремя своими друзьями стал выступить на улицах города. Этот период своей жизни Армстронг никогда не называл худшим – более того, Луи черпал вдохновение, вспоминая годы в «старом добром Новом Орлеане», когда он ясно осознал цель своей жизни.

Подростком Луи подрабатывал в семье еврейских иммигрантов из Литвы, Карнофски, которые занимались мусорным бизнесом. Зная, что мальчик растет без отца, Карнофски заботились о Луи как о родном сыне. Именно эти «родители» подарили «нетерпеливому ребенку» его первый корнет.

Музыка

В 13 лет Армстронг стал выступать с оркестром в исправительной школе «Home for Colored Waifs», куда его отправили за пальбу из пистолета отчима во время празднования Нового года. Группа Армстронга появлялась в разных заведениях города, а Луи впервые обратил на себя внимание публики.

В эти годы Луи удалось научиться многому у старших музыкантов, в числе которых были Банк Джонсон, Кид Ори и Кинг Оливер, который выступил в роли наставника молодого музыканта. Луи также довелось выступать на речных круизах – плодотворную работу на корабле с известной группой «Fate Marable» Армстронг описал как «учебу в университете».

Луи Армстронг в молодости

В 1919 году Оливер уехал из города, оставив свое место Армстронгу. К 20 годам Луи стал одним из первых джазовых исполнителей, решившихся проявить свою индивидуальность в сольных партиях. Луи начал использовать прием «скэт» — тип пения, когда к мелодии добавляли набор слов в качестве своеобразного дополнительного сопровождения.

В 1922 г. Оливеру в Чикаго потребовался второй корнетист в его «Creole Jazz Band», и он пригласил Луи. Группа Оливера была невероятно популярна в 20-х годах в Чикаго, который в свою очередь являлся центром мира джаза.

Луи Армстронг и его труба

Вскоре из бедного мальчика Армстронг превратился в богатого и известного молодого человека, который жил в собственной квартире с собственной ванной (что было в первый раз в его жизни). Однако Луи не охватила «звездная болезнь» — он продолжал поддерживать связь с друзьями детства из родного города.

В составе группы Луи записал первую пластинку, включавшую его сольные партии. В 1924 г. вторая жена Армстронга, пианистка Лил Хардин, уговорила Луи перейти на следующую ступень карьеры. Чета переехала в Нью-Йорк, где Луи стал выступать с оркестром Флетчера Хендерсона. Фанаты джаза частенько приходили послушать «горячие соло» молодого артиста – именно так к Армстронгу пришла слава.

По возвращении в Чикаго Луи вместе с известными группами «Hot Five» и «Hot Seven» записал такие произведения, как «Muggles» (сленговый термин для обозначения сигарет с марихуаной) и «West End Blues», в которых явно прослеживался свой стиль артиста — яркий, импровизационный, изобретательный.

Луи Армстронг и Элла Фицджеральд

В 1926 году Луи стал солировать в оркестре Кэрролла Диккерсона, а затем некоторое время руководил собственной группой «Louis Armstrong And His Stompers».

В1929 году Луи снова переехал в Нью-Йорк, где работал в мюзикле «Hot Chocolate», все артисты которого были чернокожими. Следующие несколько лет Луи немало гастролировал, работал с популярными биг-бэндами, снимался в фильмах, выступал на радио и появлялся на Бродвее. В довоенный период Армстронг успел совершить тур по европейским странам и Северной Африке, который принес музыканту широчайшую известность за рубежом.

Позже Луи пришлось перенести несколько операций на губе, разорванной из-за давления мундштука, и на голосовых связках: музыкант хотел избавиться от ставшей его отличительным знаком (что он осознал гораздо позже) хрипотцы.

В 1940-х общественные вкусы изменились, танцевальные залы стали закрываться, у биг-бэндов появилась большая конкуренция. Больше невозможно было финансировать гастрольную группу из 16 человек. Когда в мае 1947 года Луи удачно выступил на джазовом концерте в Нью-Йорке в составе небольшой группы, было решено создать джазовый секстет «Louis Armstrong and His All Stars», в который, помимо Луи, вошли Эрл Хайнс и прочие известные музыканты.

В эти годы Армстронг записал несколько пластинок и снялся в более чем 30 голливудских фильмах, а в феврале 1949 года стал первым джазовым исполнителем, фото которого было помещено на обложку солидного журнала «Time».

К 1950-м годам Армстронг был иконой джазовой музыки – число его фанатов измерялось миллионами. В 1958 году музыкант записал спиричуэл «Go Down Moses», песню, которая ранее считалась гимном американских рабов – и сегодня исполнение этой песни Армстронгом считается лучшим.

В 1964 году, после двухлетней паузы из-за сердечного приступа, Армстронг перепел песню «Hello, Dolly!» певицы Кэрол Ченнинг. Версия Луи продержалась на первом месте чарта «Hot-100» 22 недели — дольше, чем любая другая песня того года. 62-летний Луи стал самым старым исполнителем, песня которого заняла лидирующие позиции. Также Армстронг сумел сместить группу «Битлз» с первого места, которое они занимали 14 недель подряд.

В 60-е годы Армстронг с успехом гастролировал по Европе, Африке и Азии, а в 1965 году посетил страны Восточного блока. Музыкант даже получил неофициальное прозвище «Посол джаза» и вдохновил композитора Дэйва Брубека на написание мюзикла «The Real Ambassadors» («Настоящие послы»). В 1967 году Луи записал одну из самых своих известных песен – «What A Wonderful World», которая была занесена в Зал Славы «Грэмми» почти 30 лет спустя.

Свой последний альбом Армстронг записал в 1968 году.

Личная жизнь

В марте 1918 года 16-летний Луи связал себя узами брака с Дейзи Паркер, которая была проституткой в Луизиане. Молодые супруги усыновили 3-летнего Кларенса, мать которого, двоюродная сестра артиста Флора, умерла после родов. Ребенок был умственно отсталым (из-за травмы головы, полученной во младенчестве). Армстронг и Паркер развелись в 1923 году.

Луи Армстронг и Лил Хардин

4 февраля 1924 года Луи женился на Лил Хардин, с которой прожил до 1931 года. После развода в 1938 году артист женился на своей давней приятельнице Альфе Смит. Брак с третьей супругой продлился 4 года. В октябре 1942 года Луи взял в жены певицу известного ночного клуба «Коттон-клаб» Люсиль Уилсон – с ней музыкант прожил до самой смерти.

У Армстронга нет родных детей, но в декабре 2012 года Шарон Престон-Фольта заявила, что является дочерью Армстронга и Люсиль «Сладкой» Престон, танцовщицы из «Коттон-клаба». Слова женщины подтвердило письмо 1955 года, в котором Луи обратился к своему менеджеру Джо Глейзеру с просьбой выплачивать Престон и ее ребенку, которого он посчитал своим, ежемесячное пособие в размере 400 долларов.

Луи Армстронг и Альфа Смит

В 2016 году на российском музыкальном шоу «Голос» выступил некто Чарли Армстронг, представившийся внуком великого музыканта. Довольно быстро выяснилось, что артист не имеет никакого отношения к Луи, но выступает на светских мероприятиях с его песнями и подражает стилю пения великого музыканта.

Читайте также  Вокалист The Exploited Уотти Бьюкэн пережил сердечный приступ

Армстронг всегда был озабочен своим здоровьем, контролировал свой вес, используя слабительные, но при этом любил вкусно поесть и даже отразил эту любовь в нескольких песнях.

Луи Армстронг и Люсиль Уилсон

Луи ежедневно употреблял марихуану почти всю жизнь, а в 1930 году провел девять дней в тюрьме после ареста за хранение наркотиков. Марихуану Армстронг считал «в тысячу раз лучше виски».

Армстронг любил играть в бейсбол и основал в Новом Орлеане бейсбольную команду «Raggedy Nine», которая позже трансформировалась в «Secret Nine Baseball».

Армстронг любил записывать все, что происходило с ним каждый день. В своих письмах и дневниках он описывал музыку, секс, еду, детские воспоминания, действие «лекарственной» марихуаны и даже работу его кишечника. Все свои записи Луи разбавлял непристойным шуткам и лимерикам.

Армстронг не был масоном, как часто утверждается в СМИ. Хотя он числится в списках нью-йоркской ложи Монтгомери № 18, такой ложи никогда не существовало. Однако Армстронг указал своей автобиографии, что был членом братства «Рыцарей Пифии», но организация не является масонской.

У Луи было несколько прозвищ – Сачмо (сокр. от «satchel mouth» («рот-рюкзак») – так называли музыканта из-за его крупного рта), Диппер (от «Dippermouth Blues», первая записанная песня Creole Jazz Band) и Попс (прозвище произошло из-за склонности Армстронга забывать имена людей и назвать их просто «pops» — «старик» или «отец»).

Смерть

Несмотря на предостережения своего врача, Армстронг решил выступить в марте 1971 года в концертном зале фешенебельной гостиницы «Уолдорф-Астория» на Манхэттэне. В конце шоу музыканта госпитализировали с сердечным приступом. В мае артист вышел из больницы с намерением возобновить концерты, но 6 июля 1971 года 69-летний Луи скончался от сердечной недостаточности.

Могила Луи Армстронга

Музыкант похоронен на кладбище Флашинг в Нью-Йорке. На похоронах артиста присутствовали многие известные личности — Элла Фицджеральд (с которой он записал нетленный хит «Summertime»), Фрэнк Синатра, Диззи Гиллеспи, Эд Салливан, Алан Кинг и другие.

МАФИЯ ПОМОГАЛА НАМ ВЫЖИТЬ

Говорят музыканты Луи АРМСТРОНГА

МАФИЯ ПОМОГАЛА НАМ ВЫЖИТЬ

М ир празднует столетие Армстронга в этом году. Незадолго до официальных торжеств музыканты из его команды в честь бывшего босса дали единственный концерт в Москве.

В Америке их занесли в «Красную книгу» джаза, у нас таких, как они, никогда не было и, видимо, не будет. Самому старшему в оркестре, барабанщику Джонни Блауэрсу, 89 лет. Он почти ровесник Армстронгу, а заодно и всему американскому джазу. В течение 11 лет записывался с Фрэнком Синатрой и помнит, как Луи Армстронг выбивал из Эллы Фицджералд «скэтовое» пение. Самому младшему, Альберту Вольмеру, — 71. Страдая от засилия рок-н-ролла, в 1973-м в память о Луи Армстронге создает классический «Harlem Blues and Jazz Band». Набирает к себе в команду бывших солистов из оркестров Дюка Эллингтона, Каунта Бейси, Бенни Гудмена и самого Армстронга.

В вестибюле гостиницы «Москва» я поджидала нью-йоркских гостей. Когда в зал вошел Эл Кэйси, сердце защемило: под тяжестью огромной гитары старик едва передвигал ноги. Потом появился курносый «Бабба» Брукс в смешной, как и его прозвище, коричневой беретке, а за ним — вся гарлемская компания во главе с жизнерадостным доктором Вольмером.

В ходе беседы выясняется, что к кругосветным путешествиям музыкантам не привыкать: по нескольку раз в год они совершают поездки на престижные джазовые фестивали Европы и Америки. А мадам Бризбан «без отрыва от производства» поет в нескольких мюзиклах на Бродвее.

— Название оркестра «Harlem Blues and Jazz Band» — это дань традиции? Ведь в 20-е годы в Америке было немало джазовых коллективов с таким же названием. В том числе и знаменитый оркестр Флетчера Хендерсона, в котором одно время играл Армстронг.

Вольмер: — Я сам придумал имя оркестру. Все знают, что джаз произошел из Нового Орлеана, но не все признают роль Гарлема в его истории. А большинство музыкантов в нашем коллективе как раз родом оттуда.

— Для любого иностранца Гарлем 30 — 40-х годов не столько центр негритянского джаза, сколько прибежище гангстеров всех мастей. По рассказам очевидцев, самого Армстронга одно время не могли поделить между собой банда Аль Капоне и нью-йоркская мафия.

Вольмер: — Мафия, скорее, помогала выжить, нежели угрожала расправой. Ведь бандитам тоже нравилась наша музыка. Бывали случаи, когда накануне очередной потасовки они сами предупреждали музыкантов о том, что надо забрать домой инструменты.

— Вы подражаете Луи Армстронгу?

Вольмер: — Во всем. Начиная с того, как мы расставляем ноты, и до самой сути джаза. Наш трубач Джой Морант, к примеру, так же, как и Армстронг, манипулирует носовым платком: тот нарочно прикрывал платком пальцы, чтобы никто не видел, какие комбинации клапанов он использует. В действительности подражать очень легко, но играть, как Луи Армстронг, — это уже не каждому дано.

— Мистер Свансон, вы работали с Армстронгом в середине 40-х, как раз когда его жена Люсилл Уилсон принимала участие во всех ваших гастролях.

Свансон: — Люсилл была танцовщицей, но с нашим оркестром никогда не выступала. А другая его жена, Лилиан Хардин, работала в тех же биг-бэндах, с которыми сотрудничал и Армстронг. Лилиан была его второй женой, Люсилл четвертой, и после очередной женитьбы Армстронг мне говорил: «Мне слишком дорого стоят разводы: каждый раз, как я схожу с ума от семейной жизни и развожусь, мне это обходится в сотню тысяч долларов».

— Каждая из его жен путешествовала вместе с оркестром?

Свансон: — Нет, он никогда не брал своих жен в поездки. Но Люсилл была исключением: Армстронг любил, когда она находилась рядом. Вообще, жизнь на колесах очень тяжелая, каждую ночь мы встречали в другом городе. Но, как ни странно, с Люсилл Армстронг прожил почти 30 лет.

Все друзья и знакомые маэстро обожают сравнивать его жен: первая была проституткой и вечно с ним дралась, вторая держала бедного Армстронга под каблуком, третья «шла по его деньгам и. ушла». Искры от семейных ссор босса частенько сыпались на головы его подчиненных. После каждой размолвки с мужем Люсилл Уилсон удирала с гастролей домой, а когда возвращалась обратно, музыканты облегченно вздыхали: «Как хорошо, что ты вернулась: он тут без тебя совсем осатанел».

— Правда ли, что Луи Армстронг не выносил соперников? И если кто-то в его оркестре получал возможность солировать, то лишь для того, чтобы дать маэстро передышку?

Вольмер: — Та ситуация, о которой вы говорите, была в оркестре Бенни Гудмена: если кто-то из музыкантов играл лучше руководителя, Гудмен его тут же увольнял. Но для Армстронга это совсем не характерно.

Свансон: — У Армстронга никогда не было комплексов из-за того, что кто-то мог его «переиграть». Армстронг был Армстронгом. А если чей-то инструмент звучал лучше — ради бога, он давал возможность солировать. Не для записи будет сказано: Луи Армстронг был гораздо более приятным человеком, чем Бенни Гудмен.

— Мистер Брукс, вам посчастливилось выступать на инаугурации нынешнего президента США. Похоже, что джаз у вас до сих пор в почете.

«Бабба» Брукс: — Я играл на инаугурации не только Клинтона, но и всех предыдущих президентов Америки. Вы, наверное, знаете, что мое прозвище «Бабба»? Так у нашего нынешнего президента тоже прозвище «Бабба».

— А что оно значит?

«Бабба» Брукс: — Так говорит маленький ребенок, который не может правильно произнести слово «дада» — папочка.

— У вас были проблемы с дикцией?

«Бабба» Брукс: — Нет, не у меня. В детстве моя младшая сестренка не могла выговорить слово «бразер» — брат — и звала меня «бабба». Вообще, все прозвища у джазовых музыкантов не имеют никакого отношения к музыке: они родом из детства, из семьи. У Луи Армстронга был такой большой рот, что его с детства дразнили Сэчелмаусом или Сэчмо — «рот, как сумка». Под этим прозвищем его знают все джазмены мира.

Читайте также  The Common Linnets

Марина СОКОЛОВСКАЯ

В материале использованы фотографии: Евгения ПРИМАКА

Вспоминая классиков: как Луи Армстронг ушел из жизни

Луи Армстронг. Американский гений: Пер. с англ. — М.: Радуга, 1987. — 424 с.

Автор книги, известный американский исследователь и историк джаза, знаком советскому читателю по своей работе «Становление джаза».

В монографии, посвященной творчеству выдающегося американского музыканта Луи Армстронга (1900-1971), автор ярко и профессионально рассказывает о пути становления своего героя, отказываясь от традиционной для прессы США романтизации «суперзвезды». Дж. Коллиер показывает, как коммерциализация культуры, расовая дискриминация помешали полному осуществлению огромного дарования трубача, композитора, певца. Повествование о личной жизни Армстронга охватывает широкий круг его коллег-музыкантов, что создает достаточно многоплановую панораму американской музыкальной жизни середины XX века.

Рекомендуется специалистам-музыковедам и широкому кругу читателей.

Джеймс Линкольн Коллиер — один из ведущих американских джазовых критиков. Его книги по истории и теории джаза опубликованы во многих странах мира. В 1984 году издательство «Радуга» выпустило русский перевод книги Коллиера «Становление джаза». По мнению многих авторитетов музыкального мира, эта работа стала одной из основополагающих в данной области искусствознания.

Как музыкант-исполнитель Дж. Л. Коллиер играл со многими известными джазовыми коллективами в США и за их пределами. В свое время он организовал ансамбль духовых инструментов «Хадсон Вэлли», специализировавшийся на исполнении музыки периода барокко. Коллиер является автором многих композиций и аранжировок для джазовых и духовых ансамблей. Созданный им учебник «Практическая теория музыки» используется во многих учебных заведениях Соединенных Штатов.

Кроме теоретических и критических трудов о джазе Дж. Л. Коллиер опубликовал несколько детских книг. Будучи отмеченными специальными премиями, они вошли в списки обязательной детской литературы для чтения в американских школах.

Джеймс Линкольн Коллиер в 1985 году приезжал в Советский Союз как гость Союза композиторов СССР.

ПЕЧАЛЬ И УЛЫБКА АРМСТРОНГА

Джеймс Линкольн Коллиер назвал свою книгу «Луи Армстронг. Американский гений». Название броское и обязывающее. Оправданно ли оно, раскрыто ли автором в содержании книги? Попробуем разобраться.

Гений есть явление редкостное, исключительное. В какой бы сфере человеческой деятельности он ни выступал, будь то политика, наука, искусство, он всегда ошеломляет, переворачивает так называемый «здравый смысл», выламывается из сложившихся норм и правил, властно утверждая новые представления, новый взгляд на мир. Вместе с тем уникальность гения не означает, что он обособлен от времени и общества, в недрах которых рожден. У гения всегда есть точные исторические координаты. Он плоть от плоти своей эпохи, но одновременно и опережает ее, пророчески открывая новые горизонты видения и познания. Гений — естественное, наиболее полное раскрытие духовной сущности человека.

Говоря об искусстве, мы прежде всего отмечаем мощь творческого дара гения. Этот дар загадочен, необъятен. Благодаря ему гений способен общаться поистине со всем человечеством. В его творениях — особая красота, величие, совершенство. Это не замкнутый в себе, а широко раскрытый художественный мир, постоянно перетекающий из прошлого и настоящего — в будущее. Гений словно парит над временем, с легкостью преодолевая рубежи веков. Он бесконечен в своем развитии.

Можно ли сказанное отнести к Луи Армстронгу, джазовому музыканту, «развлекателю» (как он сам себя называл), всю свою долгую жизнь игравшему на трубе и певшему хриплым голосом незамысловатые популярные песенки в ночных клубах, барах, ресторанах и дансингах США и Европы? Можно, отвечает своей книгой Дж. Коллиер. И доказывает, и убеждает нас в этом.

Мысль автора ясна. Он исходит из того огромного значения, которое приобрел джаз в современной жизни. Новая, невиданная музыка, по складу и характеру развития не сопоставимая ни с одним из классических музыкальных жанров, она всего за несколько десятилетий стала явлением интернациональным. Джаз преобразил музыкальный облик нашего времени. Без него уже невозможно представить культуру XX века.

В этом искусстве, которое так удивило и стремительно завоевало мир, Луи Армстронг — своего рода символ. Говорить об Армстронге — значит говорить и о джазе, о его сложном пути, поисках, победах, поражениях. И напротив: историю джаза, от истоков до наших дней, невозможно излагать в отрыве от жизни и деятельности самого Армстронга. Не только в сфере творчества, но и по «географии» (Новый Орлеан, Чикаго, Нью-Йорк, затем Европа) жизнь музыканта постоянно пересекается с ходом джазовой истории. «Армстронг» и «Джаз» как бы слились в сознании людей. Для многих это синонимы. Легко представить себе книгу о джазе с почти библейским зачином: «Вначале был Армстронг…» Здесь не будет никакого преувеличения.

И все же: в чем основная заслуга Армстронга перед джазом? Он — в полном смысле первооткрыватель этой музыки, пожалуй, самый яркий и талантливый исполнитель раннего джаза. В Новом и Старом Свете, на глазах у восторженной публики (речь идет прежде всего о 1920-1930-х годах), Армстронг создавал джаз, чеканил его оригинальный язык и форму, утверждал непреложность и безграничность джазового канона, действующего и поныне. Дж. Коллиер справедливо замечает: «Бывает так, что кто-то один, собрав в своих руках все нити, начинает ткать из них совершенно новый узор. Таким человеком в музыке стал Армстронг».

Именно он определил художественные ориентиры в джазе, реконструировал его первичные, внешне простые формы, нашел в них новые импульсы, выразительные средства, прежде остававшиеся незамеченными. Он поднял джаз на качественно иной уровень и тем самым оказал решающее влияние на музыкальные течения, которые впоследствии из него вышли, — рок-музыку и все ее разновидности. Наконец, Армстронг доказал, что джаз есть нечто большее, чем музыка, под которую едят, пьют и танцуют. Он продемонстрировал миру, что это искусство обладает особой эстетикой, что его экспрессивные ресурсы огромны, что джаз можно играть и изучать бесконечно, но так и не раскрыть его тайны.

Дж. Коллиер с уверенностью делает вывод: «Если бы не было Армстронга, то и весь наш современный музыкальный мир был бы иным. Вот почему его можно считать музыкальным гением своей эпохи». И позже добавляет: «Американским гением».

Действительно история Армстронга типична для Америки. Она не могла бы случиться ни в какой другой стране. Общество наложило на нее неизгладимую печать. Жизнь музыканта не просто вписана в действительность, но прямо из нее вытекает, объясняется ею. В книге Дж. Коллиера это показано наглядно. Одно из главных ее достоинств — историческая достоверность и целостность повествования. Автор видит Америку «в упор», представляет такой, какая она есть, — во всем ее размахе и кричащих контрастах, с характерным противостоянием ослепительного богатства и неизбывной бедности, всесильных властителей жизни и малых мира сего. Не случайно Дж. Коллиер говорит о драме Армстронга. Его рассказ — безжалостно правдивый, горький и одновременно поучительный. Шаг за шагом проходит герой книги свой многотрудный путь — от трущоб Сторивилла к вершинам мировой славы.

Армстронг изведал все самое жестокое, унизительное, страшное, что только может быть в жизни. Атмосфера его детства и юности ужасает: вопиющая бедность, расовое угнетение, гангстеризм, наркомания, пьянство, продажные полицейские, продажные женщины. Фактически он жил в негритянском гетто, на самом дне американского общества. И все-таки люди и здесь оставались людьми. В беде поддерживали друг друга, стремились к лучшей жизни.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: