Возвращение Faith No More

Возвращение Faith No More

В субботу 23 ноября клавишник Faith No More Родди Боттум опубликовал логотип группы на фоне заснеженных гор, снабдив фото загадочной подписью: «Пшшш».

«Это “Пшшш” неспроста», — подумали поклонники, и зафлудили все социальные сети. Нервозности добавляли мерно тикающие часы, размещённые на сайте группы. В фанатских пабликах Faith No More поползли разные неимоверные слухи о возможных разгадках этих тайных знаков. Предполагали, что скоро появится альбом рождественских песен или группа приступит к записи новой пластинки. Особенно остроумные предполагали, что Майк Паттон издаст книгу о своих лыжных похождениях. Но в итоге промахнулись все. Когда 26 ноября секундомер замер на отметке 11:00 PST, ветераны фанк-метала объявили, что примут участие в серии европейских фестивалей. Для затравки анонсировали Sunstroke в Ирландии, французский Hellfest и норвежский Tons of Rock. Все три первенца пройдут в июне 2020 года.

Концерты станут первыми после выступления в калифорнийском клубе The Troubadour в августе 2016. В Европе группа не появлялась с 2015 года. Как сказал в интервью журналу Full Metal Jackie Майк Паттон: «Группа находится в затяжном отпуске».

Очевидно, теперь происходит второе пришествие, новое Возвращение Faith No More. До этого, после десятилетней спячки группа возвращалась в 2009, чтобы записать альбом Sol Invictus. Сам фронтмен называет пробуждение Faith No More воссоединением семьи.

Музыканты заверили, что за 5 лет они успели пройти 4 колоноскопии, 2 обследования предстательной железы и теперь их задницы определённо готовы для европейского тура.

Тем, кто определился с датой и местом летнего отпуска, осталось потерпеть до 03 декабря — в этот день стартуют продажи билетов на фестивали. Особенно привередливым и рисковым придётся напряжённо ожидать новых фестивалей, стран и городов.

Если вы нашли ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Группа Faith No More возвращается на сцену

Faith No More объявили о своем реюнионе. Летом 2020 года они впервые за четыре года соберутся вместе, чтобы выступить на трех летних фестивалях: Sunstroke в Панчстауне, Ирландия, 13 июня, Hellfest в Клиссоне, Франция, 20 июня и Tons of Rock в Осло, Норвегия, 26 июня. Как сообщили музыканты в пресс-релизе, в ближайшее время будут объявлены еще несколько появлений на музыкальных фестивалях.

Как напоминает Consequence of Sound, в последний раз Faith No More гастролировали по Европе в 2015 году в рамках тура в поддержку их последнего на данный момент альбома «Sol Invictus». В 2016-м они сыграли пару реюнион-концертов со своим первым солистом Чаком Мосли (он скончался два года назад).

Новости партнеров

«Зарядье» отменяет все концерты до конца локдауна и вводит QR-коды

МКЗ «Зарядье» прекращает проведение концертов и других мероприятий с 28 октября по 7 ноября 2021 года включительно. Такое решение было принято на основании указа Мэра Москвы №62-УМ от 21.10.2021г. «О внесении изменений в указ Мэра Москвы от 8 июня 2020г.», сообщили агентству InterMedia в пресс-службе площадки.

— Принятое решение об отмене культурных, спортивных и других массовых мероприятий, при посещении которых высок риск инфицирования зрителей – необходимая в данный момент мера, — говорит гендиректор МКЗ «Зарядье» Ольга Жукова. — Этот шаг позволит предотвратить несколько пиков заражений и снизить количество заболевающих ежедневно.

С 8 ноября 2021г. посещение концертов в «Зарядье» возможно только при наличии QR-кода с информацией о проведённой вакцинации, недавно перенесённом заболевании или отрицательном результате ПЦР-теста (срок действия – 72 часа), а также паспорта, данные в котором совпадают с данными, указанными в QR коде (ПЦР-тест с QR-кодом поступает на Госуслуги только в случае сдачи теста в лаборатории, подключенной к ЕМИАС). Для зрителей, не достигших возраста 18 лет, посещение зала «Зарядье» возможно только при наличии средств защиты органов дыхания (масок и/или респираторов).

— Мы все – сотрудники учреждений культуры – последние два года живём в режиме оперативного планирования, – отметила Ольга Жукова. — Ежедневно в концертном графике зала что-то меняется из-за болезни артистов, ограничений въезда и выезда музыкантов, красных зон и карантинов в европейских странах. Мы уверены, что принятые меры о нерабочих днях с 28 октября по 7 ноября снизят рост заболеваемости, а введение QR кодов при посещении концертных залов, театров и музеев позволит работать нам с большей загрузкой зала.

Олег Газманов и Полина Гагарина названы лучшими эстрадными исполнителями года

Олег Газманов и Полина Гагарина стали лучшими эстрадными исполнителями 2021 года по данным опроса ВЦИОМ, результаты которого были опубликованы на сайте Центра 26 октября 2021 года. Газманов получил 19% голосов респондентов, а Гагарина — 17%.

Второе место среди певцов занял Баста (10%), третье место делят Григорий Лепс и Сергей Лазарев (по 9%), за ними следуют Леонид Агутин и Валерий Меладзе (по 8%).

На втором месте в рейтинге лучших певиц на российской эстраде 2021 года оказалась Пелагея (13%). По 7% опрошенных назвали лучшей певицей года Елену Ваенгу, Зиверт, Софию Ротару и Валерию.

— Вкусы наших сограждан существенно различаются в зависимости от возраста и места проживания, — отмечают составители рейтинга.

В частности, Полина Гагарина пользуется наибольшей популярностью у молодежи (26-34%) и среди жителей городов-миллионников (19%), Пелагея — среди жителей Москвы и Санкт-Петербурга (19%) и у старшего поколения (17%), а Зиверт — среди молодежи (11-15%) и жителей городов от 500 до 950 тыс. жителей (13%).

Лидер опроса Олег Газманов особенно популярен у граждан в возрасте 60+ (30%), среди жителей сел (24%) и городов с населением до 100 тыс. (22%), Баста — среди 25-34-летних (19%) и мужчин (13%), а Сергей Лазарев — среди женщин, 18-24-летних и в городах с населением до 100 тыс. (по 13%). Леонид Агутин лидирует в ответах жителей Москвы и Санкт-Петербурга (12%).

Альтернативный урок

Faith No More наделали шума в Петербурге

«Второе пришествие» Faith No More — так и называется их тур — ожидалось фанатами как одно из главных событий в тяжелой музыке в этом году. Шутка ли, будучи одним из лидеров армии тех, кто любит погорячее да погромче, группа отдыхала одиннадцать лет — и вдруг выскочила как чертик из табакерки. МАКС ХАГЕН разглядывал отцов современной альтернативной музыки, по-прежнему норовящих обставить своих детей.

Отдых в случае Faith No More — понятие относительное, особенно отличался их Майк Паттон, у которого, судя по его дискографии, ни дня не проходит без ноты и ни года без пары проектов. Кроме бесконечного списка совместных трудов с самыми разными артистами — от Джона Зорна и Сержа Танкяна до Бъорк и Эннио Морриконе — Паттон мутит и совсем неожиданные штуки. В одном из своих последних проектов — Mondo Cane — он, скорее для собственного удовольствия, со смаком перепевал итальянские поп-хиты 60-х — при эстрадной группе и симфоническом оркестре. Этот «Человек-голос», чью манеру петь и выглядеть многочисленные рокеры копируют уже лет пятнадцать, хорош как раз и тем, что при своем послужном списке способен «подмигнуть» фанатам: что, мол, не ожидали такого? Возвращение Faith No More, кажется, тоже проходит по категории шуток — тряхнуть стариной, показать всем, откуда растут ноги у альтернативных банд 2000-х и металлических жанров новейшего разлива.

Читайте также  Последний альбом Manowar будет разделён на три части

Концерт еще начался, а народ уже вовсю обсуждал, как все должно быть круто. Днем раньше Faith No More устроили супераншлаг в московском «Б1 Maximum», где, как рассказывалось, отожгли по полной. В «Юбилейном», однако, было пустовато, в зале было около трех тысяч человек — Петербург еще раз подтвердил свою непредсказуемость. Началось все по-тихому. Faith No More материализовались перед бордовым занавесом со сладкой «Reunited» — поп-хитом тридцатилетней давности группы Herb And Peaches. В самоиронии отказать им было невозможно. Будто прикалываясь над званием ветеранов, Майк Паттон вышел, опираясь на палку, и, хулигански пошевеливая бровями, с милой ленцой подпел клавишнику Родди Боттуму — мол, как здорово, что все мы здесь сегодня собрались. Буквально через три минуты от этой расслабухи не осталось и следа, а трость в руках солиста залетала в воздухе не то как дирижерская палочка, не то как инструмент кары. Доставалось обычно барабану-бочке. Нажав на все педали в последовавшей «Out Of Nowhere», группа перешла к тому, за чем все пришли. Музыканты, которым идет уже пятый десяток, рубились с резвостью, которой обычно ждешь от вчерашних школьников где-нибудь в клубе «Цоколь». К слову, местная поросль помоложе, типа Animal Джа, на них и училась — и риффы брать, и галстуки завязывать. Упакованный в костюм кремового цвета, Майк Паттон оказался таким генератором таких звуков, что оставалось только дивиться, как его глотка выдерживает подобное напряжение. Певец, внешне одновременно смахивавший на мафиозо и тронувшегося эстрадного артиста, издавал гроулинг, переходящий в визг в «Surprise! Your Dead», басовитый рокот в «Evidence», а мог спеть и вполне чистым тенором в «Easy» — дайте повод, и будет вам голос. Временами все перечисленные способности демонстрировались в рамках буквально одной вещи. Будто своих возможностей ему не хватало, через раз он хватался за мегафон и подбрасывал себе эффектов при помощи процессора, стоявшего на пюпитре. Периодически он присаживался на сцене как спортсмен перед прыжком, падал на мониторы, похаживал по сцене с тигриной прытью и прихохатывал. С эпическими молотилками в условиях «Юбилейного» звукорежиссер справлялся с трудом, от чистого звука до смазанного лязга был один шаг, а то и меньше. Если широченные клавишные партии Родди Боттума были еще достаточно разборчивы, то про гитары можно сказать, что они были просто слышны — даже сильнее, чем хотелось бы. От пиджаков группа вскоре избавилась, и дело приобрело совсем уже неформальный характер. Посреди нетленок «Midlife Crisis» и «Ashes To Ashes» затесалась и инструменталка «Время вперед!» Свиридова.

Притом что Faith No More играют не менее круто и энергично, чем раньше, в концерте все-таки чего-то недоставало — и даже не публики. За техникой группы сейчас все-таки чувствуется заученность, а музыка со всей ее яростью уже не кажется рискованной. С другой стороны, от концертов такого тура, как «The Second Coming», и не стоило ожидать чего-то сверхъестественного: собрались, сыграли, что будет дальше — посмотрим. Группа напомнила о том, какой должна быть реальная альтернативная музыка, а молодая шпана получила хороший урок.

Faith No More «The Real Thing»: вещь на все времена

После долгой паузы группа Faith No More воссоединялась, чтобы записать «Sol Invitus», но еще в этом году хотелось бы отметить юбилей самого пробивного альбома FHM — «The Real Thing». Обе работы, с перерывом в 30 лет, продюссировал Мэт Уоллес. Поговорим, как ставили звук одной из самых влиятельных команд альтернативного металла.

В 1989 году Мэт Уоллес уже имел опыт работы с Faith No More, но никогда до конца не был доволен результатом записи из-за довольно скудного оборудования. Друзья в качестве примера приносили ему популярные пластинки, из которых Мэту больше всего нравились работы Хью Пэдхама и Стива Лилиуайта. Но повторить успех крутых мейнстрим-звукачей было не так-то просто, когда твои расценки — 12 долларов в час, а из техники — только 8-трековый рекордер и пружинный ревербератор.

Не был он доволен и после окончания работы над «The Real Thing». По его собственному признанию, финальный микс звучал просто ужасно на его Hi-Fi и автомобильной системе. Уоллес даже подумывал сваливать из музыкального бизнеса поближе к своей матери-риэлтору, когда его настигла весть о невероятном успехе сингла «Epic» .

На самом деле, запись «The Real Thing» велась уже на 24 дорожки Studer A800, но команда постоянно находилась под прессом ограничений. Аналоговый носитель не может быть бесконечным, и во время записи бобина всегда забита по завязку. Иными словами, любая новая идея должна быть достаточно хороша, чтобы ради нее с ленты стерли что-то менее значимое.

После двух альбомов остальные участники Faith No More решили расстаться с неуравновешенным фронтменом Чаком Мосли и репетировали новый материал без него. У 20-летнего вокалиста группы Mr. Bungle Майка Паттона было всего две недели, чтобы войти в курс дела: написать тексты и приступить к рекорд-сессии.

С инструментами оказалось тоже негусто: к барабану Slingerland Radio King Уоллеса и студийному фортепиано прилагался личный реквизит музыкантов — Yamaha ударника Майка Бордина и бас-гитара Gibson Grabber с транзисторным усилителем Peavey у Билли Гулда. Джим Мартин использовал гитару Gibson Flying V с усилителем Marshall. Клавишник Родди Боттум принес 12-битный E-mu Emax, который был таковым лишь при воспроизведении. Сами сэмплы сохранялись при этом в 8-битном виде на 3,5-дюймовую дискету.

Для ударной установки было решено направить микрофон Shure SM57 на малый барабан, разместить AKG C451 под ним, AKG D12 — на большой барабан, Sennheiser MD 421 ловил том-томы, Shure SM81 сверху, а AKG C24 — чуть ближе, в двух метрах от барабанов. Плюс пара всенаправленных AKG 414 в качестве дальних комнатных микрофонов. Контроль и микширование велись через консоль Trident A-Range.

Уоллес немного придавил по динамике запись с барабанов, а затем очень сильно сжал звук с дальних микрофонов, чтобы добиться при микшировании более явной атмосферы «ударной установки в комнате». В этом месте хотелось бы передать привет братцам-аудиофилам.

На полном серьезе они меняют у себя лампы и провода, всерьез надеясь выцедить некую подлинность в фонограмме. Как видите, в условиях многоканальной записи (то есть в 100% поп/рок-репертуара) вся «атмосфЭра» создается искусственно — путем наложения и обработки множества дорожек. Пойдем далее по инструментальным партиям.

Бас-гитара записывалась микрофонами Sennheiser MD 421 непосредственно возле динамика, конденсаторным микрофоном в зале, плюс еще один канал через директ-бокс Countryman. Чтобы выбрать подходящую схему для записи гитары Джима Мартина, был потрачен целый день и 26 микрофонов. Удачные позиции отмечались желтым скотчем на полу.

Осталось разобраться с вокалом. Технически Майк Паттон умеет захватить несколько октав от визга до гроулинга. Но для «The Real Thing» он предпочел работать на противном назальном фальцете, репетируя не под запись баритоном, который слушатели смогли услышать лишь на следующих альбомах Faith No More.

Читайте также  Новое дыхание Аврил Лавин: слушаем альбом Head Above Water

Все попытки Уоллеса склонить Паттона шире использовать свои вокальные возможности окончились неудачей. При этом впоследствии продюссер сам признавал, что Паттон интуитивно оказался прав. Эта манера вредного рассерженного подростка сделала нужную кассу для видео «Epic» на MTV и вывела Faith No More на передовые позиции.

Дорожка Паттона подверглась компрессии более прочих. Из-за звукового давления использовалась транзисторная версия микрофона Neumann U 47. Сигнал пропускался через динамический компрессор dbx 166. Поскольку это было стереоустройство, то сначала на одном канале dbx 166 выполнялось компрессирование, а затем с его выхода моносигнал заводился на вход второго канала с включенным лимитером. То же самое делалось и на стадии микширования. Таким образом, голос Майка Паттона сжимался по динамике в четыре захода — дважды во время записи и дважды во время микширования.

Уоллесу до сих пор стыдно за эти фокусы и выкрученные на «The Real Thing» высокие частоты. На следующем альбоме «Angel Dust» он уже так не делал, применив лишь общую компрессию к финальному варианту микса. Но тогда в 90-х годах тарелочки «Epic» через ТВ и радиодинамики звучали шикарно — очень чисто и напористо. Да чего уж скрывать, и мне тогда понравился непривычно звонкий для CD саунд «The Real Thing». Изучим же его современными глазами и ушами.

Как видим, Мэтт Уоллес немного прибеднялся. В целом, у «Epic», несмотря на перечисленные внутренние процедуры обработок, нет современных болезней звукозаписи. Пики фонограммы не обрезаны, нет клиппинга. Динамический диапазон охватывает вполне приемлемые 7,9LU, а уровень громкости Loudness находится в области классических показателей 13LUFS.

При прослушивании тональный баланс фонограммы действительно худосочен и имеет крен в область ВЧ, но подобный почерк в мастеринге мне не кажется большой проблемой. Так что даже спустя 30 лет можно отметить феномен «The Real Thing» не только в жанре альтернативной музыки, но и как пример бюджетной, но необычайно привлекательной и эффективной студийной работы.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: