Сериал Винил снят в производства

HBO закрыл «Винил», потому что ты его не смотрел

Ночью 23 июня стало известно, что американская телесеть HBO не планирует снимать второй сезон сериала «Винил», хотя еще в феврале представители телеканала утверждали обратное. Первый эпизод, разбитый на две части продолжительностью по часу, посмотрели чуть больше одного миллиона человек, что, по меркам HBO, нельзя назвать впечатляющим результатом — «Винил» показал лишь небольшой отрыв от гораздо более дешевого комедийного сериала HBO «Девчонки» (Girls). Иными словами, главная проблема «Винила» состоит в том, что вместо него зрители предпочли смотреть какую-то ерунду (а также бесконечную «Игру престолов», которая тащит на себе весь канал). Несмотря на то, что дебют сериала сопровождался обширной рекламной кампанией, мы допускаем, что ты просто не знал о его существовании, потому что сейчас сериалов стала чертова прорва, и каждый из них сопряжен с навязчивой повсеместной рекламой. Раз уж теперь поделать ничего нельзя, рекомендуем посмотреть хотя бы первый сезон «Винила» — но имей в виду: после него тебя ждет вечность без хороших телешоу о рок-музыке.

Первая и главная причина смотреть «Винил» состоит в следующем: это единственный в своем роде сериал, который рассказывает о том, о чем остальные фильмы про рок-н-ролл почему-то молчат. Да, ты наверняка смотрел «Почти знаменит», «Рок-звезду» и «Школу рока» — но эти картины культивируют заезженную тему рок-романтики, отношений внутри коллективов, секса, наркотиков и веселой рокерской жизни, а «Винил» рассказывает о том, как в период расцвета поп-культуры строился музыкальный бизнес.

Главный герой «Винила» Ричи Финестра проходит через непростой период в жизни собственного музыкального лейбла. Знаменитые и подающие надежды артисты (к последним, согласно хронологии сериала, относятся Led Zeppelin) уходят к другим звукозаписывающим гигантам; компанию сначала хотят купить немцы, потом объединяют с конкурирующей фирмой; фоном разворачивается семейная драма с участием Оливии Уайлд и кокаина.

Рассекая по городу в поисках новых талантов, Финестра случайным образом открывает для себя совершенно новые, еще не успевшие толком оформиться субкультуры. В одной из серий есть сцена, где молодая группа играет панк-рок, но публика, не понимая, какого черта происходит, закидывает коллектив пустыми бутылками, и в зале начинается драка. В другом эпизоде герои обнаруживают, что чернокожие жители бедных кварталов Нью-Йорка, не имея денег на инструменты, новаторски переключаются между несколькими пластинками, собирая таким образом совершенно новую музыку. В обоих случаях ни рядовая публика, ни искушенные самой разной музыкой слушатели, не понимают, что происходит, но дальновидный Финестра понимает, что эти пока еще не понятые обывателями жанры спасут его тонущую компанию.

Одного из главных героев «Винила» сыграл сын Мика Джаггера Джеймс.

Естественно, стоит воодушевленно подумать, что сейчас-то сериал начнет показывать нам расцвет коммерческого панк-рока и хип-хопа, как первый сезон обрывается, и продолжение остается лишь додумывать.

Да, помимо прочего, продюсерами «Винила» выступили Мартин Скорсезе и Мик Джаггер — то есть, говорить об аутентичности происходящего можно долго: по словам одного из актеров сериала Рэя Романо, «это самый дорогой мусор, который вы когда-либо видели на экране». Костюмы, автомобили, декорации — все воссоздано с таким трепетом, что сомневаться в достоверности происходящего не приходится, даже наоборот — хочется бегом гуглить прототипы и степень соответствия происходящего состоявшейся реальности 1973 года.

10 серий, блестящий актерский состав и амбиция раскрыть тему музыкальной индустрии начала семидесятых, в самом эпицентре рок-н-ролла и за полгода до взлета панка, рэпа и диско.

Какого черта, разве нужны еще какие-то аргументы?

«Винил»: 10 фактов о сериале Мартина Скорсезе и Мика Джаггера

15 февраля на телеканале HBO стартовал «Винил» — сериал, к созданию которого причастен не только король нью-йоркского кинематографа Мартин Скорсезе, но и король рок-музыки, вокалист The Rolling Stones Мик Джаггер.

Одновременно с HBO показ долгожданной истории о рок-индустрии 1970-х запустил проект «Амедиатека», что позволило российскому зрителю выступить в непривычной для него роли первооткрывателя. Если вы до сих пор не решились на знакомство с новинкой, рассказываем, почему это нужно сделать как можно скорее.

1. Возможность создания общего проекта Мик Джаггер и Мартин Скорсезе начали обсуждать еще десять лет назад, когда Джаггер обратился к режиссеру с предложением снять ленту «The Rolling Stones: Да будет свет». В ходе работы над фильмом появилось множество идей, не связанных с творчеством группы, которые изначально собиралась реализовать студия Disney. Однако в некоторых пунктах достичь договоренности не удалось, и проект сначала перешел к Paramount, а затем к HBO, которые решили превратить фильм в сериал.

2. Вместе с Джаггером за сценарий отвечал Теренс Уинтер, уже работавший со Скорсезе над «Подпольной империей» и «Волком с Уолл-стрит», а, кроме того, приложивший руку к легендарному сериалу «Клан Сопрано».

3. «Винил» рассказывает вполне реальную по меркам 70-х (и, как сообщают создатели, в чем-то автобиографичную для каждого из них) историю президента и основателя компании American Century Records Ричи Финестра. В начале повествования Финестра не может похвастаться серьезными профессиональными успехами. Ровно до тех пор, пока не обращает внимание на молодой коллектив, который должен помочь ему попасть на вершину индустрии.

4. Джеймс Джаггер, сын Мика Джаггера, получил первую серьезную роль в «Виниле», что, как предсказывают, благотворно скажется на его будущей карьере. Помимо Джеймса в фильме стоит следить за харизматичным исполнителем главной роли Бобби Каннавале («Шпион», «Жасмин»), Оливией Уайлд («Доктор Хаус»), сыгравшей его жену, и Джуно Темпл («Искупление», «Господин Никто»), которой досталась роль его ассистентки.

Бобби Каннавале и Оливия Уайлд

5. К слову, персонаж Уайлд, Девон Финестра, в прошлом была одной из девушек с «Фабрики» Энди Уорхолла. Теперь ее мировосприятие полностью поменялось: и вместе со статусом домохозяйки с двумя детьми она приобрела стойкую ненависть к громкой музыке по ночам.

6. «Винил» позволяет поклонникам 70-х совершить настоящее путешествие по легендарным местам Нью-Йорка. В числе наиболее значимых локаций — один из любимых клубов Энди Уорхолла Max’s New York City, где играли The Velvet Underground, Дэвид Боуи и Игги Поп.

7. Создатели «Винила» сделали невероятный по щедрости подарок меломанам: каждый эпизод будет сопровождаться релизом EP с композициями, прозвучавшими в серии. Таким образом, к финалу сезона будет выпущено десять пластинок, каждая из которых содержит до тридцати песен.

8. В пилотной серии успели «появиться» Дэвид Боуи и New York Dolls, Led Zeppelin и ABBA, и это многообещающее начало. В числе ожидаемых персонажей — Патти Смит, Энди Уорхол, Элис Купер, Лу Рид и другие личности с громкими, не только для Нью-Йорка, именами.

9. Каждая серия «Винила» длится нетипичные для сериалов в принципе, но допустимые для сериала подобного формата 60 минут. При этом первая серия, по доброй традиции HBO, потребует 1 час и 40 минут драгоценного зрительского времени (но вам совершенно точно не придется об этом жалеть).

Читайте также  18-летие Animal Джаz в Москве: шутки, лирика и горящие сердца

10. Среди многочисленных отзывов критиков о «Виниле» достаточно как положительных, так и отрицательных. «Всего лишь за шесть месяцев и в радиусе десятка километров в Нью-Йорке были рождены панк, диско и хип-хоп. Это интересное и плодовитое время, поэтому перед ним было невозможно устоять», — говорит о своем проекте Мартин Скорсезе. И как минимум поэтому вам стоит составить собственное впечатление о сериале, который сейчас обсуждает весь мир.

«Винил»: миф о мифе или зачем смотреть новый сериал Скорсезе

Не многие отдают себе отчет в том, что раньше ностальгия считалась душевной болезнью. Только в начале 20 века ностальгия вышла из сферы интересов психиатров, вбивавших в голову больного клин, чтобы избавить его от неконструктивной тоски по старым-добрым временам.

В двадцатых годах прошлого века психолог Морис Хальбвакс (здесь я цитирую Википедию) выдвинул тезис социальной обусловленности ностальгии. Из него следует, что воспоминания, в том числе ностальгические, не в точности воспроизводят ход прошлых событий, а включают в себя субъективные оценки и ошибки того, кто вспоминает. То есть, ностальгия, это не воспоминания, а лишь их реконструкция; трюк сознания, в угоду сегодняшнему моменту, который, почему-то, не радует. Поэтому она столь популярна у самых широких слоев населения. Поэтому люди способны тосковать даже о самых плохих, в историческом смысле, временах.

Мартин Скорсезе и Мик Джаггер вынашивали идею сериала почти двадцать лет

Это, собственно, все что нужно знать, когда вам предлагают ностальгический продукт. Ностальгия вещь коварная, она может сыграть плохую шутку не только с потребителем коммерческой ностальгии, но и с ее авторами. Поэтому, когда создатели нового телешоу «Винил» (телевизионная сеть «HBO») — а это Мартин Скорсезе, Мик Джаггер и еще несколько очень уважаемых людей американской телеиндустрии, вроде Терренса Уинтера («Клан Сопрано», «Подпольная Империя») — говорят вам, что стремились показать все, как было на самом деле в их рок-н-рольной молодости, вы должны понимать, что это, конечно же, не так. Не так, даже если авторы искренне верят в то, что говорят.

Мы не могли пройти мимо сериала с таким названием, шутка ли — телесериал про наш любимый носитель. Да еще такого масштаба. Когда такое было?

Дух семидесятых

И что же у нас на этой пластинке? 1973 год, Нью-Йорк. Ричи Финестра (Бобби Каннавале), глава музыкального лейбла средней руки American Century. Когда-то он был хорош, но долгое отсутствие хитов и неистовый роман с кокаином приводят к тому, что финансовые дыры лейбла может залатать только слияние с PolyGram. Но въедливые немцы что-то подозревают, а все вокруг Ричи стремительно идет к черту — контракт с Led Zeppelin накрывается, простите за каламбур, медным тазом, безумные дружки-партнеры буквально толкают в пропасть…

«На концерт!»

Поначалу может показаться, что это лишь те самые, подогнанные в угоду современности, псевдовоспоминания. Что американская телеиндустрия, последовательно нарезающая временные пласты в телесериалы, просто добралась до семидесятых. Была «Подпольная Империя», того же Скорсезе, были «Безумцы», теперь, вот, «Винил». И ты видишь ровно то, что ожидаешь увидеть от сериала про неистовые семидесятые с музыкальным уклоном.

Все эти брюки-клеш, платформы, пестрые рубашки с большим воротником, золотые цепи на волосатой груди. Беспринципные акулы звукозаписывающего бизнеса, что тычут в лицо горящей сигарой: «Мне нужны хиты! Дай мне хиты!» Наивные, обдираемые, как липка, артисты, жалобно ноющие об увеличении роялти с записей. (Удивительно, что и у Джаггера, который уже столько раз провернул планету на своей микрофонной стойке, до сих пор так сильна обида на лейблы).

Рабочая атмосфера

Коррумпированные радиомагнаты с выжженным наркотиками мозгом. Кокаин, горы кокаина, эвересты кокаина. Толпы шлюх, некоторые из которых цитируют Чехова. Оргии, что оценил бы и Хантер Томпсон, он, такое ощущение, бродит где-то неподалеку. Секс, наркотики, рок-н-ролл — все как заказывали.

Тоже можно сказать и о главном герое. Ричи Финестра абсолютно скорсезевский типаж, очередной его Хороший Парень, минут через двадцать вам будет казаться, что вы знали его вечно. Лимузин, костюмы, красивая и, конечно, стервозная жена (Оливия Уайльд), немыслимый угар вечеринок сменяет отсутствующий взгляд и потухшая сигарета в руке. А на сердце камень, из-за первого преданного им артиста. Конечно же, чернокожего.

«Есть хиты? А если найду?» Весь коллектив American Century в сборе

Если говорить оценочными сериальными категориями это, в своей основе, шоу про офис. Про работу. Вот только работа у них такая. Веселая, рок-н-рольная работа. Вот смотрите, молоденькая секретарша, из нее явно выйдет толк, но пока она приторговывает наркотиками прямо на рабочем месте. А вот специальный человек в команде, очень важный — он дает взятки. А вот невменяемый юрист. Каждому найдется время, сериалы дело долгое. И что в итоге? Ожидаемый срыв покровов в ожидаемом антураже.

Музыка

Может быть, это все звучит не слишком вдохновляюще, если бы не одно но, «Винил» — шоу музыкальное. Музыка здесь не просто фон, чтобы раскрутить комедийную драму на фоне шоу-биза, это самоцель. Она такой же действующий персонаж сериала, как и люди, которые вертятся вокруг нее. Именно поэтому мы пишем об этом сериале, «Винил» полностью оправдывает свое название — это чрезвычайно меломанское шоу. Музыка здесь звучит постоянно, иногда она инкорпорирована в сюжет, а иногда, подчас неожиданно, оборачивается отдельными, настроенческими номерами.

И пластинки в этом шоу ставит вам лично Мик Джаггер. И не ждите от него тривиальных ходов.

Семейный подряд — лидера подающей надежды протопанк рок-группы The Nasty Bits играет Джеймс Джаггер, сын Мика Джаггера

Все персонажи одержимы музыкой, они все время в поисках того хита, что перевернет мир. Все эти офисные драмы, криминал, слияния и поглощения, лишь повод показать, как где-то там, в дебрях плохих районов Нью-Йорка уже рвет струны первая волна панка. Как набирает силу речитатив нарождающегося хип-хопа. А вот какие-то шведы, кажется, ABBA. Как думаешь, Ричи, из них выйдет толк?

И он хорош

Скорсезе выбрал правильную тональность — все «сюжетные» группы вымышленные, а известные имена иронично обыгрываются на периферии сюжета. И правильно — не превращать же шоу в запутанный клубок байопиков. Уже в пилоте вы встретите…. Впрочем, не стоит. Распутывать отсылки и референсы, которыми «Винил» набит просто под завязку — отдельное удовольствие, и лишать этого нашего читателя, просто вывалив ему на голову фактуру, в высшей степени безнравственно. Это шоу отличный повод блеснуть музыкальной эрудицией, а это именно то, что отличает аудиторию «Stereo&Video» от любой другой. Посмотрели, теперь послушайте роскошный саундтрек. Потом найдите оригиналы. И вам откроется.

Это просто красиво

Мне трудно предсказать реакцию на «Винил» людей, которые серьезно разбираются в этом музыкальном отрезке. Вполне возможно, что они сочтут это шоу профанацией и клоунадой. Специалисты дело такое — они ценят свои реконструкции воспоминаний гораздо выше всех остальных реконструкций. Шоу все же больше рассчитано на тех молодых людей, которые стоят сейчас у виниловых развалов, сосредоточено перебирая конверты. По сути, это даже не миф, это уже миф о мифе.

Читайте также  Как настроить укулеле

Но «Винил», бесспорно, хорош тем, что проговаривает ясно и четко — музыка это самая прекрасная вещь на свете. Ты стоишь на краю пропасти, и кажется, надежды нет, но вдруг слышишь музыку и сердце твое ёкает. Ты идешь на звук, и попадаешь на концерт каких-то New York Dolls, которые жарят так, что их можно использовать вместо бульдозера для сноса ветхих строений (реальная история, кстати). И словно солнце взрывается в твоей голове, — да, да, это оно! И все остальное вдруг отходит на второй план. Становится неважным.

Эти молодые люди с винилом, им сейчас доступна вся музыка мира по взмаху волшебной электронной палочки. Но они носятся с этими неудобными бумажными конвертами именно потому, что тоже понимают – в мире нет ничего прекрасней музыки. И так ли важно, в этом смысле, академическое толкование ностальгии?

Vinyl: Music From the HBO Original Series, Volume 1

01. Ty Taylor: «The World Is Yours»

02. David Johansen: «Personality Crisis»

03. Kaleo: «No Good»

04. Sturgill Simpson: «Sugar Daddy»

05. Ruth Brown: «Mama He Treats Your Daughter Mean»

06. Otis Redding: «Mr. Pitiful»

07. Dee Dee Warwick: «Suspicious Minds»

08. Mott the Hoople: «All The Way From Memphis»

09. David Johansen: «Stranded In The Jungle»

10. Chris Kenner: «I Like It Like That»

11. Ty Taylor: «Cha Cha Twist»

12. The Jimmy Castor Bunch: «It’s Just Begun»

13. Soda Machine: «Want Ads»

14. The Meters: «Hand Clapping Song»

15. Soda Machine: «Slippin’ Into Darkness»

16. Edgar Winter: «Frankenstein»

17. Nasty Bits: «Rotten Apple»

18. Foghat: «I Just Want To Make Love To You»

Саундтрек уже доступен в iTunes и других цифровых магазинах, релизы на 7- и 12-дюймовых пластинках выйдут в ближайшие месяцы.

Детально о кинофильме «Винил (сериал)»

15 февраля 2016 года, одновременно с мировой премьерой, онлайн-сервис Амедиатека представит первую двухчасовую серию музыкальной драмы «Винил», снятую самим Мартином Скорсезе. Сериал переносит зрителя в Нью-Йорк 1970-х годов, без прикрас изображая заряженный сексом и наркотиками музыкальный бизнес на заре панка, диско и хип-хопа. Время перемен и безграничной музыкальной свободы, открывшее миру взрывные направления и невероятное количество талантливых творцов-музыкантов. Поп, хард-рок, хеви-метал, панк-рок, R&B, соул, фанк, рэгги… От ABBA до Led Zeppelin, от Дэвида Боуи до Джеймса Брауна – сумасшедший коктейль 70-х в новой драме HBO. Время, по которому невозможно не ностальгировать даже тем, кто родился намного позже.

По сюжету главный герой Ричи Финестра в исполнении Бобби Каннавале («Подпольная империя», «Жасмин») рвет и мечет, чтобы придумать новое направление и возродить свой звукозаписывающий лейбл, при этом преодолевая личностный кризис и неурядицы семейной жизни. Роль богемной жены с характером досталась обворожительной Оливии Уайлд («Доктор Хаус», «Она», «Трон: Наследие»), а бизнес-партнером стал Рэй Романо («Родители», «Все любят Реймонда»).

В двух словах о создателях проекта можно сказать так: звезды сошлись. Кто, если не классик Мартин Скорсезе, перенесет зрителя в Нью-Йорк 70-х? Если не рок-звезда Мик Джаггер поделится своей и по сей день неиссякаемой энергией и духом того времени? Если не авторы «Подпольной империи», «Волка с Уолл-Стрит» и «Во все тяжкие» Теренс Уинтер и Джордж Мастрас закрутят сюжет так, чтобы сезон смотрелся на одном дыхании? Кстати, для Скорсезе и Джаггера это не первое сотрудничество. Вместе они уже работали над документальным фильмом «The Rolling Stones. Да будет свет».

В сериале будет представлено много реальных музыкальных групп того времени, а одну даже возглавит сын Мика Джаггера – Джеймс Джаггер сыграет Кипа Стивенса, ведущего вокалиста панк-рок-группы The Nasty Bits.

«Все начинается с 1972-го. К тому времени Rolling Stones уже состоялись, по сути, в сериале будет показана совсем другая группа. Конечно, вы услышите их музыку, но не более, чем песни других исполнителей той эпохи. Сын Мика Джаггера, один из главных персонажей нашего сериала, играет молодого музыканта, который внешне, безусловно, походит на своего отца. Но у его группы нет ничего общего с Rolling Stones – совсем другое время, совсем разные пути. Поэтому нет, это ни в коем случае не история Мика Джаггера, хотя вы и увидите кого-то, поразительно напоминающего Мика», – комментирует программный директор HBO Майкл Ломбардо.

15 февраля смотрите или… слушайте «Винил». Как говорит Ричи Финестра: «Ставлю пластинку, спускаю иглу, врубаю звук!».

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: