Sacart и ЕР Show of Doubts: рецензия

Рецензия #69: Metric — Art of Doubt

Откуда берутся альбомы?

Консенсус такой: Fantasies (2009) – самый популярный альбом Metric. Годные гимны прямолинейного инди-попа там и не планируют заканчиваться: «Help I’m Alive», «Sick Muse», «Satellite Mind», «Gold Guns Girls», «Gimme Sympathy», «Stadium Love». Вы понимаете, что я озвучил больше половины альбома? На эту платиновую пластинку не поместился даже «Black Sheep», который по иронии судьбы подарил Metric еще большую славу. Бедный родственник Fantasies был подобран под саундтрек фильма «Скотт Пилигрим против всех», а перепевала его восхитительная Бри Ларсон.

Однако поставить предыдущие шесть альбомов в единый рейтинг нельзя, ведь популярный студийник далеко не всегда считается лучшим. Кому-то нравится полу-дисковый дебютник Old World Underground, Where Are You Now? (2003), кому-то – закостенелый Live It Out (2005), от прохладности которого офигевают рекламщики мятной жевательной резинки. А мне лично нравится аккуратный и симпатичный Grow Up and Blow Away, который считается едва ли не самым слабым в их дискографии за возвращение к скромным истокам. В нем я представляю, как Эмили спускается по горкам детской площадки. В гордом одиночестве она прощается с беззаботным юношеством.

Последние два альбома Metric подняли много неприятных дискуссий. Synthetica (2012) ослепила всех журнальным глянцем. Забавно, что альбом за редким исключением ругали за инди-договорняк и уход под копирку. Запиши канадцы дубликат Fantasies, их бы пожурили за то же самое. А вот в 2015-м произошел конфуз. Все избегают разговоров о Pagans in Vegas, прикидываются, что его и не было вовсе. Булькающая блевотина смешала все карты Metric и отняла вокальные преимущества Эмили Хэйнс – об этом я точно не забуду. Спешу сообщить, что Metric переболели электронной лихорадкой и вышли из нее с легким приступом амнезии.

Новый Art of Doubt никак не мог получиться хуже и должен был ознаменовать прогресс коллектива из-за подвижек вокалистки. Эмили Хэйнс всю жизнь была нарасхват и в прошлом году отметилась дважды. Сначала она сходила на встречу выпускников супергруппы Broken Social Scene. Альбом получился едва ли выше среднего, но нахлынула ностальгия и вернулся проект Emily Haines & The Soft Skeleton. Я его посчитал очень слабым и занудным, но оценка не пришла без позитива. Все-таки от нового материала Metric может повеять свежестью.

А чо так темно?

Metric не нужна презентабельность альбома, но начало сильно насторожило. Непримечательная обложка с неоновой бесформенностью. Неоправданная продолжительность – 58 минут – оправдывает ютуберов, которые снимали видео со отметкой «10:01», чтобы монетизация не кусалась. К тому же, Art of Doubt начинается с самого сильного сингла. Это будет скоростной спуск или поворотливый слалом?

«Dark Saturday» заканчивает волну синти-попа в творчестве лидеров канадских чартов. Припев отдает победной формулой Fantasies, но предстает в другом обрамлении. Прерывистый рифф собрал вокруг себя остальные композиционные решения под шатром, укрывающим от дождя. На рефрен музыканты выбираются, чтобы на них отыгрались хляби небесные. «Dark Saturday» повествует о двух разных путях достижения успеха: кто-то с ним рождается, а кто-то ради него стены головой пробивает.

Хэйнс попала под шторм критики, и тут никакой дождевик не поможет. В свете обвинений в неоригинальности Эмили напялила на себя красную худи и записала уже упомянутый мною Choir of the Mind со своими The Soft Skeleton. Переживания по поводу работы вхолостую звучали и там и продолжили свое существование на «Dark Saturday». На этот раз это происходит на высоких скоростях, которые позволяют писклявому бриджу побыстрее выбраться наружу. Повторение слова dark напомнило мне «Этот безумный, безумный, безумный, безумный мир» Стэнли Крамера. А суббота темная, видимо, оттого, что даже после тяжелой рабочей недели, когда все отдыхают, энтузиаст корпит над своим ремеслом.

Меня сильно бесили примитивные перепевки Pagans in Vegas, и они, к сожалению, возвращаются на «Love You Back». Причем здесь надоедает не единственная строчка припева или мелодичные «ла-ла-ла», а неверная подготовка ко всем частям песни. Лирическая героиня не может ответить кому-то взаимностью и страдает от этого. Мы бы рады ей помочь, но изъясняется она не очень: то она бросает драгоценности в водоем, то носит невидимые цепи. Было же время, когда Хэйнс говорила прямо. Вспомнить хотя бы рискованную строчку для радийного «Gold Guns Girls»: «I don’t wanna bend like the bad girls bend, I just wanna be your friend. Is it ever gonna be enough?» Понятно и по делу.

Девять часов вечера. Вы сели на диван, включили телевизор, чтобы посмотреть программу «Время». Только вместо Екатерины Андреевой сидит какая-то блондинистая канадка. «Die Happy» мелодией напоминает грандиозное вступление к североамериканскому выпуску новостей. Звукорежиссеры в студии намеренно поднимают его громкость, чтобы захватить ваше внимание. Metriс понимает, что их возраст требует от них социальных песен. Получается не очень. Общество у нас так себе, и люди предпочитают закрывать глаза на ужасы, чтобы умереть счастливыми. Бла-бла. Идейно «Die Happy» не поражает воображения, но музыка заставляет искренне порадоваться возвращению группы. Напускная беззаботность хорошо граничит здесь с грубыми синтезаторами, наводящими беду.

«Now or Never Now» продолжают тленную идею первого трека. Мол, жизнь конечна – пора заняться делами. У этой песни, как и у жизни, нет припева или кульминационного момента. С «Now on Never Now» слушатель задастся вопросом «А почему мне это нравится?» и не сможет найти на него рационального ответа. При этом мозг особо не регистрирует жестокость мира, выраженную в песне. Эмили могла бы петь о конце света, но вы бы все равно говорили: «А хорошо горит…»

Как тут не появятся сомнения по поводу своего творчества? Если Metric записывает музыку, чтобы хотя бы что-то делать в этом ленивом мире, то кто будет за качество-то отвечать? Тут и появляется титульный трек «Art of Doubt». Вот это уже больше похоже на годную инди-песню. Мне нравится следить за музыкантами в битве со своими музами и демонами скрипичного ключа, потому что сам сталкиваюсь с теми же проблемами по другую сторону баррикад.

На «Art of Doubt» Эмили разбирает весь спектр эмоций творческой личности. Вдохновенный полет, крики отчаяния (буквально), гипервентиляция – и все это потому что никто не знает, каким должно быть искусство. В последнее время я слышал сотни историй выгорающих контент-криэйторов, и сумасшествие информационного мира не сбавляет обороты. Это путешествие по запутанному музыкальному мозгу дало очень неплохие результаты.

Совсем никакого просвета?

Первая половина альбома заканчивается на песне, где снова верховодит черный цвет. На «Underline the Black» впервые стало по-настоящему грустно, ведь рифф сидит в углу и плачет. Несмотря на проснувшийся после трехлетней спячки вокал Хэйнс, закладываемые виражи в этой песне слишком жанровые и клишейные. Густое настроение Art of Doubt остается там же, но технические погрешности выходят на первый план.

Легкая тревога в голосе пробивается на «Dressed to Suppress». Почему-то этот сингл с Art of Doubt приглянулся многим слушателям, но до меня не допер. Идея с давлением общества оказалась слишком размазанной: нужно жениться, нужно притворяться, нужно то, нужно се. А припев со всеми этими замыслами не удался совсем.

Я упрямо пытался вспомнить, с какой песни тупо скопирован припев «Risk». Но это не важно, ведь Metric потихоньку сбивается в среднячковость. К этому моменту мы услышали уже все, и нас не пробудят ни затягивания, ни катализаторы.

В первый раз в жизни во время написания рецензии я не заметил, как сменились песни. Очухался я только на третьей. «Seven Rules» убаюкал быстрее, чем стрим от управления НАСА. Более или менее интересный рифф повел меня по вкладкам браузера, и это при том, что аддиктивные YouTube и Reddit заблокированы. «Holding Out» – это композиционный смех на палочке. Такое ощущение, что все его части – из трех разных песен. Гитарный разгон после двух медленных строчек с right now – это как капля вэйпорвэйва в классической музыке. А социально острый вопрос «нынешние дети только в телефонах сидят» освещен очень поверхностно, как будто непутевые родители оставили ребенка перед теликом, лишь бы не мешал.

Читайте также  Мюзикл о Майкле Джексоне представят в 2020 году

Проснувшись на «Anticipate», я задался вопросом, а когда это Яндекс.Музыка научилась включать предыдущие альбом исполнителя. Синтезаторы из Synthetica временно заполнили мне уши, а скука осталась прежней. Эта четырехминутная песня длится дольше, чем прошлые мастодонты на батарейке дюраселл.

Последний трек «No Lights on the Horizon» отвечает на мой вопрос, поднятый в этом параграфе. Честное пионерское, я даже не знал. Видимо, очень хорошо прочувствовал Art of Doubt. Финальная композиция отлично подходит для людей, которым понравилась вторая половина альбома. Это должен быть человек, неподвижно лежащий на двухспальной кровати в форме морской звезды или снежного ангела – как вам угодно.

С другой стороны, размеренный и немного влюбчивый «No Lights on the Horizon» дает очень ценную мысль: «Если бы не твоя доброта, я бы не вылазил(а) из постели». Эмили весь альбом говорила, что нужно держаться на плаву, потому что смерть близка. А в последней песне оказалось, что если и этой мотивации недостаточно, пора находить человека, ради которого стоит творить и существовать. Да будет так.

Вердикт

Я ловил кайф, когда слушал и писал про первые шесть треков Art of Doubt. Metriс долго не давали повода поразмышлять и порадоваться за них, и это был глоток свежего воздуха. На второй половине альбом превратился не просто в скоростной спуск, а в прыжок с тарзанки – из крутого нового материала в воздушную подушку.

Однако Art of Doubt будет не так плох для большой аудитории. В каком-то смысле это лучший альбом со времен Fantasies. Общая настроенческая картина Metric держится благодаря отдельным трекам, чья стадионность сменилась на более ламповые концерты, где фанаты сидят в креслах.

В стартовом сингле «Dark Saturday» Эмили говорит, что она «меняется, оставаясь собой». Иногда это все, что нам нужно для саморазвития. Стоять на месте не значит стагнировать, особенно когда встречный ветер отгоняет назад. Как я уже сказал в начале рецензии, мы недооцениваем взросление и стремимся обмануть время. Хотя все это время – время обманывает нас. Metric стали лучше, когда углубились в личные переживания. Мы тоже можем стать лучше, если перестанем смотреть на всех вокруг. Искусство сомнения, оно такое.

Оценка: 6/10

Плюсую: «Dark Saturday», «Die Happy», «Now or Never Now», «Art of Doubt», «No Lights on the Horizon»

Минусую: «Love You Back», «Seven Rules», «Holding Out»

Sacart и ЕР Show of Doubts: рецензия

В принципе, «Хоббс и Шоу» получился именно таким, каким мы его представляли и каким он и должен быть по концепции — неизлечимо бредовым, но легким, драйвовым и техничным. Хорошо подходит слово slick, прежде всего в значении «гладкий, стильный, техничный, хорошо сработанный» — тут действительно все очень профессионально и выверено.

Монтаж подгоняет все стык в стык, так что ничего не провисает и не торчит. Но еще и из-за некой противоречивой дуальности, slick это и «чистый, равномерный» и «покрытый слизьюжиром», в данном случае — baby oil, детским маслом, которым натираются культуристы и которое уже не раз припоминали в «Форсажах» применимо к Хоббсу.

Я к тому, что фильм помимо традиционного для «Форсажей» экшена, ставящего эпичность выше мелочей типа физики и логики, пропитан тестостероном и тупыми шутками про член сильнее, чем полотенце Скалы тем самым детским маслом.

Скажу сразу, «Форсаж» — одна из немногих франшиз, где изнасилования логики и физики, бредовость поведения персонажей, смехотворная нереалистичность экшена, неубиваемые герои и прочие прелести, за которые я обычно цепляюсь в «Неудобных вопросах» к другим фильмам, меня совершенно не беспокоят. Потому что здесь — они и есть суть франшизы, мы ходим на «Форсажи» не ради того, чтобы услышать триста раз слово «семья» или попытаться рассмотреть свое отражение в лысине одного из ее мачо-персонажей, а как раз ради бредовых over-the-top экшен сцен, в которых с самолетов сбрасываются танки, внутри которых наркобароны взламывают Пентагон с выключенного Ipod.

Трейлер спин-оффа очень правильно давил именно на это — еще эпичнее, еще тупее, но и еще фановее. Таким фильм и вышел — тупым, но сочным фаном, к бредовости которого не хочется придираться, потому что… ну, а чего вы ожидали? Нет, серьезно? Каждый, кто идет на это в кино, должен четко представлять, что он получит — именно это он и увидит. Тут все честно.

Съемку спин-оффа поручили Дэвиду Литчу, режиссеру «Дэдпула 2», «Взрывной блондинки» и первого «Джона Уика» (в паре с Чадом Стахелски, который потом снимал вторую и третью части уже один). Для меня, бешенного фаната «Взрывной блондинки», одно имя режиссера заметно завышало планку ожидания для «Хоббса и Шоу».

Но скажу сразу, «Блондинки» тут не чувствуется совершенно — ни реального напряжения и вымотанности бойцов в драках, ни схваток на фоне «Сталкера» Тарковского, ни яркой стилизации и атмосферы. Драки сделаны неплохо, но реализм и жесткость которыми цепляли «Уик» и «Блондинка» тут отсутствуют. Это вполне традиционные драки для «Форсажа» — пафосные, показушные, достаточно яркие, но очень уж бездушные. Вроде красиво придумано и поставлено, но из-за того, что реального переживания за героев нет, все как-то блекнет.

У фильма вообще много внезапных связей с франшизой «Миссия невыполнима» — вот и драки тоже чем-то напоминают по подходу драки этой серии, хотя уступают им. Та же драка в туалете в «Последствиях» была куда сильнее и больше напоминала то, что так хорошо делал Литч раньше — затяжная, честно снятая схватка (без эпилептичного монтажа) с реальными ставками.

Вторая связь — это сюжет «Хоббса и Шоу», который в основе своей — калька с «Миссия невыполнима 2». Снова сперзлодей и супервирус, снова кто-то вкалывает его себе для перевозки и т. д. Третья связь — прекрасная Ванесса Кирби, которая многим запомнилась еще по «Миссия невыполнима: Последствия», где играла Белую Вдову, дочь Брокера Макс, героини еще первой «Миссии». Вполне возможно, что сюда ее затащили по наводке Дрю Пирса, соавтора сценария «Хоббса и Шоу», который участвовал и в создании сценария «Последствий». Он — четвертая перевязка.

Подобные зацепки людей через прошлые проекты прослеживаются и в двух главных камео картины — оба актера работали над недавними проектами вместе с кем-то из создателей «Хоббса и Шоу». Эти камео выглядят как попытка показать, что мол у нас тут тоже есть своя «семья», не хуже, чем у основного состава «Форсажа», расширенная такая, найдем, мол, кого затащить по старой дружбе. Не поймете, с чего вдруг я противопоставляю спин-офф и его же родительскую франшизу? Сейчас объясню…

Насколько я понял из закулисных слухов, этот спин-офф — не просто фокус на двух героях «Форсажа», которые продолжат отжигать и в основной серии — это раскол франшизы. Хоббс и Шоу получили свой собственный фильм, но вот в девятом «Форсаже»-то их не будет, их тупо отселили. И надо понимать, в десятом, который вроде как снимают параллельно с девятым, тоже. Возможно, к одиннадцатой части (до которой еще дожить надо) их найдут способ вернуть, но не факт. Так в чем дело? С чего вдруг франшизе выгонять настолько популярных героев, да еще теперь и раскрученных собственным спин-оффом? Дело в эго.

Скала с Вином Дизилем не ладили уже давно. Дизеля можно понять — это его франшиза изначально и он всегда играл тут архетип большого страшного лысого бугая. На фоне Скалы, который больше его в два раза, он выглядит довольно затравленно. Джонсон вписывается в его архетип куда успешнее, он просто выглядит более здоровой, лысой и страшной версией Доминика.

Читайте также  Инстаграм Ани Лорак

Актеры много ссорились на площадке, а затем Дизель использовал свой пост продюсера франшизы, чтобы вырезать из восьмого фильма сцену, полностью посвященную Хоббсу и Шоу. Того самого восьмого фильма, где Дизель и Скала ни разу не появляются в одном кадре вместе, даже в сцене где они вроде стоят рядом — вместо Дизеля стоит дублер.

И да, учитывая что с этим спин-оффом «Форсаж» стал немножко киновселенной, к нему тут же возникают вопросы типичные для этого формата, а именно — почему Хоббс и Шоу, столкнувшись с серьезной проблемой, не обращаются за помощью к местным Мстителям — к команде Форсажа? К «Семье», быстрой и яростной?

Словно издевка — даже когда героям срочно нужен кто-то, кто способен починить сложный прибор, они вспоминают не про хакершу Миссандею, недавно присоединившуюся к семье, а про брата Хоббса, автомеханика. Уж если вы с чего-то решили, что обычный автомеханик может починить суперприбор, то с чего лететь к нему, теряя 15 часов на перелет до задницы мира, когда у вас в «семье» каждый — автомеханик в кубе? Потому что это раскол, а не расширение. Ни одного камео других героев «Форсажа» тут нет, их даже не упоминают, как и не было. Какие 8 фильмов?

Вин Дизель пытался помешать самому созданию спин-оффа «Хоббс и Шоу», Тайриз Гибсон умолял Скалу не соглашаться на проект, потому что это разбивает семью Форсажа — мол он сам не согласился, когда ему и Лудакрису предложили их собственный спин-офф. Но Скала с радостью подписался под «Хоббсом и Шоу» и его тоже можно понять.

Дуэйна называют виагрой франшиз — он прибавляет успешности любому проекту, где появляется. У него одна проблема — все его любят, все его хвалят, но где его собственные ключевые франшизы? Их до сих пор нет. Все, что пробовали строить чисто под него и вокруг него, ни до чего особенного не дотянулось: «Небоскреб», «Разлом Сан-Андреас», «Рэмпейдж», «Геракл» — все вышло довольно блеклым и незапоминающимся. У Сталлоне были «Рокки» и «Рэмбо», у Шварценеггера — «Терминатор» и «Конан» (помимо кучи других ярких сольных ролей в шикарных одиночных фильмах), у Скалы до сих пор ничего.

Мы вроде так его любим и постоянно видим на экране, но в чем? Что это за роли? Есть ли у него хоть один яркий персонаж, которого можно отличить от другого его персонажа?

Я до сих про при мысли о Скале в кино вспоминаю его потрясающую комедийную роль в «Будь круче» с Траволтой. Там он играл гея-телохранителя с амбициями актера, репетировал перед зеркалом — это было великолепно. С тех пор прошло 14 лет и ничего более яркого он так и не сыграл. Впрочем, его партнер по спин-оффу тут недалеко ушел — самые яркие роли Стейтема так и остались в нулевых, в фильмах Гая Ричи, единственного, кто использовал Джейсона не как машину по размахиванию ногами в экшен-сценах, а как комедийного и драматического актера. По иронии, его самая яркая роль пришлась на фильм того же года — «Револьвер» и «Будь круче» оба вышли в 2005-м.

Кстати о Гае Ричи, мне показалось или Хоббс и Шоу в Лондоне входят в то же здание, что играло роль бара в «Картах, деньгах»? Отсылочка?

Так или иначе, Скале позарез нужна собственная франшиза — топовая, знаковая, потому что давно пора. И он, похоже, решил поставить все фишки на «Хоббса и Шоу». Да, она парная, а не сольная, но лучше чем ничего. А там, глядишь, и «Черный Адам», наконец, стартанет.

А вот и та самая роль в «Будь круче», полюбуйтесь на молодого красавца.

«Хоббс и Шоу» — это ладно скроенная, качественная, но проходная отработка идеи. За границы того, что мы от нее ожидали, ее вытащить так и не выходит. Не сотворил очередного экшен-чуда Литч (драки качественные, но от бога боевиков, создавшего «драку на лестнице» из «Блондинки», ждешь большего).

Не выдали нечто потрясающе в комедийном амплуа Стэйтем и Джонсон (оба ярче себе проявляли в этом качестве в других картинах), не порвал мозг напичканный аугментами Идрис Эльба, который с помощью нечеловеческой реакции и дополненной реальности просчитывал все удары оппонентов (ему нарисовали очень крутой мотоцикл-трансформер, но его было маловато). И даже Ванесса Кирби не смогла своим обаянием и техничными драками вытащить картину на новый уровень.

Приплетение Самоа, родины Хоббса, и его семьи (это засветили еще в трейлере) было, возможно, самой удачной идеей — все, происходящее там стоит немного отдельно от остального фильма, который даже имеет свою промежуточную концовку, это словно дополнительный мини-фильм, и все же именно Самоа привносит ту щепотку «теплого, семейного», от которой даже можно немного умилиться и прослезиться.

Конечно, это все бы не сработало, если бы не существовало на мета-уровне — Скала действительно имеет самоанские корни, у него мама оттуда, поэтому все ритуальные пляски выглядят не дешевым ходом, а возвращением актера к корням. Это было мило. Плюс, конечно, забавляют ассоциации с «Моаной» (Скала озвучивал Мауи и сделал это на ура, включая песни).

Хотите развлечься, отключив мозг — это картина идеально подходит для этого, она под это и создавалась, да и справляется с задачей вполне удачно. Она сильно упирает на юмор, который в ее понимании заключается в бесконечных перепалках Хоббса и Шоу, унижающих друг друга. Шутки эти до предела тупые, но время от времени зал пробивает на хохот — не потому, что шутка попалась внезапно гениальная, а потому, что она настолько невероятно тупая, что не смеяться над этим невозможно. Некомедийные диалоги по большей части написаны плохо — до зубовного скрежета, но временами проскальзывает нечто искреннее и отлично сыгранное. Обычно, из уст Ванессы.

Думаю, фильм соберет вполне приличную кассу и получит сиквел. Сольются ли спин-офф и основная серия воедино снова — остается лишь гадать, тут все зависит от факторов, далеких от логики и чисел.

Сколько стажировались участницы Kep1er

Перед тем как принять участие в Girls Planet 999 и попасть в состав Kep1er, вот сколько времени каждая участница потратила на тренировки, чтобы стать звездой.

1. Ким Чэ Хён

Чэ Хён из Kep1er тренировалась около шести лет, прежде чем присоединиться к Girls Planet 999. 19-летняя девушка впервые стала стажером в 2015 году, когда присоединилась к SM Entertainment, тренируясь в течение пяти лет. Затем она покинула компанию в прошлом году, обучаясь еще один год под руководством WAKEONE — компании, соуправляющей Kep1er.

Точно неизвестно, как долго Бахийи из Kep1er тренировалась, прежде чем присоединиться к Girls Planet 999. Play M Entertainment недавно сообщили, что 17-летняя девушка подписала контракт с их агентством, но неясно, присоединилась ли она к ним до или после того, как стала частью состава шоу. Тем не менее, ее танцевальная академия показала, что в период с марта по июль прошлого года она прошла несколько прослушиваний для других компаний. Таким образом, похоже, что она была официальным стажером менее одного года, не считая времени, проведенного в академии.

3. Чхве Юджин

Юджин из Kep1er тренировалась около четырех лет, прежде чем дебютировать в своей первой группе, CLC. Фактически, она тренировалась дольше всех участников шоу, присоединившись к Cube Entertainment в 2011 году. 25-летняя Юджин была участницей CLC в течение шести лет, прежде чем присоединиться к Girls Planet 999, что дало ей в общей сложности десять лет опыта.

4. Ким Да Ён

Читайте также  Есть в Nizkiz Лiрика, есть в них задор…

Даён из Kep1er тренировалась около трех лет, прежде чем присоединиться к Girls Planet 999. 18-летняя девушка провела около года обучения в школе CNC, а следующий год в Stardium Entertainment, а также год в ее нынешнем агентстве Jellyfish Entertainment.

5. Со Ён Ын

Юнгён из Kep1er тренировалась около двух с половиной лет, прежде чем присоединиться к Girls Planet 999, в том числе несколько месяцев в ее нынешнем агентстве BIScuit Entertainment. Неизвестно, где 16-летняя девушка тренировалась до прихода в компанию.

6. Кан Йе со

Неизвестно, сколько времени Йе Со из Kep1er тренировалась перед дебютом, но она была айдолом уже несколько лет. 16-летняя девушка была преддебютным участником Pritti в 2014 году и участником Cutie-L в возрасте от 5 до 8 лет. Затем она около полутора лет была участницей Buster, что дало ей примерно четыре с половиной года айдолского опыта, прежде чем присоединиться к Girls Planet 999. Теперь она подписала контракт с 143 Entertainment.

7. Эзаки Хикару

Хикару из Kep1er тренировалась около пяти лет, прежде чем присоединиться к Girls Planet 999. В возрасте 17 лет она присоединилась к детской группе Avex Artist Academy + GANG в 2016 году и продолжила тренировки после ухода из группы в 2018 году.

8. Сакамото Маширо

Маширо из Kep1er тренировалась около четырех лет, прежде чем присоединиться к Girls Planet 999. Она присоединилась к JYP Entertainment в 2016 году и тренировалась там в течение двух лет, также провела еще один или два года, тренируясь в Pledis Entertainment. Теперь 21-летняя девушка подписал контракт с 143 Entertainment вместе с Есо.

9. Шэнь Сяо Тин

Сяо Тин из Kep1er тренировалась около двух с половиной лет, прежде чем присоединиться к Girls Planet 999, о чем говорится в письме, которое она написала себе. Неизвестно, с какими агентствами она сотрудничала, но она тренировалась в TOP CLASS Entertainment после китайского шоу на выживание Produce Camp 2020.

Если Вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

«Дрэг как протест в России никому не нужен»: 4 проблемы предстоящего шоу Анастасии Ивлеевой Объясняют активисты и феминистская исследовательница

«Первое drag-шоу в России» — так описывает свой проект «Королевские кобры» блогер Анастасия Ивлеева. Он должен выйти 28 сентября на YouTube. По сути, Ивлеева готовит российскую адаптацию американской программы RuPaul’s Drag Race, шоу-соревнования между дрэг-королевами (квир-артистами, использующими феминные образы для создания шоу). Судя по анонсам, «Королевские кобры» — это «липсинк-баттлы», «невероятные костюмы» и «звездные гости», но нигде не упоминается, что дрэг-квин — это часть ЛГБТ-комьюнити, а сам дрэг — изначально протестная культура. Также авторы проекта не говорят, платят ли они за съемки королевам. На запрос The Village создатели шоу не ответили, а одна из участниц «Королевских кобр» сказала, что по контракту не может разглашать информацию о передаче до конца съемок.

Мы попросили ЛГБТ-активистов, феминистскую исследовательницу, а также создательницу проекта Dragzina рассказать о дрэге и поделиться мнением о концепции шоу Анастасии Ивлеевой и позиционировании этой передачи.

Как возник дрэг и почему он политичен?

Рассказывают феминистская исследовательница, соосновательница проекта FEM TALKS Лана Узарашвили и автор ЛГБТ-проекта «Тетки» Никита Андриянов.

Первым дрэг-артистом был темнокожий американец Уильям Дорси Свонн — бывший раб, который участвовал в тайных дрэг-балах еще в 1880 годах в Вашингтоне. Он назвал себя «королевой» — это была попытка вернуть себе достоинство и заполучить власть, пусть и символическую. После отмены рабства в США в 1865 году институциализированный расизм в американском обществе не исчез, поэтому любые организованные афроамериканские группы считались опасными для общества, в том числе и дрэг-балы, которые регулярно срывала полиция. Сам Свонн был арестован в 1896 году по ложному обвинению в организации борделя и просидел 10 месяцев в тюрьме.

В 1920–1930 годы с наступлением Гарлемского Ренессанса в Нью-Йорке появились пространства для темнокожих квир-людей. Дрэг-балы начали официально называть «балами [гомосексуалов]» — речь шла не просто об актерстве, но и о создании дружественной квир-среды. Это раздражало полицию, чиновников и гомофобов: в 1923 году власти Нью-Йорка признали «гомосексуальные подстрекательства» незаконными.

В 1960-е в США появилась Imperial Court System, первая организация, защищавшая права ЛГБТ и дрэг-квин, а в 1969 году в Нью-Йорке случился важный для дрэг-культуры Стоунволлский бунт, когда полиция пришла с рейдом в местный бар Stonewall Inn и начала выгонять оттуда геев (гей-бары в те годы фактически находились под запретом). Дрэг-королева Марша П. Джонсон вступила в драку с полицией. По словам очевидцев, она среди прочего запустила в зеркало стакан с криком «У меня есть права!». Затем этот бунт перерос в массовые беспорядки в районе Гринвич-Виллидж. В дрэг-комьюнити Стоунволл воспевается как один из первых случаев квир-протеста. Расцвет американского дрэг-движения, однако, состоялся уже в 1980-х, на тот момент балы проводились по всей стране.

Что не так с шоу Ивлеевой?

Проблема первая: В анонсах шоу ничего не говорится про ЛГБТ и политичность дрэга

автор ЛГБТ-проекта «Тетки»

Я фанат RuPaul’s Drag Race, смотрю это шоу уже шесть лет, там явно артикулировано, что дрэг — это протестная арт-форма. В RuPaul’s Drag Race основной упор делается как раз не на потрясающие костюмы и липсинк, а именно на политическую, психологическую составляющую проекта, который создан для ЛГБТ-людей. В шоу затрагивают важные вопросы: ВИЧ, полицейская агрессия, расизм. Меня очень разозлил тот факт, что Настя Ивлеева эксплуатирует форму квир-искусства и талант дрэг-королев, зарабатывает на этом какой-то социальный капитал и деньги, но при этом не подсвечивает тот факт, что участницы шоу — часть ЛГБТ-сообщества. Ивлеева полностью убрала политический контекст [дрэг-движения] и оставила только экзотичный фасад, моду и красоту, тем самым просто стерев самую важную сторону дрэга — культуру сопротивления.

Судя по анонсу, шоу «Королевские кобры» сводит дрэг-культуру до абсолютно поверхностной репрезентации, которая не позволяет решать проблему гомофобии или стигматизации квир-опыта. В России любят травести-актеров, когда они безобидные и неполитические, например Верку Сердючку. Половина таких артистов скрывает свою гомосексуальность, и это никак не способствует нормализации ЛГБТ-культуры. Вместо дрэг-исполнителей такие артисты превращаются в участников застольной культуры праздников с переодеваниями. А дрэг как протест в России никому не нужен.

феминистская
исследовательница, соосновательница проекта FEM TALKS

Я считаю проблемным то, что дрэг в интерпретации Насти Ивлеевой — это просто зрелищное представление. Мне кажется, такой подход наследует традиции постсоветского травести. Когда отменили статью за мужеложество в 1993 году, ЛГБТ-культура получила некий выход в зону видимости и сразу же, с моей точки зрения, коммерциализировалась. Я не умаляю важности активистской деятельности в те годы, но политизации было мало. Поэтому условные переодевания мужчин-перформеров, пусть даже геев, в рамках травести в ночных клубах, без политического заряда — вот что будет представлять собой шоу «Королевские кобры», по моим прогнозам. Буду рада ошибиться.

Мы знаем шоу RuPaul’s Drag Race, в том числе его британскую версию, где помимо зрелищности есть рассказ о проблемах ЛГБТ-комьюнити, нередко именно внутри рабочего класса. Идентичность дрэг-квин в этих шоу складывается не только из артистизма, но и их классовой, расовой, гендерной и сексуальной идентичности. Я знаю, что у шоу Ру Пола есть проблемы: трансфобия и эксплуатирующие контракты. Но хотя бы на уровне нарратива создатели не отклоняются от основной задачи дрэга — репрезентации квир-сообщества со всеми его сложностями и проблемами.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: