Рекорд-лейбл FeeLee возвращается в строй

Панки в парке

На Beat Film Festival показали историю знаменитого лейбла FeeLee

В Москве проходит XI Международный фестиваль документального кино о новой культуре Beat Film Festival. Фестиваль стал первым крупным кинематографическим событием в городе после снятия карантинных ограничений. Среди героев фестивальных лент — композитор Макс Рихтер, группы Swans и Throbbing Gristle, лидер INXS Майкл Хатченс, художник Бэнкси, писатель Трумен Капоте, мем «лягушонок Пепе» и др. Вчера в рамках Beat Film Festival прошла премьера фильма Андрея Айрапетова «Фили. История одного лейбла», подводящего итоги первых 30 лет жизни независимой московской музыкальной компании FeeLee. Фильм посмотрел Борис Барабанов.

Благодаря FeeLee состоялись прорывные гастроли многих музыкантов — например, группы Nick Cave and the Bad Seeds (справа — Ник Кейв, слева — гитарист группы Бликса Баргельд)

Фото: пресс-служба Beat Film Festival

Благодаря FeeLee состоялись прорывные гастроли многих музыкантов — например, группы Nick Cave and the Bad Seeds (справа — Ник Кейв, слева — гитарист группы Бликса Баргельд)

Фото: пресс-служба Beat Film Festival

Музыкальная компания FeeLee начала работать как независимый издатель и организатор концертов на закате СССР, когда хозрасчетный шоу-бизнес еще только «пробовал воду ногой». В 1989 году благодаря усилиям FeeLee в Россию приехали ныне забытые англичане World Domination Enterprises и самая радикальная на тот момент американская инди-группа Sonic Youth, по которой тогда сходил с ума лидер никому не известной группы Nirvana Курт Кобейн. «Это был 1989 год, но вкусы советских людей остались на уровне 1979-го»,— вспоминает в фильме «Фили. История одного лейбла» гитарист Sonic Youth Ли Ранальдо. У многих наших меломанов 1989 год ассоциируется с грандиозными гастролями классиков Pink Floyd, но FeeLee сразу взяли курс на актуальную западную музыку. К слову, Sonic Youth они привезли в СССР за два месяца до концертов Pink Floyd.

Компания FeeLee не сделала ни одного проекта, не выпустила ни одного альбома, на который ныне можно было бы поставить клеймо «нафталин». При этом сама эпоха не была для FeeLee «дикой». «Я совсем не помню 90-е как бандитские,— говорит в фильме глава компании Игорь Тонких.— Каким-то образом мы создали вокруг себя сферу из хороших, увлеченных, интересных людей». Сложно в это поверить, но компания, которая последовательно продвигала творчество панк-рокеров и хард-кор-групп, то есть музыкантов, которые раздавали пощечины общественному вкусу налево и направо, сумела избежать серьезных конфликтов с токсичной деловой и властной средой и сохраниться до наших дней.

Часть Филевского парка, где располагались ДК имени Горбунова, сходка филофонистов и рынок пиратских CD, явно была лакомым куском для разнообразных криминальных структур, но людям из FeeLee удалось создать здесь практически свое государство с особыми законами, место, где взрослые любители музыки и молодые неформалы самых разных мастей могли чувствовать себя как дома. Да и панки, которым помогали FeeLee, были особенными. Скажем, радиопрограмма и фестиваль «Учитесь плавать», созданные Александром Ф. Скляром при содействии его американского коллеги Генри Роллинза, проповедовали здоровый образ жизни, как говорили в те времена — «straight edge». Как точно подмечено в фильме, это происходило в разгар эпидемии героиновой наркомании, которая охватила Москву. Уже за одно это FeeLee заслужили пару добрых слов от власти. Но они не были сказаны.

Разве что юная фолк-певица Пелагея заслужила личное одобрение Бориса Ельцина. Но вряд ли он ассоциировал ее с какой-то там рекорд-компанией. Вообще, очень многие концерты и релизы, которые упомянуты в фильме, у широких масс не ассоциируются с их организаторами или издателями. Но историческое значение концертов Rage Against The Machine, Дэвида Бирна, Ника Кейва и The Smashing Pumpkins или выпуск альбомов Depeche Mode и The Prodigy очевидно для всех.

Выпуск первого альбома Пелагеи стоит в этом же ряду. До этого русский фольклор воспринимался в стране как какая-то скучная и навязанная телевизором вещь. А здесь 12-летняя девочка с выдающимся голосом, при этом искренне любящая, например, группу Laibach. В фильме есть немало теплых ностальгических фрагментов, но когда Пелагея в белом платье с ангельскими крыльями поет «Home» Depeche Mode, в горле встает ком и кажется, что прекрасная Россия будущего выглядит именно вот так.

Герои фильма — музыканты, журналисты, продюсеры,— вспоминая проекты FeeLee, часто произносят фразы типа «мы не верили своим глазам», «мы и мечтать не могли», «это было невозможно». И ближе к финалу возникает четкое ощущение, что 1990-е были временем, когда на самом деле все было возможно. С одной стороны, рухнул диктат коммунистической идеологии, с другой — еще не настала эпоха духовных скреп, оскорбленных чувств и глобальной обиды всех на всех. Будущее уже наступило, правда, ненадолго.

Лейбл FeeLee возвращается

Компания FeeLee возобновляет свою деятельность в качестве рекорд-лейбла.

— Собственно, к этому все и шло — юбилейный для компании год никак не мог обойтись без новых релизов. Оставался вопрос — с чего же этот камбэк начнется? Теперь у нас есть на него ответ, — говорится в фейсбуке FeeLee.

Первым релизом лейбла после возрождения станет новый альбом Горана Бреговича «Three Letters From Sarajevo (Opus 1)».

— Мы решили начать именно с этой пластинки в силу сложившейся дружбы с артистом, — объясняет гендиректор Feelee Игорь Тонких. — Ведь он ежегодно выступает в «Главклубе».

Альбом «Three Letters From Sarajevo (Opus 1)» уже вышел на CD, а с 1 августа 2018 года будет доступен и на виниле.

Новости партнеров

Константин Кинчев отменил все концерты «Алисы» и заявил об уходе в подполье (Видео)

Группа «Алиса» отменила большинство анонсированных концертов, включая 30-летие альбома «Шабаш» в Москве, запланированное в «ЦСКА-Арена» на 19 ноября 2021 года.

Отмены коснулись также концертов в Новосибирске 28 октября и в Екатеринбурге 30 октября. Все деньги за билеты будут возвращены. Кроме того, лидер «Алисы» Константин Кинчев заявил, что из-за повсеместно вводимых QR-кодов группа вообще отказывается выступать, поскольку считает эти меры сегрегацией публики.

— Концертная деятельность группы на этом заканчивается, что не исключает подпольных концертов, о которых вы все будете оповещены, — пообещал Константин Кинчев.

Директор группы «Алиса» Кирилл Титов рассказал в эфире о неких предупредительных звонках от силовиков, поступивших организаторам концертов в Новосибирске и Екатеринбурге. При этом он указал на то, что выступления многих других исполнителей в этих регионах проходят сейчас беспрепятственно и с аншлагом.

— Группа «Алиса» перешла в разряд неугодных и ненужных. Власть сейчас избирательно относится к артистам, музыкантам, — заявил Кирилл Титов. — Тех, кто им неудобны, она, получается, лишает возможности выступать и играть концерты для вас. К сожалению, это нынешняя реальность.

В связи с вынужденной концертной паузой «Алиса» садится на плотную работу над чистовой версией своего нового альбома, надеясь его выпустить не как было проанонсировано ранее, в 2024 году, а годом раньше.

Читайте также  Maddie & Tae

«Большой мюзикл» стартует на «Культуре»

Премьера проекта «Большой мюзикл» состоится на телеканале «Культура» 6 ноября 2021 года. Первая программа посвящена кастингу. На участие в конкурсе было прислано более 400 заявок из всех регионов России, а также из Латвии.

InterMedia напоминает, в ходе кастинга, который проходил в апреле, были отобраны десять участников – пять актеров и пять актрис, известных в том числе по своему участию в различных музыкальных постановках. Это Александр Бабик, Екатерина Бусыгина, Юлия Дякина, Юлия Ива, Александр Казьмин, Игорь Кроль, Павел Левкин, Виктория Саленкова, Павел Стукалов и Юлия Чуракова.

Каждое выступление конкурсантов будет представлять собой полноценный мини-спектакль, в котором задействованы оркестр и артисты ансамбля. Декорации, костюмы, грим, живая музыка — всё, к чему привыкли зрители в мюзикле. Благодаря присутствию камер на площадке, поклонники жанра увидят гораздо больше, чем обычно удается из зрительного зала. Кроме того, все номера абсолютно уникальны и полностью созданы специально для проекта.

В постоянный состав жюри «Большого мюзикла» вошли польский режиссер, создатель мюзикла «Метро» Януш Юзефович, эстрадная и джазовая певица Лариса Долина и джазовая певица Теона Контридзе. В каждом выпуске программы к ним будет присоединяться еще один новый член жюри, чье имя станет сюрпризом для конкурсантов и зрителей.

Ведущие — Мария Ситтель и Сергей Епишев.

Промо

«Зарядье» отменяет все концерты до конца локдауна и вводит QR-коды

МКЗ «Зарядье» прекращает проведение концертов и других мероприятий с 28 октября по 7 ноября 2021 года включительно. Такое решение было принято на основании указа Мэра Москвы №62-УМ от 21.10.2021г. «О внесении изменений в указ Мэра Москвы от 8 июня 2020г.», сообщили агентству InterMedia в пресс-службе площадки.

— Принятое решение об отмене культурных, спортивных и других массовых мероприятий, при посещении которых высок риск инфицирования зрителей – необходимая в данный момент мера, — говорит гендиректор МКЗ «Зарядье» Ольга Жукова. — Этот шаг позволит предотвратить несколько пиков заражений и снизить количество заболевающих ежедневно.

С 8 ноября 2021г. посещение концертов в «Зарядье» возможно только при наличии QR-кода с информацией о проведённой вакцинации, недавно перенесённом заболевании или отрицательном результате ПЦР-теста (срок действия – 72 часа), а также паспорта, данные в котором совпадают с данными, указанными в QR коде (ПЦР-тест с QR-кодом поступает на Госуслуги только в случае сдачи теста в лаборатории, подключенной к ЕМИАС). Для зрителей, не достигших возраста 18 лет, посещение зала «Зарядье» возможно только при наличии средств защиты органов дыхания (масок и/или респираторов).

— Мы все – сотрудники учреждений культуры – последние два года живём в режиме оперативного планирования, – отметила Ольга Жукова. — Ежедневно в концертном графике зала что-то меняется из-за болезни артистов, ограничений въезда и выезда музыкантов, красных зон и карантинов в европейских странах. Мы уверены, что принятые меры о нерабочих днях с 28 октября по 7 ноября снизят рост заболеваемости, а введение QR кодов при посещении концертных залов, театров и музеев позволит работать нам с большей загрузкой зала.

Ник Кейв, Tequilajazzz и другие. Борис Барабанов о том, чего бы не было в России без лейбла FeeLee

Легендарный московский лейбл FeeLee собирается выпустить фильм о своей более чем 30-летней истории. Режиссер фильма «Фили. История одного лейбла» Андрей Айрапетов известен как создатель ленты «Критик» об Артемии Троицком и «Браво Story» о группе «Браво». Сценарий написал журналист, редактор журнала Men’s Health Максим Семеляк. Средства на фильм собирает краудфандинг-платформа Planeta.ru. Для тех, кто пропустил эти 30 лет, Борис Барабанов вспомнил, чего в нашей музыкальной жизни не было бы без FeeLee.

— Благодаря компании FeeLee в 1989 году на гастроли в Россию впервые приехали зарубежные инди-артисты. Это были ныне забытая английская группа World Domination Enterprises и самая радикальная на тот момент американская инди-группа Sonic Youth. Гастроли Sonic Youth стали точкой отсчета для многих музыкантов и меломанов. Кто-то выбросил на помойку кассеты с Deep Purple и стал слушать альтернативный рок, а кто-то нашел новые аккорды на старой гитаре.

— В эпоху тотального пиратства FeeLee Records стала первой отечественной компанией, которая на законной основе распространяла записи независимых западных лейблов : 4AD, XL Recordings, Mute, Beggars Banquet, Warp, Ninja Tune. Это значит, что именно благодаря FeeLee в России появились легальные кассеты и диски Depeche Mode, The Prodigy, Dead Can Dance, Ника Кейва, Pixies и других.

— В 1990-е благодаря усилиям FeeLee в Россию приехали на гастроли звезды альтернативной музыки, рэп-кора и индастриала — The Smashing Pumpkins, Rage Against the Machine, Ник Кейв, Laibach, Einsturzende Neubauten и другие.

— В 1995 году компания FeeLee стала организатором первого фестиваля «Учитесь плавать», выросшего из одноименной программы, которую Александр Ф. Скляр («Ва-БанкЪ») вел на «Радио Maximum». Благодаря содействию Генри Роллинза (Rollins Band) под знаменами тяжелой рок-альтернативы объединились музыканты и их поклонники, исповедующие здоровый образ жизни.

— Компания FeeLee Records организовала первую запись альбома российской панк-группы под руководством западного продюсера. Это был альбом группы «Наив» — «Пост-алкогольные страхи» (1997), для записи которого в Россию приехал бас-гитарист Faith No More Билли Гулд.

— FeeLee стала первой гастрольной компанией, на постоянной основе привозившей в Россию героев «темной» экспериментальной музыки. Среди них — Coil, Psychic TV и Диаманда Галас.

— В 2003 году FeeLee Records выпустила первый альбом Пелагеи, самой яркой фолк-звезды постсоветской России. Ей было семнадцать лет.

С 1994 по 2009 гг. компания FeeLee Records занималась изданием музыки ведущей группы российского альтернативного рока Tequilajazzz.

— Альбом группы «Ва-Банкъ» — «На Кухне» и «Маленькие трагедии» — «Колибри», выпущенные FeeLee Records, стали первыми российскими инди-релизами, лицензированными американским лейблом Community 3 .

— FeeLee — родоначальники российского событийного туризма. Фестиваль «Учитесь плавать» вывозил меломанов на берег Азовского, Черного и Балтийского морей.

Моя дипломная работа на журфаке МГУ была посвящена блогам и тому, приравняют ли их когда-то к СМИ и вообще насколько этично это делать. Тема появилась совершенно случайно. Изначально я собиралась писать про творчество Василия Шукшина. Но как-то среди ночи моя подруга, с которой мы прожили четыре года в одной комнате в общежитии и, естественно, не могли не выбрать одну кафедру, проснулась и сказала, что мы безумные и не осилим диплом по литературе, поэтому надо срочно менять тему. Над нами сжалился один преподаватель, который хорошо нас знал. Я уже даже не помню, кто придумал и предложил тему блогов. Но нам показалось, что она гораздо легче творчества Шукшина.

Тут нужно отметить, что это был – страшно представить! – 2008 год. И мы тогда еще были очень аналоговыми. Рефераты сдавали на дискетах (помню преподавателя, которому мы все по навету старшекурсников сдавали пустые дискеты, и пару моих однокурсников, попавшихся на этом), кино смотрели на дисках, которые брали в прокат в находившемся практически в подвале журфака киноклубе (помню, как тяжело мне давался Тарковский, Бергман и как я заснула при первом просмотре «Жизни как чуда» Кустурицы, которую потом нежно полюбила; но как меня поразили «Маргаритки»!), книги читали в Ленинке и радовались, если по читательскому билету попадали в тот самый ретро-зал с зелеными лампами. Тогда только-только появились «Одноклассники», а ЖЖ был самой прогрессивной площадкой. Мы – о, Боги! – ходили в интернет-кафе, которое тогда существовало у главного здания МГУ. Там у нас и разгорались нешуточные баталии в ЖЖ. Мы писали посты на волнующие темы и спорили с пеной у рта в комментариях. И делали это с таким азартом, будто играли на миллионы в казино.

Читайте также  Натали Имбрулья и гитарист The Strokes работают вместе

Когда я получила свою твердую четверку за диплом, выдохнула и тут же забыла про него, то и предположить не могла, что тема блогов вернется в мою жизнь. «Зачем мы это делаем? Ну что за бред?» – долго не отпускала меня моя беспощадная рефлексия, когда затевали SRSLY. Ведь мы же сами морщимся от этих слов – «блогеры», «трендсеттеры», «инфлюенсеры», бла-бла-бла. Какая-то пошлятина выходит, когда начинаешь рассказывать, о чем мы. И как-то даже стыдно и неловко за себя становится. Но давайте не будем отрицать: блогеры дали нам новый контент, от которого наконец-то не душно. Звезды инстаграма вытеснили глянец, ютуба – затоптали телик. Блогеры начали тянуть теплое одеяло рекламных бюджетов на себя. Трендсеттеры и инфлюенсеры новой формации стали желанными гостями в светской тусовке. Теперь они «как скажут, так и будет».

Дудь нагнул Ютуб, Ивлеева из маникюрши превратилась в телезвезду с ТЭФИ, Горбачёва стала главной актрисой поколения, Монеточка зазвучала из всех утюгов. Это, безусловно, герои нашего времени. Они уже изменили реальность и продолжают это делать. У них влияние в интернете и не только. И не поддаться ему уже не получается. Конечно, можно дальше продолжать болеть нигилизмом и отрицать новый мир. Но это нечестно. Прежде всего по отношению к себе. А мы за честность, за открытые вопросы и ждем таких же ответов от героев. И у нас нет «не наших героев», нет предубеждений, и мы против клише.

Мы намеренно отказались от артемов быстровых и не будем прятаться за псевдонимами. У каждой публикации есть автор, которому вы сможете посмотреть в лицо и туда же высказать все, что думаете о его материале (естественно, аргументированно). Быть абсолютно несогласными с нами не возбраняется. Мы сами в редакции часто спорим друг с другом. Но последнее слово всегда остается за ответственным за раздел. У нас все со своим бэкграундом, позицией, принципами в профессии и взглядами на жизнь.

Когда в редакции предложили каждому написать свой манифест, я прониклась этой идеей. Сразу вспомнились Белинский, Добролюбов, Чернышевский, Белый, Блок, Иванов, Гумилев… Всплыло слово «публицистика». И повеяло той самой нашей наивной аналоговостью, которой теперь уже просто нет. На журфаке мы изучали кодекс профессиональной этики журналиста. Сейчас это понятие кажется атавизмом. Но пусть наши манифесты станут этическим кодексом 2.0.

На втором курсе я прочитала «Поколение П» Пелевина и отчаянно не хотела верить в то, что в журналистике все друг у друга крадут идеи. У меня с тех пор аллергия на «Давайте сделаем как у…» А мы-то тогда зачем, если они уже есть? Поэтому SRSLY – это про дерзкие идеи, честные тексты и – куда ж без них – красивые картинки.

А можно уйти от рекорд-лейбла со своими песнями?

Интересно, как много, в том числе и известных, артистов задавало себе этот вопрос и как часто? А может ли действительно артист уйти от рекорд-лейбла, да еще захватить с собой то, что “было нажито непосильным трудом” – свои песни? Ведь артист может задать себе простой вопрос – кто может запретить мне заниматься творчеством? Исполнение – это тоже творчество. Вот только кому оно принадлежит?

И тут начинаешь понимать, почему в “буржуйских” США и Европе “занимаются ерундой” и напрасно тратят время – создали целую систему, состоящую из издателей, рекорд-лейблов, дистрибьюторов и т.д. Это называется не оптимизация, а разделение труда. И делается это не только с точки зрения налогов и администрирования расходов. Это делается для того, чтобы как следует оформить и “закрепить” за собой актив, за счет которого шоу-бизнес и живет – права. Права контролирует тот, кто может собирать деньги за их использование и пресекать их нарушения.

В России, то ли по причине экономии, то ли по причине необыкновенной жадности, то ли по причине непрофессионализма, а может всего понемногу, все разделение труда сводится к абсурду. Зачастую, ситуацию в российском шоу бизнесе можно описать фразой из фильма “Старая, старая сказка” – “Королевство у нас маленькое, толковых людей не найдешь. Так и мучаюсь, все сам да сам.” Поэтому до “музыкального Голливуда” российской музыкальной экономики еще очень долго, если вообще получится. И пиратство тому не причина.

Некоторые продюсеры ставили артисту условие работать 75 лет с момента заключения договора. То есть “до гробовой доски”. Кто-то, наоборот, запрещает какое-то время выступать после расторжения или истечения срока действия договора. Если это и работает на практике, то артистам, которые, как писал Пушкин, “самых честных правил” в прямом и переносном смысле слова, нужно награждать за стойкость и преданность, а “продюсерам”, которые ставят такие условия, нужно ставить памятник за искусство “убеждать”.

А если серьезно и “без дураков”, то как артист может уйти со своими песнями? На этот вопрос, можно ответить на самом свежем примере. Возьмем Тейлор Свифт. Несколько альбомов она записала на лейбле Big Machine Records. Чтобы заполучить контроль над своими фонограммами она не раз, с ее слов предлагала их выкупить. До выкупа дело пока не дошло. Рекорд-лейбл продали новым владельцам. Это очень сильно расстроило Тейлор. Контроль над фонограммами получили другие люди. Продажа лейбла была расценена ей как “наихудший сценарий”, оставивший ее без возможности получить контроль над 6 альбомами. Тем не менее, что ей остается делать?

Другая, не менее известная исполнительница Келли Кларксон предложила выход из ситуации – перезаписать фонограммы. Сама она готова купить новые фонограммы, если последние появятся на цифровых площадках. И тут возник вопрос – будет ли она это делать? Есть две стороны вопроса – юридический и финансовый. С точки зрения финансов, будет ли выгодным создание новых фонограмм, то есть будут ли их покупать? Если артист или исполнитель известный, то можно продать, но не факт, что в больших количествах.

С юридической точки зрения необходимо отсутствие препятствий для записи новых фонограмм. Этому могут помешать достигнутые с исполнителем договоренности. Перезапись фонограммы означает новое и достаточно оригинальное исполнение музыкального произведения. Стандартные договоры звукозаписывающих компаний США содержать ограничения на перезапись. Как правило, это “запрет” на перезапись на несколько лет после истечения или расторжения договора. Когда запрет истекает, можно договориться заново, если материал востребован. Этим рекорд-лейблы и пользуются. Вот только не все артисты так свято чтут договоры.

Для получения более выгодных финансовых условий, как, например, более высокие ставки роялти, артисты используют тактику угроз перезаписи. И стоить отметить, что артистам это помогает. Даже мейджоры идут на уступки, когда артист “встает в позу” и угрожает перезаписать фонограммы, чтобы получить контроль над фонограммами и распоряжаться ими более выгодно уже для себя любимого. Вот только рекорд-лейблу следует помнить, что если просто тупо поставить “запрет на повторную запись” или “отказ от повторной записи” фонограммы, то это равносильно команде “поезд стой, раз, два”.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: