Принц Миднайт украсил пластинки собственной кровью

Рокер устроил кровавое шоу

Рокер ПринсцМиднайт (Принц полуночи), просиавившийся тем,что сделал гитару из костей собственного дяди, устроил новое шоу, разрисовав обложки 50 своих пластинок собственной кровью. Обратившись к фанатам, он потребовал не пытаться использовать его ДНК для клонирования.

Металлист, соорудивший гитару из скелета своего дяди, вновь удивляет публику. На сей раз он разрисовал собственной кровью обложки своих пластинок.
В начале 2021 года Принц Миднайт стал хитом мировой прессы, превратив кости своего покойного в электрогитару. Теперь рок-музыкант из Флориды стал первым в мире музыкантом, украсившим свои пластинки кровью из собственных пальцев. При этом он настаивает, что у фанатовнет разрешения на то, чтобы клонировать его, используя выделенную из его крови ДНК, — хотя ему и нравится эта идея. «Владение одной из моих записей не означает разрешения проводить в отношении меня генетические исследования, пытаться изменить последовательность моих генов или создать меня клон, когда технология станет доступной, — заявил прессе Принц Миднайт, настоящее имя которого Яаго Анакс. — Я открыт к предложениям, но для этого нужно заключить отдельный договор».

Рок-музыкант отрицает, что новый перформанс — всего лишь уловка для продажи пластинок. По его словам, проливание крови — это «символический жест», который отражает его эмоции от создания записи. «Я продал все копии, которые я разрисовал кровью, — говорит музыкант. — Это действительно не было уловкой для продажи пластинок, но я не смог найти ни одного артиста, который когда-либо украшал свои пластинки собственной кровью. Это был первый случай -и я уверен, что это мощное послание».

Музыкант описывает свой альбом как первую в мире запись хэви-метал на основе вибрафона. Его название — «Время в преисподней». Процесс безопасного забора крови для иллюстрации и раскрашивания эскизов занял гораздо больше времени, чем изначально планировала Принц Миднайт. «Я думал, что это будет относительно легко, — признаетсят он. — Но крови выходит меньше, чем вы можете себе представить. Я использую инсулиновые ланцеты, предназначенные для диабетиков, и могу получать лишь пару капель каждый раз, когда прокалываю себя. Я думал, что это займет ночь, на это потребовались недели».

Как признается металлист, идея использовать собственную кровь как краску кажется ему «естественной».
«Картина кровью не сильно отличается от картины красками — и тут, и там вы разбавляете источник цвета водой, чтобы получить более темный или светлый оттенок. Рисование кровью происходит естественно, за исключением той части, где мне приходится снова и снова резать пальцы, чтобы получить ее». При этом Принц Миднайт подчеркивает, что его действия — не членовредительство, а творчество.

«На протяжении многих лет у меня были друзья и близкие, которые боролись с самоповреждениями, — говорит рокер. — Это порочный круг, и я хочу отговорить людей от совершения таких действий. Для меня это символический жест, который физически подтверждает очень эмоциональный опыт написания и записи этого альбома. Я был в глубокой депрессии еще до начала пандемии.Я играл музыку всю свою жизнь, но полностью отказался от нее на долгие годы , пока мне не подарили на день рождения деревянный ксилофон. Я отдал себя инструменту, музыке, и он снова обнял меня и исцелил. Я написал эту пластинку отчасти как подношение духу, который вёл меня через тот период, и кровь, использованная для рисования этих обложек, стала подношением жизненно важной части меня».

Принц Миднайт украсил пластинки собственной кровью

Бывший алкоголик Райли Флинн (Зак Гилфорд) отбыл тюремный срок за случайное убийство подруги: он вел машину пьяным и банально уснул за рулём. Спустя несколько лет за решеткой он возвращается на вымышленный остров Крокетт (по сюжету, он расположен в районе штата Вашингтон), в дом своих родителей. Незадолго до этого на Крокетт вернулась его первая любовь, Эрин Грин (Кейт Сигел), которая в юности сбежала на материк.

Жители Крокетта очень религиозны, особенно активистка Бев Кин (Саманта Слойан). Она берёт на себя заботу о новом приходском священнике, отце Поле (Хамиш Линклейтер), который прибывает на остров в один день с Флинном. Пол должен подменить предыдущего священника, который уехал с паломничеством в Дамаск. С появлением отца Пола в маленьком сообществе острова Крокетт одно за другим происходят чудеса. И мало кто из прихожан догадывается, что за ними стоит не благословение господа, а тёмные силы.

Плюсы

Раскрытие темы смерти и веры

Режиссёр Майк Флэнэган сделал себе имя в фильмах ужасов: критики и зрители хорошо приняли «Тишину», «Игру Джеральда» и сиквел «Сияния» – «Доктор Сон». Но по-настоящему его талант раскрылся в мини-сериалах Netflix на хоррор-тему.

«Призрак дома на холме» и «Призраки поместья Блай» – вольные адаптации известных романов ужасов 1959 и 1898 года. Флэнэган взял старомодные истории и по-своему оживил их: построил нехронологическое повествование, путал зрителей видениями и флэшбэками, показывал события глазами ненадёжных рассказчиков. Но ещё в оба сериала удачно встроена современная повестка, что несвойственно классическим хоррорам — в проектах обсуждаются разные виды зависимости, ЛГБТ-отношения, расизм, сексизм и неожиданно прагматичный взгляд на отношения в семье (точно не из готических романов).

В «Полуночной мессе» Флэнэган препарирует религию. Остров Крокетт он использует как бар из анекдота, куда заходят католик, мусульманин, агностик, атеист и фанатик. Герои сериала на протяжении семи эпизодов прямо говорят о вере и сравнивают своё видение жизни, смерти, любви, персональной ответственности и места человека в мире.

Райли и Эрин почти треть эпизода обсуждают, что случится с человеком после смерти – причём сразу после того, как Эрин рассказывает другу о пережитом выкидыше. Убеждённая католичка Бев Кин на каждом шагу вступает в мелкие конфликты с шерифом-мусульманином Хассаном. В любом споре она давит его фанатичной преданностью своей религии и вполне прозрачно намекает на нетерпение чужой. Каждое их взаимодействие вызывает то тяжелое чувство неловкости, которое появляется, когда за праздничным столом кто-то начинает ругаться на спорную тему.

Некоторые монологи звучат как исповеди, как шанс разных сторон вставить слово и высказать свои убеждения, какими бы они ни были. Эпизод за эпизодом вскрывается всё больше нюансов и персональных границ, за которыми заканчивается вера и начинается безумие. Например, отец Пол может совершить для прихожан настоящие чудеса – но в ответ требует определённых жертв, на которые способен далеко не каждый персонаж «Мессы». Все они рано или поздно, в середине шоу или кошмарном финале, должны определить черту, которую окажутся не готовы преступить.

При этом в «Мессе» остаётся пространство для интерпретаций: о поступках, мотивации и концовке каждого героя можно спорить, как минимум в том, кто из жителей Крокетта заслужил смерть, а кто – прощение. Даже финал «Мессы» получился неоднозначным настолько, что режиссёру пришлось объяснять его журналистам.

Читайте также  Фестиваль японской культуры Hinode Power Japan 2018: как это было?

Очеловечивание монстров

Религиозные фанатики часто становятся антагонистами хорроров: от сатанистов из «Ребёнка Розмари» (1968) до Ордена из серии игр и фильмов «Сайлент Хилл». Чаще всего режиссёры и сценаристы показывают эти истории от лица протагонистов – жертв культа или бывших членов; попытка сделать кино о религиозном безумии была даже в недавнем провальном «Ученике экзорциста» с Гаем Пирсом.

В «Полуночной мессе» Флэнэган даёт слово антагонистам: он позволяет увидеть, как небольшое сообщество католиков превращается в культ. Отец Пол начинает работу на острове Крокетт с наилучшими намерениями, мечтая помочь его жителям и привести их к Богу. Изменения в этом человеке отчетливо видны на каждом этапе, с каждой новой жертвой, ложью и ужасным поступком, которые ему приходится совершать. Мистика в этой истории отходит на второй план, поскольку на первом – жажда отца Пола, Бев и их подручных взять на себя больше, чем (по их же вере!) дозволено человеку.

Особенно сильным получился образ Бев Кин: эта женщина может подобрать строки из Библии под любую ситуацию, оправдать даже нарушение заповедей – обман или убийство. Она воспринимает писание слишком буквально, и потому становится опаснее любого монстра, которого может предложить жанр.

Однако мистическая сторона у «Мессы» всё же есть. Описать её подробнее нельзя без спойлеров; режиссёр берёт одно из самых популярных существ жанра ужасов и представляет свой необычный взгляд на его мотивы и поведение. Те, чей образ в кино очень часто романтизируют, особенно в 2010-е годы, у Флэнэгана предстают безобразными чудовищами. Причём одержимыми своими инстинктами настолько, что они в конце концов приведут их к гибели.

Монстры из «Мессы» пугают не видом или способностями, а своей сутью — и делают сериал по-настоящему интересным на фоне других похожих проектов.

В отличие от предыдущих сериалов Флэнэгана, «Полуночная месса» не основана на книге. Но в истории сложно не увидеть отсылки к роману «Жребий» Стивена Кинга, в котором вампиры медленно захватывают провинциальный городок в штате Мэн. Как и у Кинга, «вирус» вампиризма передаётся от соседа к соседу, от юных детей к их родителям, чтобы рано или поздно не осталось никого. Частично Флэнэган заимствует и из фильма «Земля вампиров» Джима Микла, где религиозные фанатики воспринимали мутантов-вампиров как божью кару.

Минус: отдаление от жанра ужасов

Если разбирать «Полуночную мессу» детально, в ней есть элементы хоррора: подозрительные тени за окном, трупы кошек на побережье, зловещий монстр (он же главный злодей сериала) и огромное количество крови. Отдельно впечатляет в этом плане шестой эпизод, наиболее похожий на ужастик – пасхальная служба превращается в бойню, очень напоминающую реальную трагедию в Джонстауне (о ней можно почитать в отдельном материале «Канобу»).

Но авторы сериала никогда не акцентируют внимание на этих элементах: даже в кровавом финале им важнее не красочные и пугающие страдания персонажей, а их мысли. «Полуночная месса» соответствует заявленному жанру гораздо меньше, чем предыдущие два проекта Флэнэгана для Netflix. Это история об опасности фанатизма, о толерантности к ближним, о смирении перед лицом своих травм и – более всего – о принятии смерти. Ни в одном эпизоде шоу не называется имя монстра, да и сам монстр жителей интересует мало; люди на этом острове опаснее любых существ из хорроров.

Случайные скримеры, сверкающие глазами в темноте кошки и гротескный вид существа, которое приехало вместе с отцом Полом, к концу сериала кажутся слегка неуместными. Настолько всё остальное в нём пугающе знакомо и реалистично.

Вердикт

«Полуночная месса» мало похожа на хоррор – скорее сериал хочется назвать мистической драмой, где всё внимание приковано к судьбе персонажей. Истории Майка Флэнэгана редко пугают по-настоящему, но в предыдущих работах он более предан жанру. В них даже встречаются изобретательные монстры – хотя бы отражения мертвецов из «Окулуса» или Леди с изогнутой шеей из «Призрака дома на холме». Поэтому в качестве хоррора на вечер «Месса» покажется затянутой, если не скучной.

Гораздо важнее в «Полуночной мессе» конфликты между героями, глубоко засевшие травмы, предубеждения и страхи. Религия разбирается в шоу по косточкам, но на самом деле она тоже лишь подогревает то, что и так было заложено в людях с самой первой серии. Не зря один из персонажей, глядя на мародёрство и побоище в родном городе, успокаивает свою жену одной мыслью: мутация, кровь монстра или проклятье не превратят человека в монстра, если он изначально таким не был. Этот тезис немного противоречит законам жанра, посвященного вампирам, оборотням и прочим гулям, зато отлично раскрыт руками Флэнэгана.

Обложка и фото в материале: медиацентр Netflix

Музыкант решил сделать себе гитару, но не из дерева — из дяди. Помогли кости родственника, и криминала тут нет

Гитарист захотел сделать себе инструмент, но материал для него выбрал самый необычный. В его распоряжении оказались скелет покойного дяди и струны, которые он решил объединить в одну гитару. Вышло пугающе интересно, так что, если вы впечатлительны, будьте осторожны при просмотре фото.

Музыкант из США, известный под псевдонимом Prince Midnight (Полуночный Принц), в январе 2021 года столкнулся с семейной проблемой, которая берёт своё начало в прошлом веке, пишет AntiRadio. Дело в том, что его дядя Филипп, проживавший до своей смерти в 1990-х в Греции, завещал свой скелет науке.

Туловище дяди Филиппа

Несколько лет его останки служили верой и правдой ученикам, изучающим биологию в одной из греческих школ. Однако после запрета на использование настоящих скелетов в учебных учреждениях страны кости дяди Филиппа поместили в специальную коробку, которую хранили в склепе на кладбище.

Однако на место одной беды пришла другая. Спустя несколько лет семья музыканта не могла больше платить аренду за место на кладбище, после чего возник вопрос — что делать с дядюшкой Филиппом?

Тогда Prince Midnight решил перевезти останки своего родственника в США и уже на месте разобраться, что делать дальше. Когда все логистические моменты были улажены, а дядя Филипп оказался вместе со своим племянником, мужчине пришла в голову нестандартная и немного криповая идея.

Как многие из вас знают, мой дядя Филипп был большим фанатом жанра метал и этим сильно оказал влияние на мою музыкальную карьеру. После возвращения его останков на родину я не знал, что с ними делать. Однако затем я решил, что превращу их в первую электрогитару из костей человека, чтобы дядя мог и дальше приносить пользу и радость, — рассказал в своём инстаграме исполнитель.

Реализацию своего плана Prince Midnight начал в феврале 2021 года, и без трудностей не обошлось. В следующем посте, посвящённом его необычному делу, мужчина поделился, что торс его дяди слишком шаткий, и для лучшего крепления недостаточно только металлического стержня.

Читайте также  Новый вокал Stone Temple Pilots принадлежит участнику X-Factor

Решить проблему помогли кронштейны, которые добавили скелету прочности, что было видно уже на последующих фото. Помимо укрепления конструкции своей необычной гитары, Prince Midnight успел установить на неё и разъём для джека.

После этого настала очередь установки звукоснимателей, грифа и других деталей. Однако пока что музыкант лишь на полпути к своей цели, хотя и нынешний результат уже может впечатлить своим видом.

С каждым днём будущая электрогитара обзаводится новыми деталями

Более того, этот путь мужчина преодолевает не один, а вместе со своими подписчиками и фанатами, которые, кажется, не прочь помочь кумиру советом. Не обходится в этом деле и без критиков, но Prince Midnight они не останавливают, ведь у него уже готово вполне разумное объяснение своему поступку.

Мы все по-разному справляемся со скорбью и поминаем наших близких, и я рад, что этот проект затронул многих. Скоро Филипп будет снова жить!

Остаётся только пожелать исполнителю удачи в реализации задуманного, ведь кто знает, может быть, он переплюнет героя Владимира Маяковского и сможет сыграть ноктюрн не на флейте водосточных труб, а на своём дяде.

Так выглядел инструмент в начале февраля 2021 года

Впрочем, подобные идеи не новы среди любителей всего необычного. Девушка устала ждать шагов от бойфренда и решила сама ему сделать предложение. Однако умилений не дождалась, ведь украшение она создала, используя свой опыт в таксидермии.

Немного восторга получила и пользовательница Reddit, показавшая свои необычные серьги. Смотреть на украшения людям сложно, ведь материалом для них стали её собственные зубы.

История одной песни: «Арабески» — «Midnight Dancer», 1980

Более известная во всем советском мире как «Штаны „Монтана“» ансамбля «Арабески». Мы расскажем и про песню, и про штаны.

У истоков трио Arabesque стоял автор песен и продюсер из ФРГ Жан Франкфуртер (настоящее имя — Эрих Лиссман). Трудно сказать, насколько уверенно можно звать Arabesque его продюсерским проектом, но основную часть песен для группы писал именно он.

Любопытно, что, несмотря на западногерманскую прописку, этот ансамбль было бы правильнее назвать русско-японским феноменом, ибо именно в этих двух странах Arabesque были по-настоящему, просто фантастически популярны. И только в Японии и России переиздавались полные дискографии этой группы на компакт-дисках.

Никто уж и не помнит у нас, кто такой Франкфуртер, да даже имена всех участниц группы не каждый слышал. Для нашей страны Arabesque — первый музыкальный проект комсомолки и красавицы Сандры Анн Лауэр. Потом она сменила фамилию на Крету, когда вышла замуж за знаменитого румыно-немецкого поп-музыканта и композитора Михаэля Крету.

На самом деле Arabesque уж точно не были проектом Сандры. Она даже не числилась в первом составе, так что дебютный альбом Arabesque «Friday Night» 1978 года записывался без нее (и он отличный).

До 1980 года Arabesque «на танцах» можно было услышать в СССР, просто фантастической популярности не наблюдалось — не хватало, как принято говорить, «знакового хита». Все изменилось, когда на студенческих, пионерлагерных и деревенских дискотеках заиграла песня «Штаны „Монтана“». Везде одновременно и до бесконечности часто.

В СССР люди зачастую не знали правильных названий песен. Звали как бог на душу положит. А тут почему-то всем вдруг померещилось, будто немецкие девочки поют про штаны «Монтана».

Всплыли разного рода пародии, вот такие:

«Штаны „Монтана“ — ага, ага,
Купи мне, мама, — ага, ага».
«Тебе ведь рано, — сказала мне мама, —
Носить крутые штанишки „Монтана“».

Штаны «Монтана» существовали в те времена на самом деле были одним из самых божественных для советского гражданина артефактов — наряду со штанами Wrangler, Lee и Levi’s. Задним числом мало кто понимает, что это были за джинсы и откуда возникли. Просто почему-то именно они вдруг стали продаваться в СССР. Причем даже не в категории «дефицит из-под полы по большому блату», а в валютно-чековых спецмагазинах.

Несмотря на надпись «All American Authentic Style» джинсы точно были не из США. Есть версия о их итальянском происхождении, хотя большинство специалистов считает их немецкими. Скорее всего, это были остатки с каких-то европейских складов.

Качество у оригинальных штанов Montana 1970-х было отменное, однако их количество было ограничено, и в конце 80-х на рынок уже хлынули копии и подделки. То, что сейчас производится под брендом Montana, технически не имеет никакого отношения к тем самым джинсам. Хотя и повторяет их дизайн.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: