Посмертный альбом Эми Уайнхаус

Что случилось с Эми Уайнхаус за пять лет после смерти

23 июля 2011 года от алкогольного отравления в возрасте 27 лет умерла британская певица Эми Уайнхаус — «плохая девчонка», великая белая соул-исполнительница, трагическая героиня, воплотившая старый рок-н-ролльный девиз Live Fast, Die Young в эпоху, когда в моде культ совсем другого, здорового образа жизни

Поделиться:

В 2003-м, когда 20-летняя Эми выпустила сенсационный дебютный альбом Frank, думал ли кто-то, что в недалеком будущем она вступит в мрачный «Клуб 27», пополнив список музыкантов, погибших в роковом возрасте? Она никогда не пыталась прикинуться кем-то другим, не стеснялась и говорить, и петь о саморазрушении — предельно искренне, но без повергающего в смущение надрыва, легко, и мучительный личный алкогольно-наркотический опыт превращался в веселенький Rehab, признание в собственной экзистенциальной неустроенности становилось кокетливым джазом (обе песни — со второго, феноменально успешного диска Back to Black). Провидческой кажется сегодня работа Кшиштофа Варликовского, театрального режиссера, вроде бы максимально далекого от мира Эми. Еще в 2008 году он поставил в брюссельском театре De Munt оперу итальянского композитора XVIII века Луиджи Керубини «Медея», придав главной героине — ее партию исполняла немецкая певица Надя Михаэль — черты Уайнхаус. То, что в 2008-м могло показаться натяжкой — ну кто бы услышал поступь античной трагедии в истории молодой британской звезды, сохранявшей вне сцены совершенно подростковую угловатость, кто бы приравнял Эми к вечной изгнаннице Медее, — спустя годы выглядит пугающим озарением. И постановка, записанная и выпущенная на DVD в 2012-м, превратилась в самую странную и неожиданную эпитафию. В годовщину гибели певицы мы решили вспомнить наиболее значительные события, связанные с ее именем и случившиеся уже после смерти.

1. 5 декабря 2011 года выходит третий альбом Эми Lioness: Hidden Treasures, составленный из прежде не издававшихся песен 2002–2011 годов. Видео на кавер классической джазовой песни Body and Soul — дуэт с Тони Беннетом, ставший первым синглом с альбома, — было снято при жизни певицы, его премьера состоялась в первый посмертный день рождения Эми — 14 сентября 2011-го.

2. 11 мая 2012 года лондонская Cob Gallery продает с аукциона автопортрет Эми Ladylike, написанный при участии другого «проблемного» музыканта Пита Доэрти. В создании картины Эми использовала свою кровь. Впрочем, Митч, отец Уайнхаус, утверждает, что его дочь не имеет к лоту никакого отношения. Возможно, сомнения в подлинности работы возникли не только у него, в итоге неизвестный покупатель приобретает холст всего за 35 тысяч фунтов, притом что предварительная стоимость оценивалась в пределах 80–100 тысяч фунтов.

3. 2 октября 2012 года американский рэпер Nas показывает видео Cherry Wine на сингл со своего альбома Life Is Good. В песне звучит вокал Эми, в клипе изображение Уайнхаус проецируется на стену бара, где коротает время лирический герой Nas’а. В 2013 году трек номинируется на Grammy.

4. 9 ноября 2012 года американская группа Green Day выпускает альбом ¡Dos!, включающий песню-посвящение Эми.

5. 25 июня 2013 года Митч Уайнхаус выпускает книгу «Эми, моя дочь». Amy, My Daughter — насколько биография певицы, настолько и неуклюжая попытка самооправдания. Отец, бросивший семью, когда Эми была подростком, описывает себя лучшим другом дочери, а во всех ее проблемах предпочитает винить в первую очередь мужа Эми, Блейка Филдера-Сивила. Ответ с материнской стороны — книга Дженис Уайнхаус Loving Amy: A Mother’s Story — последует только 11 сентября 2014 года. В нем, действительно, больше про героиню книги, а не про ее автора.

6. С 3 июля по 15 сентября 2013 года в Еврейском музее Лондона проходит выставка «Эми Уайнхаус: Семейный портрет», кураторами экспозиции, полной личных вещей Эми, выступают ее старший брат Алекс и золовка Рива. Предметы одежды, музыкальные инструменты, книги, рисунки и откровенные полароидные снимки — все для интимного путешествия в мир певицы.

7. 14 сентября 2014 года в лондонском районе Кэмден-Таун у Стейблз-Маркета открывается памятник Эми. Выполненная из бронзы работа скульптора Скотта Итона убедительно копирует Уайнхаус.

Фото: Shaun Curry/AFP/EastNews

8. 16 мая 2015 года на полуночном сеансе Каннского кинофестиваля проходит мировая премьера документального фильма Асифа Кападиа «Эми». В январе 2016-го этот коллаж из домашнего видео, интервью и выступлений певицы номинируется на премию «Оскар», 28 февраля «Оскар» получает, обогнав очень серьезных соперников: на премию Киноакадемии претендовали снятая в Мексике с риском для жизни история о кровавой связи криминала и политики «Земля картелей» и обжигающая хроника последней украинской революции «Зима в огне».

9. 5 ноября 2015 года Variety сообщает о том, что Кирстен Шеридан, ирландский режиссер, известная неистовыми взрывными фильмами «Дискосвиньи» и «Кукольный дом», снимет по собственному сценарию игровую биографию Эми Уайнхаус. Главную роль может сыграть Нуми Рапас, шведская звезда «Прометея» и детективной трилогии по книжной серии «Миллениум».

10. 17 июля 2016-го британская The Sun публикует откровения Блейка Филдера-Сивила «Эми пыталась покончить с собой за 8 недель до смерти». Впрочем, по-хорошему, на эту эксплуатацию памяти Эми, предпринятую человеком, подсадившим ее на наркотики, не стоило бы обращать внимания.

Последняя поп-икона нулевых: как Эми Уайнхаус меняла музыку и погубила себя

  • музыка
  • Эми Уайнхаус

«Никто из нас не знает, что с ней делать» — с такими словами Сильвия Янг, глава лондонской театральной школы, направила шестнадцатилетнюю девушку Эми Уайнхаус к Биллу Эштону, основателю Национального молодежного джазового оркестра. Именно оттуда начался путь Уайнхаус к славе — ее там оценили по достоинству, но будущая певица довольно быстро ушла из оркестра, потому что хотела петь джазовые стандарты, а ей в основном предлагали оригинальные песни.

Эми Уайнхаус постоянно не вписывалась в окружающий мир, но поначалу это было достоинством, а не проблемой. На момент записи ее первых песен манера вокала, напоминающая старый джаз, была не в почете — но компания 19 Entertainment разглядела в певице потенциал. Это был неожиданный союз, поскольку компания принадлежала бывшему менеджеру Spice Girls Саймону Фуллеру. Фуллер и 19 Entertainment также были ответственны за создание реалити-шоу Pop Idol и American Idol — и это, конечно, вызывало вопросы журналистов: не собираются ли превратить Эми в конвейерную поп-звезду. Конечно, не собирались: Фуллер и его команда явно делали ставку на аутентичность будущей большой артистки — и не прогадали.

Эти аутентичность, настоящесть, нежелание идти по проторенной дорожке и осознание силы своего голоса помогли в будущем не только Уайнхаус — ее триумф на «Грэмми» (в 2008-м Эми взяла награды в пяти номинациях, включая «Лучший новый исполнитель» и «Лучший альбом года» за Back to Black) окончательно показал, что шоу-бизнес готов к нестандартным голосам. Благодаря Уайнхаус мир услышал Адель, Флоренс Уэлч и ее группа Florence & The Machine стали большими звездами, а огромное количество соул-исполнителей, более заметных из-за успеха Уайнхаус, и вовсе окрестили британским соул-вторжением. Эми нормализовала влияние джаза и стремление в сторону шестидесятых — стала одной из первых, кто решил настолько беззастенчиво обратиться к прошлому; чуть позже британский критик Саймон Рейнольдс брезгливо назовет эту тенденцию «ретроманией».

Надо сказать, что первый альбом Уайнхаус, Frank, не так уж и сильно напоминал о джазе. Сегодня в нем можно расслышать и трип-хоп, и регги, и ту смесь хип-хопа и соула, что некогда прославила бывшую вокалистку The Fugees Лорин Хилл. В последнем, впрочем, все же нет ничего удивительного — над альбомом с Эми работал Коммишнер Гордон, который прежде помогал Хилл с сольным лонгплеем The Miseducation of Lauryn Hill. В этом тоже есть классический для Уайнхаус парадокс — очень лондонская по духу музыка была по большей части записана в Америке. Другой важный для певицы продюсер, Салам Реми, жил в Майами — половину обоих альбомов Уайнхаус записала при его поддержке. Прозвище Хамелеон здорово показывало его метод работы с музыкантом — Реми не наставлял артиста, а лишь подсказывал, в каком направлении стоит двинуться.

Читайте также  Американский скрипач Илай Бишоп показал скоростные аплодисменты

Второй альбом куда заметнее кренился в шестидесятые — из-за увлечения Уайнхаус музыкой лейбла Motown, на который певица решила ориентироваться при записи Back to Black. Кроме Реми над альбомом работал и будущий продюсер-суперзвезда Марк Ронсон — с Уайнхаус он сотрудничает на ее условиях: в одном из интервью Марк вспоминал, что Эми с ним не церемонилась, и если идея песни ей не нравилась, то ни о каких доработках не могло быть и речи.

В Back to Black действительно много ретромании — но она, правда, присутствует только в звуке. Как и на Frank, Уайнхаус пела о своей жизни, местами грубо, местами безапелляционно, местами нежно — из этой честности и рождалось что-то истинное и непохожее на других. До поворота поп-музыки в сторону искренности и честности (с оговорками, связанными с поп-форматом) оставалось еще несколько лет — и Эми показала, как может развиться жанр.

Back to Black обманывал ненавязчивым, приятным звуком, напоминающим о джазе и соуле, — однако его тексты шли наперекор всем джазовым стандартам. Конечно, Билли Холидей и Нина Симон тоже не умалчивали о проблемах, как своих, так и общества, — однако у Уайнхаус это получалось еще откровеннее: так, в Америке Frank до сих пор представлен на том же Spotify лишь в «чистой» версии без мата. И Frank, и Back to Black были посвящены бывшим парням — оба расставания оказались творческими катализаторами Эми, но фанаты, увы, узнавали о личной жизни певицы не только из текстов ее песен.

Британские таблоиды — чаще всего The Sun и Daily Mirror — и многочисленные папарацци держали ее дом на прицеле денно и нощно после выхода Back to Black и получали скандальный улов: например, в сентябре 2007 года журналисты запечатлели последствия перепалки Уайнхаус с тогдашним мужем Блейком Филдер-Сивилом (по одной из версий, между ними произошла драка, по другой — Блейк в состоянии аффекта порезал себя и Эми последовала его примеру; обе версии кажутся довольно жуткими). Пресса была не одинока в жажде крови — над зависимостью артистки также шутили со сцены комики и ведущие вечерних шоу. В одном из интервью, отрывок из которого можно услышать в фильме «Эми», Уайнхаус говорит: «Если меня узнать поближе, то вы поймете, что лучше всего в этом мире я умею писать песни. Если меня оставить в покое, у меня получится». Ее в покое не оставляли, постоянно донимая назойливым желанием вторгнуться в жизнь или вставить свое едкое замечание, — и это сильно влияло на творческий процесс. После прохождения третьего курса реабилитации в 2011 году Уайнхаус приступила к работе над третьим альбомом, но написала всего две песни. С момента выхода Back to Black прошло пять лет — и это сейчас большие музыканты могут годами не выпускать лонгплеи: это позволено Фрэнку Оушену, Tame Impala, Рианне и, с оговорками, Бейонсе.

Но десять лет назад лейбл буквально требовал от Уайнхаус нового альбома, а пресса с удовольствием смаковала подробности ее поездок в рехаб или пьяных выходок (доходило до того, что Эми забывала слова песен и уходила со сцены освистанная). В манипулятивном и следующем заветам папарацци документальном фильме « Эми » очень хорошо показывается, насколько певица была на виду. Сначала в объективе друзей, а затем в объективах фотографов — Уайнхаус не повезло родиться в эпоху, когда мир только приноровился документировать жизнь, но соцсети были еще не сильно распространены. Точно так же под конец нулевых таблоиды смаковали подробности нервного срыва Бритни Спирс.

Спирс и Уайнхаус были похожи не только этим. Отношения Эми с отцом не доходили до градуса безумства семейства Спирс, однако нельзя не заметить точки соприкосновения. Все последние заявления Джеймса Спирса, переданные через адвокатов, показывают, что пока он контролирует ее финансовое состояние, ментальное его не заботит — Митчелл Уайнхаус также обогащался за счет дочери. Без ее согласия он стал главным героем реалити-шоу «Моя дочь Эми», съемочная группа которого следовала по пятам не только за ним, но и за певицей. Митчелл неоднократно препятствовал лечению Эми, то считая зависимость «надуманной», (об этом говорится в книге Митча « Моя дочь Эми »), то ссылаясь — в документалке «Эми» — на невозможность отменить грандиозный тур по США. Наживаться на талантливых детях — классическая для шоу-бизнеса история, и если для Бритни она еще может закончиться хорошо, то для Эми она обернулась трагедией.

Доподлинно известно, что Уайнхаус вернулась к алкоголю после месячного перерыва из-за переживаний, которые доставляли ей будущие большие концерты в Белграде и Бильбао. О том, что Эми действительно хотела этих выступлений, в документальном фильме говорил только ее менеджер; все близкие — ровно обратное. Концерт в Белграде обернулся фиаско: хотя в фильме говорится, что Уайнхаус и вовсе не смогла спеть ни одной песни, это не совсем так — на деле Эми, несмотря на очевидные дезориентацию и панику, героически исполнила пару песен. Можно сколько угодно думать о наследии Уайнхаус и о том, превзошел ли ее кто-то в творческом плане, — однако ясно одно: ни с одним музыкантом в мире теперь не будут обращаться так, как с ней.

Смерть Уайнхаус — не последняя смерть музыканта (косвенно) от рук алчных родственников и менеджеров. В 2018 году Тим Берглинг, более известный как Avicii, покончил с собой в том числе из-за гастрольного графика, в рамках которого совершенно не оставалось времени на отдых. Для Уайнхаус, конечно, это была лишь одна из причин — постоянное давление со стороны прессы, лейбла, менеджеров и отца не давало ей расслабиться.

При этом судьба Эми — это не только то житие святой, что показано нам в одноименном фильме: временами певица могла сильно ранить как словом, так и делом. Эту мысль мимоходом бросают ее друзья в начале «Эми», однако потом предпочитают рассказывать историю истерзанной души. Не стоит забывать и о том, что все ее песни были посвящены не только зависимости, но и созависимости, болезненной привязанности к своему партнеру — что логично для поп-музыки того времени. Благо сегодня ситуация меняется в лучшую сторону. Если для Уайнхаус музыка была единственной терапией, то современные музыканты признают и психотерапию.

Да, Уайнхаус была противоречивой, «неудобной», вызывающей, но сгубило ее не это, а жажда денег со стороны менеджера и отца и издевательское, лишенное эмпатии отношение прессы. Многие считают, что нулевые по‑настоящему начались 11 сентября 2001 года, когда большая американская трагедия разделила мир на до и после. В поп-культуре за точку отсчета взята смерть Эми. 23 июля 2011 года закончились поп-культурные нулевые — токсичные и лишенные сострадания. И, в отличие от Эми Уайнхаус, их оплакивать точно не стоит.

ГероиниЭми Уайнхаус: Человеческая трагедия, увековеченная в музыке

Легенда соула, ушедшая слишком рано

  • Даша Татаркова , 14 сентября 2015
  • 85949
  • 7

В ЧЕТВЕРГ ВЫШЕЛ В ПРОКАТ ФИЛЬМ «ЭМИ» в рамках фестиваля документального кино «Центр». Документалку об Эми Уайнхаус снял титулованный Азиф Кападиа, срежиссировавший среди прочего «Сенну». «Эми» собрала множество восторженных отзывов, во многом как кино, заявляющее простую, но важную мысль: легенда соула была в первую очередь человеком, на которого свалилось слишком много, и только потом объектом новостей таблоидов или певицей, чей альбом «Back to Black» долгое время был самым продаваемым среди британских пластинок в XXI веке. Сегодня Эми Уайнхаус исполнилось бы тридцать два года — пытаемся разобраться в феномене певицы и женщины, которая не смогла справиться с жизнью в одиночку.

Читайте также  Как настроить банджо

Текст: Александра Баженова-Сорокина

Май 2007 года: Эми Уайнхаус дает интервью MTV. Певица с огромной жвачкой во рту бубнит себе под нос, что ее вообще не интересует публика, что она пишет музыку для себя. Плевать ей на успех, лишь бы только ей давали делать свою работу. За весь разговор подавленная Эми почти ни разу не смотрит прямо в камеру или в глаза ведущему. Но стоит ему упомянуть, что Принс хотел бы выступить с ней на одной сцене, глаза певицы загораются, и она с восторгом рассказывает о других музыкальных кумирах, с которыми тоже хотела бы поработать. Спустя каких-то четыре года ее не станет, а публика в первую очередь запомнит ее строчками про рехаб и зависимость, вышедшую из-под контроля, а вовсе не остальной музыкой, которая для нее была важнее жизни.

Полная разрывающего отчаяния и одна из самых запоминающихся строчек соула всех времен из песни о женщине, которая считает, что ей не нужно лечиться от наркотической зависимости, за годы обросла пошлыми каламбурами — каждый первый начинал свой текст об Эми Уайнхаус именно с нее. В этом есть особая трагичность, ведь «Rehab», ставшая визитной карточкой певицы, была частью истории реальной борьбы, которая окончилась летом 2011 года. Девушка, не хотевшая в клинику, не проснулась после тяжелого алкогольного отравления, с которым не справилось ее истощенное булимией и борьбой с наркотиками тело. Она всегда честно говорила, что пишет о своих собственных чувствах, и хотела, чтобы людей интересовала только ее музыка, но все таблоиды мира в первую очередь обращали свой неусыпный взор на скандальные перипетии ее жизни, превратив в одну из них даже ее трагическую смерть.

С того тоскливого июльского утра прошло четыре года: с одной стороны, певице сыграли множество трибьютов, а работавший с ней продюсер Марк Ронсон посвятил ей альбом «Uptown Special». С другой — вышли мемуары обоих ее родителей, книги и не один фильм о «настоящей Эми». Большинство биографий рассказывают одну и ту же душераздирающе банальную историю гибели певицы. Все они, за исключением упоминания удивительного редкого таланта главной героини, больше похожи на криминальную сводку любого города, где несложно достать героин. Молоденькая девушка из неблагополучной семьи попала в дурную компанию, стала употреблять наркотики, чуть не погибла, заменила наркотики алкоголем. Но как бы ни хотелось журналистам причислить певицу к «Клубу 27», совсем не такой была ее жизнь.

Ее творчество и образ — смесь дивы из гёрлз-бэндов 50–60-х годов (знаменитый кокон и гигантские стрелки Уайнхаус позаимствовала у солистки группы The Ronettes Ронни Спектор) и пацанки из пригорода с татуировками и ужимками подростка — стали прорывом. Звёзды ее уровня обычно выглядели как богини, которые спускались с Олимпа, чтобы донести глоток амброзии до зрителей. Эми же скорее можно сравнить с Эдит Пиаф, восходившей на этот Олимп во время выступлений, а в жизни вне сцены остававшейся обычной, порой неуверенной в себе женщиной — «недостаточно великолепной» для дивы и легко попадавшей в ловушку собственных страстей.

Лицо человека с тяжелой наркозависимостью, изможденное булимией тело, растрепанный кокон, серая кожа и добавляющий гротеска макияж — такой Эми запомнили даже самые преданные фанаты. Действительно, трудно вспомнить, что когда-то это была розовощекая, здоровая, веселая, с виду уверенная в себе девушка. Впечатление самодостаточности, которое она излучает в 2004 году, как оказалось, было ложным, однако жизнерадостность и жизнелюбие кажутся несомненными хотя бы тогда.

Эми родилась в северном Лондоне 14 сентября 1983 года. В ее роду были польские и русские эмигранты, родители — небогатые трудяги: отец Митч — таксист, мать Дженис — фармацевт. Тем не менее в семье Уайнхаус были музыканты, а папа пел маленькой Эми Синатру вместо колыбельных. По настоянию бабушки она попала сначала в одну, затем в другую музыкальную школу, но петь и играть в первую очередь нравилось самой Эми; со своей подругой детства Джульет она даже организовала группу Sweet and Sour.

Звёзды ее уровня обычно выглядели как богини, спустившиеся с Олимпа, — Эми же восходила на Олимп во время выступлений

С шестнадцати лет Эми стала подрабатывать — пением в том числе. В то время как она была солисткой Национального молодежного джазового оркестра, ее лучший друг переслал ее демо знакомому в компанию A&R. Неожиданно у нее появился менеджер, и она стала регулярно выступать с классическим джазовым репертуаром в клубе. Дальше дело было как в классической музыкальной сказке: её голос случайно услышал представитель A&R — и понеслось. Эми Уайнхаус записывает свой дебютный альбом «Frank», который принесет безвестной молодой певице неожиданную славу и единодушную похвалу критиков.

В интервью 2004 года Эми вовсю шутит, смеется и соглашается, когда интервьюер называет ее «девчонкой из простых». «Мне давали уроки красноречия, но как-то так: в одно ухо влетело, в другое вылетело». Дальше могла бы последовать история о восхождении девушки из рабочего класса к долгой и заслуженной славе, которая бы помнила, что она «Jenny from the block», получала бы огромные гонорары и прожила бы долгую жизнь, исполняя по грандиозному концерту под вехи свой карьеры до самой старости. Всё было бы так — если бы ее история с самого начала не была бы принципиально другой.

Родители Эми не слишком много времени проводили с дочерью. Отец бросил семью и ушел к другой женщине. Мать, по собственным словам, не знала, как контролировать Эми, и, по всей видимости, мало замечала, что c ней происходило. С детства Уайнхаус была недовольна своей фигурой и подростком придумала отличную диету: ешь что хочешь, а потом просто выблевываешь всё, что съел. Мать признаётся, что не придала этому значения, как и отец — оба решили, что это пройдет. C четырнадцати лет Эми принимала антидепрессанты, пока не открыла для себя гитару старшего брата Алекса и, по ее собственным словам, нашла идеальный способ справляться с жизнью с помощью музыки. Ее дебютный альбом «Frank» был не просто набором песен о любви — они были посвящены экс-бойфренду Эми, о котором она отзывалась совсем не лестно.

Простая девчонка Эми записала сложный джазовый альбом с продюсером Салаамом Реми. Необычайная легкость, с которой Эми исполняет сложные партии, удивительный теплый вокал, игривая интонация, остроумные стихи — всё это в одночасье делает из Уайнхаус звезду в Британии, и ее жизнь круто меняется. Двадцатилетняя девушка совсем не готова к славе и на какое-то время отключается от музыки: живет одна, ходит по пабам, слушает The Libertines и курит марихуану.

В одном из пабов она и знакомится с любовью своей жизни и будущим мужем — Блейком Филдер-Сивилом. Их садомазохистские отношения станут пищей для таблоидов, он познакомит ее с крэком и героином. Они будут причинять друг другу боль — и физическую, и моральную. При этом почти все песни со второго и последнего прижизненного альбома «Back to Black», за который Эми была номинирована на шесть «Грэмми» и получила всемирную известность, именно о нем.

За несколько лет отношений с Блейком Эми превращается в тот самый стереотип наркоманки и городской сумасшедшей, в который не плюнул только ленивый. Она теряет друзей, способность держаться на сцене и просто интерес к жизни. Блейк стал средоточием смысла, который в итоге не смогла вернуть даже музыка, хотя в последние годы Эми работала над материалами для нового альбома. Он вышел посмертно, озаглавленный «Lioness: Hidden Treasures». Пара то расставалась, то сходилась: они пытались совместно лечиться от наркозависимости, затем вместе срывались, Блейк попал в тюрьму, затем подал на развод. Однако, если бы не он, не было бы песни «Back to Black», слова и мелодию которой, по словам Марка Ронсона, Эми написала за три часа.

Читайте также  Ночные Снайперы представили сингл с будущей пластинки

Из «простой девчонки» Эми превратилась в девочку-беду. «You know that I’m no good», одна из лучших песен со второго альбома, рассказывает о боли и каком-то фаталистском драйве саморазрушения Уайнхаус гораздо лучше, чем несколько документальных фильмов. «I cheated myself like I knew I would» — могло бы быть написано на ее надгробном камне.

В длинном интервью для «сенсационного» фильма «Amy Winehouse: The Untold Story» Блейк рассказывает, что певице было трудно выражать свои эмоции, поэтому она и раскрывала их в музыке. Это, возможно, так, хотя трудно верить человеку, беззастенчиво заявляющему: «Иногда я приносил домой только наркотики, ведь зарабатывал-то я меньше, чем Эми». Как трудно и до конца верить раскаянию и скорби Митча Уайнхауса, зная, что он действительно сначала думал, что дочери не нужно лечиться от наркозависимости («and if my daddy thinks I’m fine» — это тоже не выдумка певицы).

Отец, к примеру, решил приехать к ней со съемочной группой фильма «Моя дочь Эми» в самый неподходящий момент, когда Эми в очередной раз пыталась справиться с зависимостью. Трудно верить, что певица предала себя одна, без помощи людей, поставлявших ей наркотики, но, главное, без людей, которые много лет смотрели на ее саморазрушение и думали, что оно как-то само рассосется. К ним, к счастью, не относились ее друзья, но только их усилий оказалось недостаточно. Подруги детства, соратники по музыке (среди них Mos Def, Рассел Брэнд, сам Марк Ронсон) и даже работавшие на нее телохранители вспоминают о ней как о любящей и отзывчивой девушке, которую они пытались спасти всеми способами.

10 лет без Эми Уайнхаус: В песне «Rehab» она призналась, что отказалась от борьбы с зависимостью

10 лет назад — 23 июля 2011 года не стало Эми Уайнхаус — одной из самых ярких певиц начала ХХI столетия: 27-летняя артистка скончалась в своем лондонском доме от сердечного приступа, вызванного алкогольной интоксикацией. И хотя имя Уайнхаус частенько мелькало в скандальных хрониках (во многом из-за «бурных» отношений с мужем Блейком Филдером-Сивилом), сегодня мы вспоминаем исключительно песни Эми — проникновенные, завораживающие, на все времена.

1. «Stronger Than Me»

Альбом: «Frank» (2003)

Осенью 2003-го 20-летняя жительница Лондона Эми Уайнхаус выпустила дебютный сингл «Stronger Than Me» — сочный неосоул-номер о девушке, у которой слабохарактерный кавалер. Журналисты называли Эми «самобытной» и «перспективной», но тогда они даже и предположить не могли, что через каких-то три года Уайнхаус станет одной из главных поп-артисток 2000-х.

2. «Help Yourself»

Альбом: «Frank» (2003)

Еще одна композиция с дебютной пластинки Эми «Frank» — джазовый номер, содержащий сэмпл из шлягера Дорис Дэй 1945 года «You Won’t Be Satisfied (Until You Break My Heart)». В «Help Yourself» поется о девушке, которая не может найти общий язык со своим парнем: он учился в университете, и поэтому считает себя самым умным.

3. «Rehab»

Альбом: «Back to Black» (2006)

Самая известная песня Уайнхаус — бодрый соул-номер с «автобиографической» лирикой: в 2005-м отец певицы предложил дочери избавиться от пристрастия к выпивке в реабилитационном центре, но Эми сказала: «No, no, no». В 2008-м эта композиция принесла певице сразу три статуэтки «Грэмми»: «Лучший женский поп-вокал», «Лучшая песня года» и «Лучшая запись года».

4. «Back to Black»

Альбом: «Back to Black» (2006)

Одна из лучших песен 2000-х появилась вскоре после того, как Эми рассталась со своим тогдашним бойфрендом Блейком Филдером-Сивилом (он, впрочем, вернулся к ней: в 2007-м пара узаконила свои отношения, но в 2009-м развелась). В 2013-м Бейонсе и рэпер Andre 3000 записали кавер на «Back to Black» для саундтрека к фильму База Лурмана «Великий Гэтсби» — их версия хита разделила музыкальных критиков на два лагеря.

5. «You Know I’m No Good»

Альбом: «Back to Black» (2006)

Композиция о предательстве: Эми рассказывает историю о том, как она изменила своему бойфренду — хорошему человеку — с другим мужчиной… Существует еще одна версия «You Know I’m No Good», записанная в дуэте с хип-хоп-артистом Ghostface Killah: ее можно найти на шестом студийном альбоме рэпера — «More Fish» (2006).

6. «Love Is a Losing Game»

Альбом: «Back to Black» (2006)

Фанатами этой невероятно грустной песни (о том, что любовь и страдания — это в принципе одно и то же) были Джордж Майкл и Принс. Она принесла певице престижную премию Айвора Новелло, а в 2015-м Сэм Смит сделал на нее кавер — душевный, но не слишком оригинальный.

7. «Tears Dry on Their Own»

Альбом: «Back to Black» (2006)

Эта песня о том, что душевные раны в общем-то лечатся, правда, на все нужно время. Она содержит сэмпл из хита Марвина Гэя и Тамми Террелл «Ain’t No Mountain High Enough». Видеоклип к композиции снял Дэвид Лашапель — известный фотограф и режиссер.

8. «Valerie»

Альбом: «Lioness: Hidden Treasures» (2011)

На создание «Valerie» инди-команду из Ливерпуля The Zutons вдохновила история Валери Стар — стилиста из Нью-Йорка: однажды эту даму арестовали только за то, что у нее оказались просрочены водительские права. И хотя оригинал занял девятое место в британском хит-параде, уже через полгода об этом номере забыли — все, но не Эми. Певица предложила Марку Ронсону записать вместе с ней соул-кавер на «Valerie» — для его нового альбома «Version» (2007). Версия Уайнхаус стала мегахитом: в 2011-м ее включили уже в посмертную коллекцию песен Эми «Lioness: Hidden Treasures».

9. «Will You Still Love Me Tomorrow?»

Альбом: «Bridget Jones: The Edge of Reason (The Original Soundtrack» (2004)

С этой песней в далеком 1960-м группа The Shirelles оказалась на вершине американского хит-парада. Эми любила «Will You Still Love Me Tomorrow?» так сильно, что в 2004-м записала собственною версию классического хита для саундтрека к фильму «Бриджит Джонс: Грани разумного». Кстати, продолжая тему кино, в свое время Уайнхаус записала и демоверсию темы для «Кванта милосердия» — 22-го фильма об агенте 007, но продюсерам ленты она не подошла.

10. «Our Day Will Come»

Альбом: «Lioness: Hidden Treasures» (2011)

Еще один классический номер, который Эми слушала в детстве: большой хит 1963 года от американской R&B-команды Ruby & the Romantics. Уайнхаус записала кавер на «Our Day Will Come» еще в 2003-м, надеясь включить его в свой дебютный альбом «Frank», но не получилась. Версия Эми была обнародована только в ноябре 2011-го – через четыре месяца после смерти певицы.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: