Новый альбом Ричарда Эшкрофта выйдет осенью

Ричард Эшкрофт анонсировал новый альбом

Британский музыкант и бывший лидер группы Verve Ричард Эшкрофт анонсировал пятый сольный альбом под названием «Natural Rebel». Релиз назначен на 19 октября 2018 года, в него войдут десять треков авторства самого исполнителя. Как сообщает NME, в записи принимали участие Джон Келли и Эмре Рамазаноглу, ранее работавшие с Полом Маккартни и Кейт Буш.

— С опытом приходит знание, и для меня это – мой самый сильный на сегодняшний момент набор песен. Все мои любимые звуки, выжатые во что-то, что, надеюсь, подарит моим поклонникам длительное удовольствие. Это для них. Музыка – это энергия, – прокомментировал новость Эшкрофт.

Альбом уже доступен для предзаказа на 180-граммовом виниле, CD и кассетах. Зимой этого года музыкант даст несколько концертов в Британии в поддержку релиза.

Трек-лист альбома «Natural Rebel»:

1. ‘All My Dreams’

3. ‘Surprised By The Joy’

4. ‘That’s How Strong’

5. ‘Born To Be Strangers’

6. ‘That’s When I Feel It’

8. ‘A Man in Motion’

9. ‘Streets of Amsterdam’

Новости партнеров

«Большой мюзикл» стартует на «Культуре»

Премьера проекта «Большой мюзикл» состоится на телеканале «Культура» 6 ноября 2021 года. Первая программа посвящена кастингу. На участие в конкурсе было прислано более 400 заявок из всех регионов России, а также из Латвии.

InterMedia напоминает, в ходе кастинга, который проходил в апреле, были отобраны десять участников – пять актеров и пять актрис, известных в том числе по своему участию в различных музыкальных постановках. Это Александр Бабик, Екатерина Бусыгина, Юлия Дякина, Юлия Ива, Александр Казьмин, Игорь Кроль, Павел Левкин, Виктория Саленкова, Павел Стукалов и Юлия Чуракова.

Каждое выступление конкурсантов будет представлять собой полноценный мини-спектакль, в котором задействованы оркестр и артисты ансамбля. Декорации, костюмы, грим, живая музыка — всё, к чему привыкли зрители в мюзикле. Благодаря присутствию камер на площадке, поклонники жанра увидят гораздо больше, чем обычно удается из зрительного зала. Кроме того, все номера абсолютно уникальны и полностью созданы специально для проекта.

В постоянный состав жюри «Большого мюзикла» вошли польский режиссер, создатель мюзикла «Метро» Януш Юзефович, эстрадная и джазовая певица Лариса Долина и джазовая певица Теона Контридзе. В каждом выпуске программы к ним будет присоединяться еще один новый член жюри, чье имя станет сюрпризом для конкурсантов и зрителей.

Ведущие — Мария Ситтель и Сергей Епишев.

«Зарядье» отменяет все концерты до конца локдауна и вводит QR-коды

МКЗ «Зарядье» прекращает проведение концертов и других мероприятий с 28 октября по 7 ноября 2021 года включительно. Такое решение было принято на основании указа Мэра Москвы №62-УМ от 21.10.2021г. «О внесении изменений в указ Мэра Москвы от 8 июня 2020г.», сообщили агентству InterMedia в пресс-службе площадки.

— Принятое решение об отмене культурных, спортивных и других массовых мероприятий, при посещении которых высок риск инфицирования зрителей – необходимая в данный момент мера, — говорит гендиректор МКЗ «Зарядье» Ольга Жукова. — Этот шаг позволит предотвратить несколько пиков заражений и снизить количество заболевающих ежедневно.

С 8 ноября 2021г. посещение концертов в «Зарядье» возможно только при наличии QR-кода с информацией о проведённой вакцинации, недавно перенесённом заболевании или отрицательном результате ПЦР-теста (срок действия – 72 часа), а также паспорта, данные в котором совпадают с данными, указанными в QR коде (ПЦР-тест с QR-кодом поступает на Госуслуги только в случае сдачи теста в лаборатории, подключенной к ЕМИАС). Для зрителей, не достигших возраста 18 лет, посещение зала «Зарядье» возможно только при наличии средств защиты органов дыхания (масок и/или респираторов).

— Мы все – сотрудники учреждений культуры – последние два года живём в режиме оперативного планирования, – отметила Ольга Жукова. — Ежедневно в концертном графике зала что-то меняется из-за болезни артистов, ограничений въезда и выезда музыкантов, красных зон и карантинов в европейских странах. Мы уверены, что принятые меры о нерабочих днях с 28 октября по 7 ноября снизят рост заболеваемости, а введение QR кодов при посещении концертных залов, театров и музеев позволит работать нам с большей загрузкой зала.

«Сейчас популярен прозак-рок, в котором нет ни смысла, ни содержания»

Почему ярчайший рок-стар Британии второй половины 90-х уехал на ферму к ослам и курам и назвал это побегом от мейнстрима, разбирался Денис Бояринов, побеседовавший с Ричардом Эшкрофтом, лидером группы The Verve. Материал подготовлен при поддержке музыкальной платформы TBRG Open.

В 1990-х за лидером группы The Verve Ричардом Эшкрофтом закрепилось прозвище Безумный Ричард. Среди новой волны бритпоп-групп The Verve были самыми преданными и последовательными проводниками психоделической энергии, а Ричард Эшкрофт поражал прессу не только поведением, достойным Джима Моррисона, но и парадоксальными интервью.

Вышедший в 1997-м альбом «Urban Hymns», который должен был стать сольной пластинкой Ричарда Эшкрофта, сделал The Verve суперзвездами британского рока благодаря феноменальному успеху гимна «Bitter Sweet Symphony», в котором экзистенциальная хмурь текста была подслащена эйфорической мелодией. Но жизнь жестока, и на своем главном хите, который был основан на цитате из песни Мика Джаггера и Кита Ричардса, участникам The Verve не удалось обогатиться — роялти уходили паблишинговой компании, владеющей правами на песни The Rolling Stones.

С начала 2000-х Ричард Эшкрофт, переехавший жить в деревню и погрузившийся в воспитание детей, постепенно исчезал с радаров общественного внимания, пока не пропал совсем. Но в прошлом году он внезапно объявился с новым сольным альбомом «These People», записанном после 6 лет молчания, и выступит 24 июня на фестивале Ahmad Tea Fest.

Денису Бояринову (Colta.ru) удалось дозвониться до Ричарда Эшкрофта и убедиться, что непредсказуемый герой британского рока по-прежнему парадоксален в своих взглядах на жизнь.

— Мистер Эшкрофт, когда-то вы были символом информационной аскезы — отказались от использования интернета и даже от мобильного. Сейчас мы с вами говорим по телефону. Почему вы передумали?

— Мэн, у меня же альбом вышел. Надо было связаться с друзьями. Рассказать людям о нем. Был период, когда я просто тонул во всей этой информации. Столько информации кругом! Ну и чаще всего вся эта информация — это пустая трата слов и энергии. Миллионы слов. Так было здорово без всего этого жить. Я же вернулся в сеть и вижу, как далеко зашли дела — все ж зависимы сейчас от смартфонов и прочего. Весь мир! Это как в гребаных фантастических книжках, которые предсказали, что люди будущего будут зависимы от своих девайсов. Люди желают их больше, чем наркотиков. Мне кажется, все пойдет по кругу и люди будут стремиться в места силы. Там, где нет вайфая и сотовой связи, где они просто смогут побыть в спокойствии и тишине.

Читайте также  Для чего нужен дирижер

Но вообще, да, мэн — я вернулся. Расскажи всем в России, что у меня теперь есть инстаграм и я буду рад завести там русских друзей (смеется).

— В интервью The Guardian вы сказали, что перед выпуском альбома «These People| вы прошли через 6 лет, за которые вам пришлось «собрать себя заново». И что этот процесс был болезненным. Что вы имели в виду?

— The Guardian исказила мою мысль. Я не имел в виду, что моя психика или эго были разрушены. Когда я стал отцом и почувствовал себя настоящим мужиком, это резко поменяло мои взгляды на жизнь, мои мысли и мои поступки. Я ведь начал играть в рок-группе, когда мне было 19–20 лет. То, что мне говорили в это время, то, во что я верил, и то, что я пережил в этот период, — это вообще нелегко для людей. Мне пришлось ломать в себе навязанные предубеждения и перепроверить заново все прописные истины. Вот что я имел в виду под «собрать себя заново». Я разбирался, где я нахожусь, что вокруг происходит. Какая часть информации, меня окружающей, — это ложь. Какая часть моего восприятия реальности искажена страхом или желанием. Это трудно для любой психики. Гораздо проще плыть по потоку, согласившись с тем, чему тебя учили. Трудно задавать себе сложные вопросы и осознавать, что на них нет простых и легких ответов. Трудно снести все свои представления о мире.

— Что вам помогло собрать себя заново — психологические практики, медитация или, может быть, церковь? Вы вообще верите в Бога?

— Да, но у меня свой путь. Я не отношусь к какой-либо религиозной системе. Если вы обнаруживаете источник чего-то мощного и очень-очень интересного, вокруг него неизбежно образуется толпа людей, которая начнет эксплуатировать эту энергию и власть. Так происходило веками и тысячелетиями. К несчастью, люди манипулируют другими людьми, что приводит к заблуждениям и боли. В наши дни трудно найти незамутненный источник духовной энергии.

Я чувствовал себя близким к тому, что вы назвали бы Богом, еще с тех пор когда был маленьким ребенком. Когда я гулял по саду, играл во дворе или пускал кораблики в ручье, я ощущал себя подключенным к чему-то мощному. В некотором смысле это как музыка, которая может вывести тебя в точку недумания и недеяния. Музыка помогает достичь трансцендентального состояния. Лично мне. Вот почему я люблю госпелы. Когда поет Мэвис Стейплс, она передает чувство, как будто на тебя сходит Святой Дух.

Я чувствую, что я связан с чем-то большим, но я недостаточно умен, чтобы облечь это чувство в слова. Еще я получаю мощную поддержку от своей семьи, от жены, от детей, от музыки, от животных. Вот откуда я черпаю свою энергию.

— А какие у вас животные?

— Собаки, кошки, ослы, курицы, павлины (смеется).

— Вы что, на ферме живете?

— Мы жили. Сейчас мы проводим время и в городе, но ферма у меня осталась. Вместе с ослами и прочей живностью. Когда я только купил ее — мы с женой тогда родили первого ребенка, — в интервью только об этом и спрашивали и смеялись надо мной. Как будто, когда ты заводишь себе ферму, ты сразу перестаешь быть музыкантом, рок-н-ролльщиком или кем там они меня считали. Реакция журналистов была очень негативной. Подумаешь, большое дело — парень влюбился, женился, родил ребенка, завел дом. Это же жизнь! Но вдруг выяснилось, что это большое дело. Все потому что современная культура не воспевает жизнь, любовь и созидание, она воспевает смерть и всякий негативизм. Вот почему я — аутсайдер и всегда им был. Когда-то я пробрался в мейнстрим и сказал в нем то, что хотел сказать своими песнями. Моя победа в том, что «Drugs Donʼt Work» и «Bitter Sweet Symphony» разошлись по всему миру. Иногда аутсайдеры становятся популярными, но это бывает редко.

— Почему?

— В мейнстриме не любят никого с мозгами. Ты можешь быть знаменитостью с мозгами, но до тех пор, пока твои мозги думают так, как все остальные. Ты должен принадлежать к правильной партии. Ты можешь выглядеть бунтарем, но ты должен быть правильным бунтарем — верить в то, во что надо верить, и говорить то, что надо говорить. Тогда тебе дадут возможность быть услышанным. В мейнстриме все должно быть чистенько и под контролем. А я верю, что люди до сих пор хотят слышать индивидуальный голос — и видеть живого человека на сцене.

— На вашем последнем альбоме «These People» звучат не только электрогитары и скрипки, как в «Bitter Sweet Symphony», но и электронный танцевальный бит. Вы не думали о том, что преданным поклонникам The Verve это могло не понравиться?

— Сейчас же 2017-й, а не 1967-й. Где же нововведения в рок-н-ролле? Новое, будущее — вот то, что меня вдохновляет и интересует. При этом я хочу оставить все лучшее и вечное, что есть в роке. Дух рок-н-ролла состоит в том, чтобы смотреть по сторонам: куда все идет, где есть развитие. Если жизнь сейчас в хип-хопе и танцевальной электронике — надо соединять одно с другим, создавая что-то новое. Звук «These People» настолько свеж, что люди даже неспособны это оценить. Они не понимают, насколько он свеж, потому что ничего похожего прежде не было.

— Вы довольны реакцией публики и прессы на «These People»?

— Пресса ничего не поняла в «These People». Я думаю, если бы я выпустил этот альбом в этом году, он сильнее бы срезонировал. Потому что он про нынешнюю жизнь. Про уязвимость, страхи, надежды и мечты, которые мы испытываем сейчас. Но сейчас популярен прозак-рок, в котором нет ни смысла, ни содержания.

Кроме того, «These People» вышел на скромном независимом лейбле. Надо понимать, что этим миром заправляют гигантские корпорации. Если они кого-то поддерживают, у него все хорошо. Но если ты им противостоишь, как я в данный момент, то это очень трудно. Они ведь доминируют во всех областях. У них есть деньги и ресурсы.

Если бы «These People» раскручивался большим лейблом, то он мог бы разойтись тиражом в миллион копий. Потому что там есть песни, которые мир захотел бы, если бы он их услышал.

Но мне, честно говоря, на это наплевать. Мои лучшие альбомы были коммерческими провалами. Например, «United Nations of Sound» — я считаю, что это мой шедевр. Первая песня с «These People» — «Out of My Body» — это лучшее, что я сделал в жизни. Но люди с радиостанций не поняли ее — не въехали ни в текст, ни в музыку. Однако мнением большинства людей можно манипулировать. Я не переживаю по этому поводу. Я наслаждаюсь тем, что я сочинил и большие хиты, и никому неизвестные песни. Я уверен, что лет через 10 какой-нибудь парнишка наткнется на «Out of My Body», послушает ее и скажет: «Ох, да это ж обалденно». Он услышит все, что я вложил в нее. А потом он — или она — пойдет и запишет свой альбом.

Читайте также  Токсичные люди не дают покоя зомби в новом клипе ASKING ALEXANDRIA

— То есть вас ни капли не беспокоит, что в 1998-м вы были главной британской рок-звездой, а сейчас на эту вершину уже не забраться?

— У меня все хорошо, мэн. Новый альбом, который я сейчас пишу, будет единственным в своем роде. Он будет явлением. Я музыкант, счастливый человек — со мной рядом моя жена и мои дети, они уже подростки. Я здоровский папа. Бывают в жизни неприятности, но мне все по фигу, пока я могу кормить свою семью. Я просто делаю лучшее_ на что способен.

Самая лучшая музыка на свете опередила свое время. Так было с The Velvet Underground, The Stooges, Big Star и многими другими музыкантами, которые не получили коммерческого признания. Я не стремлюсь любой ценой в гребаный мейнстрим. Там такие унылые и пресные люди, у которых нет ни вкуса, ни стиля. Я от этих чуваков стараюсь держаться подальше.

20 лет назад я сделал выбор и сбежал из мейнстрима — от всего этого безумия, которое окружает успешного музыканта, — денег, славы и т. д. Но я по-прежнему, рок-звезда. Как первые рок-н-ролльщики, которые просто круто делали свою работу, и их музыка звучала на весь мир. Ими двигало одно лишь желание, чтобы их музыка звучала на весь мир, ну и еще они хотели купить себе крутую тачку и особняк. Вот у рэперов сейчас точно такие же мотивации — и это здоровые инстинкты.

Я люблю классные тачки. Я люблю быстро водить машину. Я не спасаю мир. Я не летаю в Южную Америку защищать джунгли. Я не заставляю вас сдавать свои деньги на полярных медведей. Я не призываю вас голосовать за какие-то партии. Я здесь, чтобы вас развлечь. Я здесь, потому что у меня классная музыка, которая унесет вас в другое измерение.

— Понятно, а я-то хотел спросить вас, как вы относитесь к Владимиру Путину и его политике.

— Я слышал, что Кэти Перри теперь делает политические заявления. Может быть, надо ее спросить? (Смеется.) Музыканты должны держаться от политики подальше. Они типа делают вид, что до фига понимают в том, что происходит в мире. Но на самом деле выглядят полными дураками. Они не понимают, какие силы стоят за событиями и кто кем управляет. Они просто хотят выглядеть святыми. Они выбирают ту сторону, которая политически корректна. Сейчас же нет контркультуры. Люди думают, что контркультура сейчас — это быть против Дональда Трампа. Типа это круто. Да это же просто смешно! А мне на это все наплевать. Я просто хочу видеть Элвиса в розовом «кадиллаке». И если мимо меня проедет Мик Джаггер в «бентли» — это доставит мне больше удовольствия (смеется).

These People

Композиция Время
1 Richard Ashcroft — Out Of My Body 04:31
2 Richard Ashcroft — This Is How It Feels 05:07
3 Richard Ashcroft — They Don’t Own Me 05:49
4 Richard Ashcroft — Hold On 05:41
5 Richard Ashcroft — These People 04:50
6 Richard Ashcroft — Everbody Needs Somebody To Hurt 04:41
7 Richard Ashcroft — Picture Of You 04:48
8 Richard Ashcroft — Black Lines 05:11
9 Richard Ashcroft — Ain’t The Future So Bright 04:48
10 Richard Ashcroft — Songs Of Experience 05:48

Дискография

Популярное за неделю

  • Кино
  • Сериалы
  • Музыка

  • Приключения
  • Фантастика

  • Боевик
  • Триллер
  • Приключения

  • Rock
  • Alternative Rock
  • Punk Rock

  • Dance
  • Pop
  • Eurodance
  • Electronic

  • Мини-сериал
  • Триллер
  • Драма
  • Комедия

  • Драма
  • Криминал

  • Главная
  • Новости
  • Афиша
  • Фото
  • Мультимедиа

Спасибо, ваше сообщение принято к рассмотрению. Ответ на него вы получите на указанный вами электронный адрес в течение двух недель.
Внимание! Письмо от support@weburg.me может попасть в папки «Спам» или «Нежелательная почта», пожалуйста, проверяйте наличие письма в этих папках время от времени.

(Окно закроется автоматически через 15 секунд)

Email:
Категория:
Страница:
Цитата:
Опишите суть проблемы как можно более подробно:

Содержимое страницы может быть нежелательным для лиц, не достигших совершеннолетия.

Продолжая просмотр, вы соглашаетесь с тем, что:

  1. достигли возраста 18 лет и готовы к тому, что на странице есть содержание с сексуальным контекстом, ненормативная лексика, сцены жестокости и насилия;
  2. не будете предоставлять доступ к данной странице лицам, не достигшим совершеннолетия.

Зарегистрированные пользователи могут выбрать режим показа предупреждений в разделе персональных настроек.

РИЧАРД ЭШКРОФТ ПОСЛЕДНИЙ РОМАНТИК

У РОМАНТИКОВ странная судьба. Обычно они умирают от передозировки в 21 год и становятся легендой. Или спиваются, но все равно становятся легендой. Единицы приобретают все атрибуты легенды при жизни. Причем некоторые умудряются это делать, будучи просто нормальным человеком.

Ричард Эшкрофт, как и подобает талантливому романтику, родился на окраине большой цивилизации в маленьком городке Уиган. К 18 годам у Ричи все нудные признаки романтизма оказались налицо. Он уверен в том, что люди могут летать, и главное — Эшкрофт занялся самым что ни на есть романтичным делом — музыкой.

Городок оказался с низкими потолками, непригодным для полета. Пора было линять. А романтики делают это умело и с легкостью.

Ричард прихватил свою группу «The Verve» и отправился в большой город. Ясное дело — они голодали, конечно же, они играли в закусочных. Но если уж романтики собираются вместе, то только держись.

В 1991 г. группа подписывает контракт с Hut Recordings. «The Verve» начинают играть на крупных площадках и выпускать синглы. Журналисты, разинув рты, пишут о группе, как об открытии, называют их концерты «мощнейшим зрелищем», Эшкрофта — «безумным Ричардом», а все в целом — бессмертным. В общем, аудитория была готова к пережевыванию романтиков.

В 1993 г. выходит их дебютный альбом «A Storm In Heaven». Брит-поп, удачно заправленный мрачноватой психоделией, романтической поэзией и, самое главное, чем-то непонятным. То есть тем, чем большинство романтиков ухитряется делать свое творчество исключительным. Группа занялась эпатажем. Ричард ходил во всем красном, носил на шее большой серебряный крест и употреблял наркотики. На концертах он действительно напоминал сумасшедшего. Он выделывал со своим телом и голосом акробатические трюки высшей категории. «The Verve» прекращали концерт, если им что-то не нравилось. Они романтики, которые становились звездами, — им можно все.

Романтики — тонкие души: они не любят грязных гостиниц, восторженной потной толпы и однообразных видов из автобуса. В этой беспробудной суете Эшкрофт забывал есть и падал в голодные обмороки. «Verve» устали. У Эшкрофта начала развиваться депрессия. Группа засела за второй альбом. То, как происходила запись, Ричард описывал так: «Четыре напряженных, ненормальных месяца. Полное безумие. В хорошем и плохом смыслах. Именно то, что только хорошая музыка, плохие наркотики и смешанные чувства могут сотворить». «Northern Soul» окончательно приручил критиков. Этот альбом назвали одним из определяющих в музыке 90-х. Он получился очень концептуальным и философским. «Один персонаж проходит через 12 различных испытаний: боли, радости, секса, утраты, любви. Все эмоции упакованы в один альбом», — с загадочной улыбкой рассказывал Эшкрофт.

Читайте также  Можно ли использовать Ableton Live для сведения и мастеринга?

Людям, особенно, как вы понимаете, романтикам, свойственно ссориться и расставаться, когда все перестает быть так хорошо, как раньше. После распада группы в 1995 г. Ричард продолжал писать песни. Он показывал их другу и спрашивал, хороши ли они. «Да, очень хорошие», — отвечал друг.

— Лучше из тех, которые ты когда-либо слышал? — странно спрашивал Ричард.

— Да нет, просто хорошие.

И песни выбрасывались.

В 1997 г. Ричард и гитарист «The Verve» встретились и решили, что пауза слишком затянулась.

Альбом «Urban Hymns» стал апогеем славы группы. 1997 г. — годом «The Verve». Его записывал изменившийся Эшкрофт — он покончил с наркотиками и встретил любовь. Кейт Редли из «Spiritualized» стала его женой. Песни «Bitter Sweet Symphony», «The Drags Don’t Work» перебывали во всех возможных чартах. Ноэль Галлахер, не стесняясь, выходил на концертах в майке с надписью: «THE VERVE». Лаэм признавался прессе, что он всегда старался подражать вокалу Эшкрофта. Пришла слава.

Но группа распалась практически тут же после выхода альбома, теперь, наверное, навсегда. Почему? В The Verve остался всего один романтик. Ричард оставался Ричардом Эшкрофтом всегда. Во время концертов, записи, съемок клипа. В видео на «Bitter Sweet Symphony» Ричард идет по улице, смотрит в одну точку, расталкивает прохожих, сбивает их с ног. Там он такой же, как всегда. Когда он таким же способом ходит по улицам, ему кричат: «Парень, ты уже не в клипе». «Я всю жизнь в этом чертовом клипе», — отвечает Эшкрофт.

Эшкрофт записал сольный альбом «Alone With Everybody». Для себя, для своей жены. О том, как легко просто быть. Романтиком.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: