Новый альбом от Radiohead

Послушать новое: сольный альбом гитариста Radiohead

Нет, другого гитариста.

Представим, что Radiohead не существует.

Есть отдельный эксцентричный музыкант Том Йорк, который записывает альбомы песенной электроники и выкладывает клипы со странными танцами.

Есть номинант на «Оскар» за бесчисленные саундтреки к «умному кино» и звезда современной академической музыки Джонни Гринвуд, начинавший как гитарист в совместной с братом Колином группе.

Есть профессиональный барабанщик Фил Селуэй, начавший сольную карьеру. И, наконец, есть Эд О’Брайен, скромный рок-певец и талантливый сонграйтер. Вот все они есть, а Radiohead не существует.

17 апреля эта альтернативная реальность слилась с нашей: Эд О’Брайен выпустил первый сольный альбом и показал наконец, что он умеет за пределами Radiohead.

Альбом Earth, над которым Эд работал последние три года, вышел в самое странное для музыки время, когда индустрия вроде бы живёт, но никто не знает, что будет дальше. О’Брайен, кстати, переболел коронавирусом в лёгкой форме, и альбом он выпускал, находясь в самоизоляции, — всё в духе времени.

51-летний музыкант всегда был в тени куда более известных коллег по Radiohead, в группе вёл себя скромно и выполнял, помимо прочего, роль старшего брата для Тома Йорка, с которым они дружат со школы. Про его сольник ходит шутка, что теперь-то наконец можно понять, чем на самом деле занимается Эд в Radiohead. Действительно, О’Брайен не так заметен на сцене, как худощавый и экспрессивный Джонни Гринвуд, — играет себе что-то, и ладно.

Впечатление обманчиво. На самом деле О’Брайен — выдающийся гитарист, придумавший множество основных партий для песен Тома Йорка и во многом определивший звучание группы в переходный период от The Bends к более экспериментальному OK Computer.

В интервью журналу The Face он признаётся, что как раз во времена OK Computer хотел предложить группе свои песни, но никак не решался. Его альбом именно так и звучит — как запись времён OK Computer. Со всеми новаторскими по тем временам ходами, гитарными находками О’Брайена и сложносочинённой структурой песен.

Но никакого ретро-саунда и прочей ностальгии тут нет. Когда О’Брайен, например, обращается к манчестерскому диско-року, он не реконструирует звучание, а просто берёт ходы и использует их просто как очередной инструмент для сочинения песен.

О’Брайен признаётся, что до сих пор толком никогда не писал текстов песен — только музыку, а когда пел в Radiohead, то всё-таки исполнял строчки Тома Йорка. Это довольно хорошо слышно по лирике Earth, на которую лучше не обращать внимания: ничего изобретательного там нет.

Один из лучших треков, песня Shangri-La, посвящена например, пространству на фестивале Glastonbury и ощущению свободы и безумия, которое там испытал Эд несколько лет назад. Не самая захватывающая история, как и текст песни Brasil, посвящённый Бразилии, где О’Брайен жил с семьёй.

Зато сольный альбом позволил О’Брайену открыть собственный голос. Изначально он думал, что найдёт какого-нибудь вокалиста, но послушал собственные демо-записи и понял, что ему нравится звучание собственного голоса. Не только ему, надо сказать: критики отмечают, что как вокалист О’Брайен не менее профессионален, чем как гитарист.

Слушать О’Брайена интересно, Earth получился очень крепким, ровным и даже увлекательным альбомом, но максимально необязательным. Сольные работы Джонни Гринвуда и Тома Йорка по-прежнему куда любопытнее, но вот песни барабанщика Фила Селуэя Эд явно превзошёл.

Новый альбом Radiohead не спасает рок, но напоминает, на что тот способен

В минувшее воскресенье вышел девятый альбом Radiohead «A Moon Shaped Pool». Сергей Степанов — о триумфальном возвращении самой важной группы последних 20 лет.

С момента, когда Radiohead выпустили свой последний выдающийся альбом «In Rainbows», прошли без малого девять лет. По меркам известной своим перфекционизмом группы — ерунда, но для рок-музыки этот срок чем дальше, тем больше казался пожизненным: пока певец Том Йорк играл диджейские сеты, гитарист Джонни Гринвуд писал музыку для Пола Томаса Андерсона, а барабанщик Фил Селвей пел фолк, гитарные группы уступали дорогу хип-хопу и R&B. Превратившись в ведомое Джеком Уайтом и The Black Keys ралли ретромобилей, рок-музыка сократила свое присутствие в цайтгайсте до одних Arcade Fire, и единственный из вышедших за эти годы альбомов Radiohead — славный, но куцый «The King of Limbs» — не изменил ровным счетом ничего.

Справедливости ради, практически не изменился при этом и статус группы, каждое фестивальное камео которой по-прежнему вызывает коллективную истерику и обвал торгующих билетами сайтов. В ряду своих современников Radiohead не имеют равных ни в смысле спроса, ни по степени влияния — но на то они и Radiohead, что самый распространенный среди живых классиков сценарий — величественно бронзоветь, расписавшись в своей вечной крутизне и прикладной иррелевантности, — в их случае всегда казался кощунственным.

Ну и, в общем, не зря: девятый альбом Radiohead «A Moon Shaped Pool», хоть и не спасет рок, во всеуслышание напоминает, на что способна его тотемная группа. Это и артистическое высказывание наивысшей пробы, и пир уха, и альбом-монолит, на котором чуть ли не впервые со времен «Kid A» нет ни единой проходной песни. Последнее особенно впечатляет, если знать, что над некоторыми из записанных для «A Moon Shaped Moon» треков Radiohead колдовали пять или десять, а то и все двадцать лет, и как минимум семь из 11 новых песен поклонникам группы в том или ином виде знакомы.

Еще больше впечатляет то, как эти песни доведены до ума. В отличие от «The King of Limbs» (или даже «In Rainbows»), «A Moon Shaped Pool» звучит так, что взятый перед его выходом продолжительный тайм-аут кажется и оправданным, и даже неминуемым. Чего стоит одна «The Numbers» — начинающаяся в духе Нила Янга баллада, которая расцветает таким пышным цветом — переливы пианино, блуждающий блюзовый бас, могучая оркестровка, — что оказывается одной из самых изощренных — уровня «Paranoid Android» — песен в каноне Radiohead.

Под стать ей и «Present Tense», добавляющая в длинный список освоенных Radiohead стилей самбу и босанову, и «Burn the Witch», чье неотразимое скрипичное пиццикато запоминается не хуже, чем вдохновленное «Плетеным человеком» видео, и «Desert Island Disk», еще один щедрый на выдумку фолк-номер, заставляющий освежить в памяти записи Fairport Convention и Ника Дрейка; вообще, акустическая гитара совершает на «A Moon Shaped Pool» непредвиденный камбэк. Есть здесь и плачущая по скорым концертам Radiohead лютая паранойя («Ful Stop»), и странные оркестры («Tinker, Tailor, Soldier, Sailor, Rich Man, Poor Man, Beggar Man, Thief»), и обязательная для всякого альбома группы душераздирающая песня о главном («Daydreaming»).

Ах да, лирически «A Moon Shaped Pool» — более или менее беспросветный мрак. Но чего вы хотели: мало того что планете грозит экологическая катастрофа, а в лидеры главной из сверхдержав метит Дональд Трамп, так это еще и breakup-альбом Йорка, не так давно расставшегося с матерью своих детей, художницей Рейчел Оуэн. И если на глобальное потепление прямо указывает та же «The Numbers» (удивительным образом, едва ли не самая духоподъемная песня на альбоме), а на Трампа прозрачно намекает та же «Burn the Witch», то эхо личной драмы слышится поминутно, от рефрена «half of my life» (именно столько Том и Рейчел прожили вместе) в финале «Daydreaming» до каждого слова в «True Love Waits» — песне, исполнявшейся Radiohead живьем с середины 1990-х, но до студийной — волшебной — версии дослужившейся только сейчас.

Читайте также  Обзор гитары Music Man

Все это, понятно, только вершки: глыба калибра «A Moon Shaped Pool» заслуживает гораздо большего, чем жалкие двое суток непрерывного прослушивания. Только того, чем тут занят Джонни Гринвуд — уже не столько гитарист, сколько художественный руководитель как никогда напоминающей оркестр группы, — кому-то наверняка хватит на диссертацию. Однако в случае Radiohead всех, как правило, интересует не детальный анализ, а резюме: ну и что же они, собственно, хотели этим сказать?

Тут, наверное, самое время вспомнить, что свою последнюю всамделишную революцию Radiohead совершили 15 лет назад, выпустив «Kid A» и «Amnesiac». «Hail to the Thief» — единственная пластинка группы, которой отчаянно не хватило редактуры (это признал и сам Йорк, однажды опубликовавший исправленную и укороченную версию его трек-листа). Вся шумиха вокруг «In Rainbows» была связана с формой его релиза, тогда как альбомное содержание было откровением в духе «как я научился не волноваться и полюбил атомную бомбу». «King of the Limbs» — хорошая, но необязательная запись из серии «чтобы отвязались».

А «A Moon Shaped Pool» — это, как ни крути, великий альбом, убедительно доказывающий две вещи. Во-первых, совсем не волноваться Radiohead все-таки не умеют и режим панической атаки им идет больше, чем мир и покой (даже если безмятежные аранжировки отдельных песен лукаво говорят об обратном). А во-вторых, группы Radiohead в ее лучшей форме музыке XXI века страшно не хватало. В этой связи немного настораживает то, что как начало чего-то нового «A Moon Shaped Pool» не звучит совсем, куда больше напоминая красиво поставленную точку (ибо как еще назвать закрывающую альбом «True Love Waits»?).

Но поклонникам Radiohead вообще свойственно искать дополнительный смысл там, где его, скорее всего, нет (что означает алфавитный порядок, в котором расположены названия песен в треклисте? есть подозрение, что ничего), поэтому до окончания мирового турне и осеннего релиза специального издания «A Moon Shaped Pool» (с чемоданом меморабилии и двумя бонус-треками) волноваться, наверное, рано. Хотя если среди них обнаружится «Follow Me Around» (еще один, самый неуловимый из ауттейков группы), приготовиться к концу света стоит и поклонникам Radiohead, и рок-музыке.

«A Moon Shaped Pool»: Что не так с новым альбомом Radiohead Артём Макарский — о том, почему группа Тома Йорка записала самый обычный альбом, но это не основная её проблема

8 мая вышел девятый альбом Radiohead «A Moon Shaped Pool» — первая за пять лет молчания студийная запись группы Тома Йорка. По просьбе The Village музыкальный журналист Артём Макарский подробно разбирает один из главных альбомов месяца и объясняет, почему восторгаться им необязательно.

«Как это происходит с каждым альбомом Radiohead, требуется время, фокус, большое количество прослушиваний и открытый ум, чтобы подметить все нюансы и секреты, чтобы полностью раскрыть „A Moon Shaped Pool“». «Это альбом, который вы будете любить всё больше с каждым прослушиванием». «С „A Moon Shaped Pool“ Radiohead смогли продолжить свою победную серию — величайшую в истории современной поп-музыки». «Здесь можно заметить частые отсылки к концу 60-х; в каком-то смысле „A Moon Shaped Pool“ — это психофолковый альбом Radiohead». «„A Moon Shaped Pool“ — это, как ни крути, великий альбом».

Такими словами описывают новый альбом Radiohead музыкальные критики по всему миру. Единственная сдержанная рецензия на него написана автором сайта Now Toronto — и хотя там чётко написано, что альбом хороший, но его есть за что поругать (и довольно обстоятельно рассказано, за что), на журналиста уже накинулись комментаторы: почему всего три звезды из пяти? Так мы встречаемся с главной проблемой нового альбома Radiohead. Теми, кто его слушает, и их предубеждениями.

Принято считать, что альбом Radiohead либо нравится, либо понравится после 95 прослушиваний, либо не нравится совсем (но такие люди, конечно, ничего не понимают в музыке). Принято считать, что альбом Radiohead — и никаких других музыкантов — стоит обсуждать спустя некоторое время. Принято считать, что для высказывания своего мнения об альбоме нужно полностью понять его — то есть сделать так, чтобы твоя точка зрения совпала с точкой зрения среднестатистического фаната группы. И многие другие «принято». Таким образом фанбаза группы девальвирует критику как институт и возвращает миф о некой объективной критике, хотя само слово «рецензия» уже подразумевает мнение, которое не может не быть субъективным.

Radiohead в этом плане — последние из могикан: уже сложно представить себе фанатов Muse (но раньше такое бывало), U2 или, допустим, Dream Theater, которые кидаются в комментарии объяснять автору, что он кардинально неправ и недостоин своей работы. Так называемых «священных коров» в музыке уже практически нет, но рецензии на альбомы Radiohead будто специально заранее отдают фанатам группы, которые чаще всего не боятся в этом признаться. При этом любому очевидно, что вины самих Radiohead в этом как раз нет; более того, «A Moon Shaped Pool» получился именно таким из-за сложившегося образа группы, точнее отчаянной попытки ему не соответствовать.

Довольно несложно понять восторги вокруг именно этого альбома — после практически полностью электронного «The King of Limbs» возвращение Radiohead к гитарам воспринимается с облегчением. Здесь действительно гораздо чаще, чем на предыдущем альбоме, слышно всю остальную группу, а не одного только Тома Йорка. Джонни Гринвуд проделал огромную работу — именно благодаря ему здесь можно услышать оркестр и те самые детали, о которых восторженно говорят другие рецензенты (впрочем, не стоит забывать и о постоянном продюсере группы Найджеле Годриче). Но есть нюанс: всё это не очень работает.

Чаще всего в контексте «A Moon Shaped Pool» упоминается слово bleak («мрачный»), но за всеми красотами звука и ещё более печальным, чем обычно, состоянием прячутся довольно блёклые песни. Здешние тексты можно трактовать по-разному, искать в них отсылки к Дональду Трампу, глобальному потеплению, движению Occupy, возможно, найдётся и что-то про свободный Тибет, но в конечном счёте это альбом о расставании, точнее о разводе. Подробность в духе газеты Daily Mail не упомянуть невозможно — 47-летний Том Йорк пускает задом наперёд фразу «half my life» («полжизни») в песне «Daydreaming»; и как после этого не вспомнить, что с женой он прожил 23 года, расставшись в прошлом году?

Все эти мысли о текстах Йорка и их возможном и невозможном значении вот к чему: «A Moon Shaped Pool» хочется сравнивать с другими недавними альбомами, которые лучше и сильнее обсуждаемого. Подобно «Lemonade» Бейонсе, он говорит о расставании, но если у певицы оно не состоялось из-за прощения, то Йорку лишь остаётся петь «don’t leave». О потеплении и движении Occupy достаточно искренне уже всё спела Энони. Продуманный альбом с песнями, где поверх достаточно обычного «скелета» добавлено много слоёв удивительных звуков, делающих песню совершенно иной? Да, это Джеймс Блейк. Узнаваемый портрет Англии середины 2010-х? Возможно, кто-то здесь его и увидит, но вообще-то это скорее про Скепту.

Читайте также  Топ 5 виртуальных Rhodes электро пиано

Как это обычно бывает с альбомами Radiohead, то тут, то там можно увидеть следы других исполнителей — но где раньше можно было говорить об источниках влияния, здесь всё слишком на виду. Основой «The Numbers» с уверенностью можно считать «Melody» Сержа Генсбура, поверх которой пустили пьесу Уильяма Басински. «Ful Stop» равно напоминает о пионерах краут-рока и последнем альбоме Portishead. «Glass Eyes» могла когда-то спеть Бьорк, например во времена «Танцующей в темноте», но почему-то этого не сделала. Клавишные, которые явно можно считать большой удачей альбома, — это практически Афекс Твин, но не тот, что повлиял на альбом «Kid A», а тот, что сделал посвящение жене в конце альбома «Syro». В общем-то, на предыдущих Radiohead это тоже похоже: частично на би-сайды к «OK Computer» (но скорее общим духом), но больше — на би-сайды к «Amnesiac», их (что обсуждаемо) лучшему альбому.

Всё это не было бы плохо — в конце концов, мало ли на свете хорошей музыки, умело воспользовавшейся наработками других музыкантов, — если бы не тон Тома Йорка, внезапно оказавшегося главной проблемой альбома. В плане музыки к «A Moon Shaped Pool» практически нет вопросов, кроме того что из неё будто вынули весь нерв, который, как может доказать сравнение новых и старых песен группы, всё-таки у неё был. Тем не менее интонация Йорка кажется усталой, невпечатляющей, портящей песню, иногда он и вовсе переходит все границы: когда в «True Love Waits» он поёт «your tiny hands», не поёжиться просто невозможно. Само включение в трек-лист «True Love Waits», которую играли на концертах с 1995 года, как раз обсуждать не хочется — без спекуляций о возможном распаде группы хотелось бы обойтись — но по ряду причин это явно лучшая песня на альбоме, нынешняя аранжировка которой, к слову, просматривалась на концертах группы пятилетней давности.

Самое грустное в «A Moon Shaped Pool», однако, то, что Radiohead, судя по всему, устав от постоянных восторгов в свой адрес, решили просто записать обычный альбом, да, не без некоторых экспериментов и звукорежиссёрских наворотов, но довольно простой. То есть, отказавшись от невесть откуда взявшегося титула «главной (рок-)группы момента» (кто его вообще выдумал и зачем?), они сделали осознанный шаг назад и записали просто хороший, хотя бы в плане музыки, альбом. Несмотря на все «но», с этим альбомом можно примириться, можно жить с ним в одном мире — если он и правда будет последним, это будет достаточно трогательная концовка. Но сделан он будто специально для фанатов группы, которые по злой иронии уже превозносят его, ни на что не претендующий, до небес. И вот тут уже становится по-настоящему грустно — настолько, что ни одна песня Radiohead не может этого чувства передать.

Новый альбом от Radiohead

Radiohead считаются одной из наиболее значительных рок-групп 90-х[1][2], по данным на конец 2007 года, альбомы Radiohead были проданы в количестве 25 миллионов копий[3]. Журнал Rolling Stone в 2005 году поместил Radiohead на 73-е место в списке самых великих музыкантов в истории[4]. Все альбомы начиная с The Bends и до Hail to the Thief номинировались на премию Грэмми за «Лучший альтернативный альбом» (дважды Radiohead в этой номинации победили), все альбомы получили статус золотых или платиновых в США и Великобритании и попали в составленный сайтом Music Chain список «Тысячи одного альбома, который ты просто обязан послушать!».

Начало (1986—1991)
Абингдонская школа, в которой учились участники Radiohead.
Абингдонская школа, в которой учились участники Radiohead.

Будущие участники Radiohead вместе посещали закрытую частную школу для мальчиков в городе Абингдон (Оксфордшир)[5]. Йорк и Колин Гринвуд были ровесниками, О’Брайен и Селуэй на год старше, Джонни Гринвуд на два года младше. В 1986 г. они создали группу «On a Friday». Название было выбрано из-за того, что репетиции группы в школе проходили по пятницам[6]. Первое выступление состоялось в Оксфордском пабе Jericho Tavern по разным данным в конце 1986 г. [7] или в 1987 г.[8] Джонни Гринвуд сначала играл на клавишных, но вскоре стал гитаристом.[6]. К 1987 г. все кроме младшего Гринвуда закончили Абингдонскую школу, однако группа продолжила периодически репетировать и выступать вместе.

К 1991 г. Йорк, старший Гринвуд, О’Брайен и Селуэй закончили университет. On a Friday начали записывать демо-кассеты и постоянно давать концерты в Оксфордшире. Одна из демо-записей была самостоятельно издана как EP Manic Hedgehog (названа в честь местного музыкального магазина). Тогда же On A Friday впервые появились на обложке оксфордского журнала Curfew[9]. Группа играла музыку в духе The Pixies, The Smiths, R.E.M. и Talking Heads[10]. В то время в моде был шугейзинг, и On a Friday не пользовались особой популярностью.[11]. Молодая группа привлекла внимание совладельца оксфордской звукозаписывающей студии Courtyard Studios Криса Хаффорда, который вместе со своим партнёром Брайсом Эджем стал менеджером On a Friday. Они остаются менеджерами Radiohead до настоящего момента. В конце 1991 г. Колин Гринвуд, работавший в музыкальном магазине, случайно познакомился с агентом EMI Records Кейтом Уозенкрофтом[10], в результате чего On a Friday подписали с EMI контракт на шесть альбомов. По настоянию EMI музыканты поменяли название группы на Radiohead — в честь одноимённой песни Talking Heads с альбома True Stories[10].

Pablo Honey и The Bends (1992—1995)

Дебютный EP Radiohead Drill был спродюсирован Хаффордом и Эджем, записан в Courtyard Studios и выпущен в марте 1992 г. Drill занял в чартах скромное 101-е место [12]. Поэтому для записи дебютного альбома Radiohead пригласили Пола Колдери и Шона Слейда, которые раньше работали с Pixies и Dinosaur Jr. В конце 1992 г. группа полностью записала альбом Pablo Honey (вышел 22 февраля 1993 г.), в сентябре 1992 вышел сингл «Creep». Первое время «Creep» прошел незамеченным, песня не попала в ротацию на радио BBC. Pablo Honey также дебютировал в чартах не слишком удачно, однако после релиза альбома популярность «Creep» резко подскочила, и сингл добрался в британских чартах до седьмого места, а видеоклип на эту песню попал в ротацию на MTV[13]. После выхода альбома последовал продолжительный тур по США.

По окончании тура группа приступила к записи нового альбома, в работе над которым участвовал один из самых известных британских продюсеров Джон Леки. В 1994 г. на свет появился EP My Iron Lung, заглавная песня с которого вышла на сингле. Многие критики сравнивали Radiohead того периода с Nirvana, в частности отмечая сходство риффов в «My Iron Lung» и песне Nirvana «Heart-Shaped Box» c In Utero. В конце 1994 г. группа закончила работу над вторым альбомом The Bends (вышел в мае 1995 г.). The Bends в целом оказался гораздо успешнее дебютного альбома, а песня «Street Spirit (Fade Out)» до настоящего времени остается визитной карточкой группы. В середине 1995 г. Radiohead отправились в турне вместе с R.E.M.; во время одного из выступлений Майкл Стайп заявил: «Radiohead очень хороши, они пугают меня» (англ. Radiohead are so good, they scare me)[14].

Читайте также  Никки Сикс может стать судьей American Idol

OK Computer и коммерческий успех (1996—1998)
Обложка OK Computer
Обложка OK Computer

Еще до начала работы над новым альбомом Radiohead записали две новые песни: Lucky, вошедшую в благотворительный сборник The Help Album, записанный рядом знаменитых исполнителей для неправительственной организации War Child[15], и Exit Music (For a Film), вошедшую в саундтрек к фильму Ромео + Джулье

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: