Неожиданное выступление Джека Уайта порадовало школьников

Философские дебаты Джека Уайта

Джек Уайт: «Я не знаю, на самом ли деле Боб Дилан и Том Уэйтс такие уникальные»

Вчера вечером лидер группы The White Stripes Джек Уайт выступил с лекцией в Дублинском университете.

Участник The Dead Weather, в данный момент, гастролирующий с группой, посетил дебаты Философского общества Дублинского университета, одной из самых первых студенческих организаций (основана в 17 веке), в которую входили такие личности как Брэм Стокер и Оскар Уайльд.

Уайт был осведомлён о почётных членах и важности этого общества. Забыв на время о гастролях, Уайт вступил в философскую беседу, в которой он с упоением рассуждал о своих музыкальных убеждениях. Студенты, которые ожидали обычного интервью, были крайне удивлены искренней увлечённостью Джека философией и его мыслями о беспокойствах и аутентичности в искусстве.

Говоря об оригинальности, Уайт подметил: «Я не знаю, на самом ли деле Боб Дилан и Том Уэйтс такие уникальные, как о них думаю я. Возможно, что нет. Иногда начинаешь думать, может быть, Бритни Спирс или кто-то в этом роде, – кто делает только то, что хочет и так, как считает нужным, – более настоящие, чем те, кого вы могли бы назвать»

Джек Уайт также ответил на некоторые вопросы аудитории. Рассказал о совместном творчестве с Бобом Диланом и Лореттой Линн, и о работе над фильмом «Приготовьтесь, будет громко», в котором он снимался наряду с Джимми Пейджем (Led Zeppelin) и Эджем (U2).

Говоря о фильме, Уайт сказал, что работа с этими легендарными гитаристами стала для него невероятным опытом.

Самым неожиданным моментом в беседе было признание Джека в том, что во времена группы The Upholsterers (пер. на рус. – драпировщики) он с Брайаном Малдуном выпустил секретный тираж мини-альбома. Тогда Джек Уайт работал обивщиком мебели. А секретный потому что, они напечатали альбом на прозрачном виниле, упаковали его в прозрачную обёртку, и упрятали в сотне разных предметов мебели, которую Джек обивал.

«Возможно эти записи уже никогда не будут найдены», – подразнил Джек аудиторию.

Джек Уайт: «Я всегда делал то, что должен»

Я долго думал: «Вау, мы популярны. Это значит, мы не хороши. Мы что-то делаем не так, мы облажались».

Первый концерт, на который я пошел, был концертом Боба Дилана. Мне было 10, и у меня было место номер 666. На Дилана я ходил столько, сколько мог. Я наблюдал ситуации, когда вокруг было тысяч десять человек, ты оборачивался и чувствовал — они не замечают тот момент, который видишь ты. Думаешь: видят; надеешься, что видят, но нет. И он так делает очень часто. Это потрясающе. Невероятно, что он может обращаться к одному человеку в зале и одновременно ко всем сразу.

Помню, в шесть лет я уже знал соло из «Whole Lotta Love». Песня была на кассете, и там, где начинался проигрыш, пленку заедало — я постоянно перематывал туда. Теперь, в зрелом возрасте, в LED ZEPPELIN меня впечатляет высшая степень выражения силы в блюзе. Джимми Пейдж способен фокусироваться на самых выигрышных сторонах стиля. Если и существовал регулятор интенсивности и экспрессии в блюзе, то он умел выкрутить его до упора. Могу привести пример: на «Led Zeppelin DVD» на датском телевидении группа играет версию «Dazed and Confused», которая всегда меня цепляла. Сразу перед первым припевом Джимми на пару секунд начинает создавать грубые шумы, и они звучат как 100%-электрическая версия Роберта Джонсона. Когда Джонсон делал подобное, это был самый мощный саунд, который он мог создать при помощи одной только акустической гитары и микрофона. А когда Джимми делал такое, он создавал самый мощный саунд, какой мог, в той среде, в которой находился. Когда у тебя такое видение, как у Джимми, я думаю, в этом и цель: сделать все настолько мощным, насколько возможно.

Все забывают о том, какие бунтарские вещи делал Джимми Пейдж. Например, издавал пластинки без названия и выходных данных на конверте. Это было довольно нагло. Куда более по-панковски, чем SEX PISTOLS, подписывающие контракт напротив Букингемского дворца.

Я был полностью поглощен музыкой — 24 часа в сутки раньше, не знаю, сколько сейчас, возможно, 19 или около того — но когда я был ребенком, я ни о чем другом не думал. И у меня никогда не было иллюзий, что записать пластинку реально. Не было такого сценария. Думаю, если ты растешь в Лос-Анджелесе, играя в группе, то возможно, считаешь: «Конечно, у меня получится записаться, половина людей из этого квартала записалась». Но я вырос в Детройте и не слышал ни о ком, кто сделал бы запись. Это была несбыточная мечта.

Я думал, у меня никогда не получится играть. «Знаешь, если ты будешь дальше упражняться, ты сможешь записывать пластинки и поехать в тур», — когда я был подростком, никто мне этого не говорил. Я всегда полагал, что у меня нет ни единого чертового шанса что-то с этим сделать. Я играл музыку, потому что мне это нравилось. До четырех утра. Я просто до смерти это любил. В моей спальне все было связано с музыкой, ну и обои какие-то еще. Все. Когда мы, наконец записали пластинку, я был потрясен. Первая «сорокопятка» THE WHITE STRIPES была моей первой записью, и я не мог выпустить ее из рук неделю. Буквально: я держал ее в спальне и каждый раз, когда был там, брал и рассматривал. Это была не слава, это было потрясение.

На первых концертах THE WHITE STRIPES многих бесил цвет нашей одежды. Мы так выступали, чтобы показать: глупо думать, что играя аутентичный блюз, я должен выглядеть, будто я из долбанного Миссисипи. Эрик Клэптон, к примеру, сказал, что ему не нравятся THE WHITE STRIPES. Он считал, что, играя «Death Letter» на «Грэмми», мы потешались над Соном Хаусом. Люди со стратокастерной блюзовой сцены не понимают, что мы можем носить красное, белое и черное, играть в той простой манере, в который мы играли, и все равно это будет блюз. Я всегда говорил: если вы не выносите то, как выглядят THE WHITE STRIPES, тогда вы не сможете разделить эту музыку. Плюньте на нас, найдите другую группу. Мы для тех, кто способен видеть дальше.

Когда мы закончили «De Stijl», я решил, что хочу посвятить его «Слепому» Вилли МакТеллу. Как раз тогда я внезапно понял, что и МакТелл, и большинство великих блюзменов выступали и записывались в начале 20-х — в тот же период, когда зарождалась художественная группа «Стиль».И те и другие делали одно и то же: разбирали все до самого основания. Для меня и кантри-блюз, и «Стиль» символизировали новое начало музыки, новое начало искусства — возможно, навсегда. В обоих случаях работы предшественников взрезались до самой сердцевины. Нет ничего более простого и чистого, чем «Стиль». Они использовали только прямоугольники, окружности, горизонтальные и вертикальные линии и основные цвета. Все. Кантри-блюз, который исполняли Сон Хаус и Чарли Пэттон, тоже оставлял от музыки только основы.

Читайте также  Aspen: гармония на кончиках пальцев

Можно говорить о силе игры Джими Хендрикса, о том, несколько она невероятна. Но, без сомнения, у него было множество уловок. Он поджигал гитару, играл зубами, одевался в форму военного оркестра, носил потрясающие длинные волосы. И все это ничем не отличается от того, как Чарли Пэттон играл между ног, выступая в джук-джойнтах, или как Томми Джонсон играл за головой. То, что некоторые называют трюками, другие назовут искусством.

Легко играть как Стиви Рэй Вон, и сложно — как Сон Хаус. Блюзовая гамма — самое простое, что можно разучить на гитаре. «Легко выучить, но вся жизнь уходит на то, чтобы отшлифовать», — старое клише. Меня не впечатляет, когда кто-то играет блюз на бешеной скорости, но впечатляет Сон Хуас, когда он берет «неправильную» ноту. Иногда мне кажется более значимым, когда я слышу, как он пропускает ноту и стучит по грифу гитары слайдером. Сон Хаус не поверхностен. Он не просто играет стандартную гамму. Для него важна каждая нота, он все обдумывает. Он не бахвалится техникой, он пытается создать эмоциональный момент.

Считается, что, если ты поешь и играешь чужие песни, ты «не настоящий». Кантри-мир об этом вообще не заботился — с первого дня существования. Роберт Джонсон не писал собственных песен, и об этом забыли. Читали книгу «Faking It»? Она об истории аутентичности в музыке, и прекрасно написана. Там хорошо показано, насколько мы смешны, когда все время ведемся на рекламу, которой нас пичкают, например, когда Алан Ломакс пытается подавать Ледбелли так, словно тот бедствовал и сидел в тюрьме, и у него были только вещи собственного сочинения. Ледбелли же просто играл песни, которые ему нравились. Он играл совершенно новые поп-песни или «Camptown Races» — все, что люди хотели слышать на вечеринках.

На протяжении всей истории нам снова и снова продают аутентичность. Английская пресса в этом особенно поднаторела. История Детройта, этого грязного, разрушающегося города, стала частью нашей аутентичности. Не замечаю, чтобы других артистов часто спрашивали, где они живут, но меня спрашивают об этом постоянно. Многие ассоциируют Нэшвилл с фальшивым пластиковым кантри — только бизнес, никакой аутентичности — не думаю, что это так. Там много барахла, но и на всей музыкальной сцене много барахла.

Я как-то сказал Бобу Дилану: «Во многих смыслах, вам, парни, в 60-х повезло. Все эти звукозаписывающие техники не использовались раньше, движение за права человека достигло пика, нужно было петь о нем, о Вьетнаме. Весь мир менялся… И петь об этом было очень просто». А сейчас период, когда все немного… не люблю называть теперешнее поколение «избалованным», но есть чувство, что все им должны. И эта ситуация достает меня настолько, что я хочу попытаться ее преодолеть. Я не вижу красоты в том, как поп-музыка целиком записывается на компьютере, прогоняется через автотюн и презентуется в пластиковой обертке. Полагаю, я делаю все, что могу, чтобы побороть эти тенденции и представить что-то, что будет хотя бы попыткой добраться до истины, добраться до красоты.

Я долго думал, что правила таковы: играй в известной группе вроде THE WHITE STRIPES, и, когда она развалится, всю жизнь записывай соло-альбомы — до самой смерти. Это правило шоу-бизнеса. Мне говорят: «Ок, Джек, мне нравятся THE DEAD WEATHER, но не мог бы ты записать сольник?» Если взять альбомы CREAM, кто-то мог называть CREAM сайд-пректом, но я считаю, что это лучшее, что когда-либо делал Клэптон. Через 20 лет, возможно, кто-то так же будет думать о THE DEAD WEATHER. Время меняет восприятие такого рода вещей.

Я никогда не делал правильных шагов с точки зрения бизнеса, я всегда делал то, что должен. Если получается так, что это еще и выглядит как правильный бизнес-шаг, вот и славно. Но это как с «Get Behind Me Satan» — мы начали тур с Мехико и Южной Америки, никто не ездил туда в туре, мы потеряли на этом деньги. Второй альбом THE RACONTEURS мы выпустили, никому об этом не сообщив — ужасно с точки зрения бизнеса. Сожалею ли я? Совершенно нет!

Главное, против чего стоит бороться сейчас — перепродюсированность, избыток технологий, излишняя надуманность. Это дурное мировоззрение, все слишком просто. Если хочешь записать песню, можешь купить Pro Tools и запилить четыреста гитарных треков. Это приводит к излишней надуманности, убивает спонтанность и человечность в выступлении.

С чем бы я ни работал, я всегда пытался придать каждой песне индивидуальность. Мне правда очень скучно слушать альбомы, где все звучит одинаково, или так, как будто все было записано подряд. Даже в THE WHITE STRIPES, группе с двумя участниками, я старался сделать так, чтобы каждая песня звучала особенно.

Иногда я замечаю, как другие записываются — они и впрямь собираются развлекаться и делать что-то веселое, для собственного удовольствия. Я завидую, что они это могут. Я — не могу. Я не могу найти способ работать так, чтобы мне было «весело». Никогда не получалось. Мне кажется, я говорил раньше: даже когда я был в THE WHITE STRIPES, мне было сложно наслаждаться моментами, которые были настоящими достижениями…

Не могу представить себе Ван Гога развлекающимся в процессе создания картин, или Микеланджело в процессе создания «Давида». Лучшая аналогия, на которую я могу рассчитывать, это кто-то вроде Орсона Уэллса, который, возможно, смеялся уголком рта, когда создавал определенные вещи. Максимум, что я могу выжать из себя, это вещи, которые я считаю смешными, но никто из окружающих не смеется над ними. Большего мне и не надо. Я оглянусь на сцене и увижу, как Айки Оуэнс играет великолепное соло. Мне кажется забавным, что такое бывает, и потрясающим, что это происходит прямо сейчас. В этом я нахожу удовлетворение.

ed_glezin

  • Add to friends
  • RSS

ed_glezin

Не секрет, что Дональд Трамп является убежденным сторонником смертной казни.

В 1989 году он даже выкупил целые страницы в четырёх ведущих газетах, в том числе и в New York Daily News под своё заявление, в котором призвал Нью-Йорк восстановить смертную казнь.

«Верните смертную казнь! Верните нашу полицию», — призывало объявление большими буквами.

“Я хочу ненавидеть этих грабителей и убийц. Их нужно заставить страдать, а когда они убивают, то должны быть казнены за свои преступления», — утверждал будущий президент США.

Трамп тогда требовал казнить пятерых подростков-афроамериканцев, которые после избиения их полицейскими оговорили себя и признали виновными в изнасиловании белой девушки.

Оказалось что формула Вышинского «Признание — царица доказательств», вполне применима к работе и американской Фемиды.

Позднее нашли реального убийцу, но невиновные малолетки к тому времени уже успели потерять несколько лет своей жизни за решеткой.

Читайте также  В Сети появился фильм о лидере Сектора Газа

В апреле 1989 года 28-летняя Триша Мейли, работавшая банкиром, вышла на вечернюю пробежку в Центральном парке. Позже ее нашли, изнасилованную и жестоко избитую. Несмотря на пессимизм медиков, считавших что в результате травм она скончается или впадет в кому, Триша Мейли восстановилась, однако ничего не помнила об инциденте. В этот же вечер в парке около 30 подростков агрессивно вели себя в отношении прохожих.

В ходе следствия к суду были привлечены пятеро из них в возрасте от 14 до 16 лет. Они-то и стали «козлами отпущения».

Имена несовершеннолетних задержанных, их фотографии и домашние адреса еще до предъявления им обвинений были опубликованы в прессе, что противоречило обычной практике полиции.

В конечном итоге, под пытками, они признались в том чего не совершали, также подтвердив и участие друг друга под видеозапись.

На суде подростки показали, что сделали признания под угрозами и давлением полиции. Приговор практически целиком основывался на их показаниях, а других веских доказательств так и не нашлось. Более того, изучение места преступления и анализ вещественных доказательств показали, что в изнасиловании участвовал один человек, ДНК которого не совпадало с ДНК ни одного из пятерых обвиненных.

Пятерым задержанным, 14-летним Кевину Ричардсону, Реймонду Сантане и Юсефу Салааму, 15-летнему Антрону Маккрею и 16-летнему Кэри Вайзу были предъявлены обвинения, и в 1990 году все пятеро были признаны виновными и приговорены к заключению на сроки от 7 до 13 лет.

Лишь спустя тринадцать лет, в 2002 году, серийный убийца и насильник Матиас Рейес, отбывавший пожизненное заключение за другое преступление, неожиданно признался, что это он совершил изнасилование в Центральном парке и действовал тогда в одиночку. Рейес подробно описал все детали преступления. Позже его показания подтвердил анализ ДНК.

Окружной прокурор Манхэттена Роберт М. Моргентау заявил, что теперь, тщательно изучив показания членов «пятерки», обнаружил в них вопиющие разночтения: «Рассказы подсудимых противоречили друг другу в описании всех ключевых моментов преступления: кто был инициатором нападения, кто сбил с ног, кто раздел, кто и чем избивал, кто держал, кто насиловал». В силу исключительных обстоятельств Моргентау просил снять обвинения не только по делу в Центральном парке, но и по другим преступлениям, упомянутым в рамках признаний, которые теперь следовало признать данными под давлением.

19 декабря 2002 года обвинения и судимости со всех пятерых были сняты Верховного судом Нью-Йорка.

В 2003 году все пятеро и члены их семей подали иск к городским властям за предвзятое судебное преследование и расовую дискриминацию с требованием возместить моральный и материальный ущерб.

В 2014 году суд постановил выплатить жертвам «судебной ошибки» рекордную компенсацию в размере 41 миллион долларов.

Но даже после того, как выяснилась истина, Трамп демонстративно отказался отступить от сути своей скандальной рекламы 1989 года. Он назвал выплату компенсации «позором» и «ограблением века».

Высказывания Трампа в 1989 году можно увидеть тут:
https://youtu.be/Paf8MPhSG08

Истории «пятерки из Центрального парка» посвящена книга Сары Бернс «Пятерка из Центрального парка: Хроника городского хулиганства» (The Central Park Five: A Chronicle Of A City Wilding»), выпущенная в 2011 году.

В 2012 году в прокат вышел документальный фильм Кена и Сары Бернс «Пятерка из Центрального парка» (The Central Park Five).

В 2019 году американский режиссёр
Ава ДюВерней сняла об этом громком деле мини-сериал «Когда они нас увидят» (When They See Us).
Подробности о фильме тут: https://ed-glezin.livejournal.com/1256700.html

Интервью фигурантов этого дела в 2019 году: https://youtu.be/1hf-bLR668g

По такому же ложному обвинению в изнасиловании афроамериканцы Генри Макколум (осужден в 19 лет) и его сводный брат Леон Браун ( осуждён в 15 лет) провели в тюрьме американского штата Северная Каролина 30 лет — бОльшую часть своей жизни. Они вышли на свободу только после того как экспертиза ДНК подтвердила их невиновность в 2014 году.

Но они хотя бы остались живы, а вот Джордж Стинни, 14-летний чернокожий подросток, был казнен в 1944 году на электрическом стуле, за преступление, которого не совершал. Он тоже был обвинён в изнасиловании и убийстве двух белых девочек и стал самым молодым смертником в истории США. Стинни оставил несмываемое пятно на судебной системе самой демократичной страны мира. Подробности тут: https://ed-glezin.livejournal.com/1236172.html

В штате Нью-Йорк смертная казнь признана противоречащей Конституции страны. Последний раз смертный приговор приводился в действие в Нью-Йорке в 1963 году.

Дискуссия о целесообразности смертной казни идет в США еще с колониального периода. В 1972 году Верховный суд даже запретил ее по всей стране, чтобы уже через четыре года пересмотреть свое же решение. Сейчас казни разрешены в 28 штатах, но их количество снижается из года в год. Они никак не влияют на динамику преступлений, а невинно осужденными на казнь оказались как минимум 150 человек.

В целом по федеральным приговорам с 1976 года было казнено всего три человека. Это число не идет ни в какое сравнение с количеством казней, осуществляемых правительствами отдельных штатов (в одном только Техасе за тот же промежуток таких было 537).

Министерство юстиции США 25 июня 2020 года заявило о возобновлении применения смертной казни на федеральном уровне после маратория, введённого в 2003 году.

Любовница принца Уильяма тайно родила сына

Красавицу, выросшую в Кении, называют первой большой любовью принца. Джекка и Уильям познакомились, когда им было по 16 лет. Это произошло во время королевского турне в Африку. Принц с первого взгляда был очарован девушкой и все путешествие провел с ней.

Потом Крейг поехала учиться в Британию, и они с Уильямом снова были вместе. Даже ходили слухи о помолвке влюбленных. Букингемский дворец, несмотря на негласный запрет комментировать частную жизнь семьи Елизаветы II, был вынужден опубликовать официальное опровержение. Хотя предложение все же было, вот только Джекка отвергла руку и сердце принца. Девушка не хотела публичной жизни.

Молодые люди остались друзьями. А потом появилась Кейт Миддлтон. Соперницу будущая герцогиня Кембриджская сразу приняла в штыки, хоть при Уильяме и не показывала этого. А принц и сам подливал масла огонь — на свой 21-й день рождения усадил Крейг рядышком, а Миддлтон отправил в самый дальний конец стола. Позже, когда Уильям и Кейт взяли паузу в отношениях, принц уехал в Африку к Джекке.

Все эти метания и породили главный слух — Уильям до сих пор испытывает чувства к Крейг. Шоком для британцев стала новость о том, что Джекка родила сына. Мальчика скрывали от всех, кажется, даже от самого принца. С ребенком он познакомился на свадьбе Крейг.

Джекка Крейг. Фото: GlobalLookPress

Джекка вышла замуж за профессора Джонатана Бейли из Канады, который является директором отдела защиты в лондонском Зоологическом сообществе. Ребенку Крейг на момент свадьбы было около четырех месяцев. Ради торжества Уильям бросил Кейт Миддлтон с двумя детьми и улетел в Африку, и это несмотря на праздник Пасхи, который принято проводить с самыми близкими. Выходку принца оправдали важной благотворительной миссией в Кении.

Читайте также  Готовится документальный фильм о Black Sabbath

Очевидцы рассказывали, что на свадьбе Джекки Уильям выглядел подавленным. Принц провел все торжество в крайне мрачном настроении, время от времени бросая на невесту грустные взгляды.

О ребенке Джекки так никто бы и не узнал, если бы не ее муж. Профессор как-то проговорился, что его жена вынуждена сидеть дома с малышом. Тогда то британские сплетники и бросились рассматривать свадебные снимки Крейг, на которых нашли маленького мальчика со светлыми волосами, которого на церемонии сопровождала няня, а Джекка то и дело подходила к ребенку, явно проверяя, как у него дела.

Зарубежные таблоиды смело заявили, что ребенок вполне может быть от Уильяма. Аргументы их были довольно убедительными. Во-первых, из рождения детей не делают тайны без причины. Во-вторых, принц никогда не переставал проводить время с Крэйг. В 2008 году Уильям наплевал на свадьбу кузена и полетел в Африку на семейное торжество Джекки. А в 2014-м, пока Кейт сидела дома с маленьким Джорджем, Уильям укатил на охоту в Испанию, где его сопровождала Джекка.

Ребенок Крейг появился на свет в декабре 2015 года. Сейчас малышу шесть лет. Но его жизнь до сих пор держится в секрете. Хоть на свадебных фото британские журналисты и рассмотрели мальчика, доподлинно пол ребенка не известен. Также, хоть профессор Бейли и назвал малыша своим, родился он вне брака.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: