Комикс про Дэвида Боуи появился на полках книжных магазинов

Комикс про Дэвида Боуи появился на полках книжных магазинов

Paul Morley. The Age of Bowie. How David Bowie Made A World Of Difference. London: Simon & Schuster UK, 2016

Тем более что Пол Морли — человек далеко не случайный. Музыкальный критик и радиоведущий, он помогал Грейс Джонс с ее биографией, написал историю Joy Division и еще несколько книг по истории популярной музыки, а свое первое интервью делал с Марком Боланом из T-Rex. Ко всем этим талантам он еще и куратор выставок — в частности, для гастролирующей по миру всеохватной выставки David Bowie Is написать тексты для каталога его пригласил сам герой этой выставки.

В предисловии Морли замахивается широко, объем, благо, позволяет (это не 88 страниц переведенного у нас почему-то «Боуи» С. Кричли) — в своем почти культурологическом эссе-предисловии (цитаты из Элиота и Библии прилагаются) он размышляет, как по Боуи можно проследить изменение мира, изучить механизм его воздействия на массы, выстроить концепцию разных Боуи.

И он действительно пытается определить феномен Боуи совершенно разными методами. Его музыку — как «музыку если», как попытку, например, объединить Шонберга и Литтла Ричарда, стиль хиппи и авангарда, фундированно сравнивает Боуи с Бодлером. Он вообще несколько раз — и это говорит о сложности самого объекта — подступается к Боуи, определяя его через соположение разнопорядковых вещей. «Между губной помадой и Японией, нежностью и революционным инстинктом, до и после, клоун и мим, джаз и мечта, Курт Вайль и The Who, Брехт и Бэсси». В отвалах банальных рассуждений тут у Морли настоящие брильянты находок — например, что последний, вышедший за несколько дней до смерти, альбом Боуи назвал символом (Черной звездой), ибо уже записал соответствующее буквам в английском алфавите количество альбомов и — начинал новый алфавит.

Морли можно понять. Ведь о Боуи писать на первый взгляд очень легко — только перечислить через запятую, в чем он был первым, на скольких оказал влияние, со сколькими пел и сколько даже самых великих в роке и попе носят тишотки I Still Miss David Bowie, и даже эпитеты не нужны. И поэтому на самом деле очень сложно. Еще и потому, что Боуи для автора действительно очень любимый музыкант и чрезвычайно близкий культурный объект. Он рассказывает, как в день смерти Боуи ему нужно было ехать на радио читать заготовленное им выступление, но с утра начал разрываться телефон: все СМИ, с кем он сотрудничал, хотели, чтобы он сказал/написал что-то по случаю его смерти. Он не хотел произносить что-то по поводу, на большее же не хватало пока сил, поэтому просто отключил мобильный. И только вечером согласился по просьбе близкого друга и коллеги выступить в одной ТВ программе.

Перемежая текст рассуждениями, «отвлечениями» в духе тех, что больше самого рассказа любил Холден Колфилд, и своими блербами-фразами для выставки («Дэвид Боуи думает, кто же он сегодня», «Дэвид Боуи — картина будущего», «Дэвид Боуи танцует с дьяволом, но ее ноги из ртути, а его ноги она превращает в грязь», «Дэвид Боуи – это Льюис Кэрролл, поющий Жака Бреля» и т. д.), автор доходит до собственно начала жизни Боуи и подает ее вполне традиционно. Послевоенный Лондон со всеми его ограничениями и дефицитами, довольно традиционный, не сказать тухлый район Брикстон.
Англиканский, католический и еврейский религиозный бэкграунд. Брат с умственными отклонениями (тетя вообще подверглась лоботомии), сложности в понимании с отцом да и матерью. Радость, когда в результате травмы один глаз Дэвида стал отличаться от другого — «он никогда не хотел быть просто человеком». Свободная, но все равно нудная работа в рекламном агентстве. Запойное чтение (в самом конце книги дан и список из 100 любимых книг Боуи), изучение тибетского буддизма, осваивание искусства мима с Марсо. Транспортировка травы на розовом велосипеде. Довольно трудные попытки пробиться, играя пока со своими первыми командами чужие еще блюзы, выезжая максимум в почти благотворительные в плане выручки туры с Марианной Фэйтфулл.

Но приходит первая яркая слава и — повествование делает (один из многих предстоящих) поворотов. Теперь каждая глава размечена погодично, с явным упором на то, какой альбом в этом году выпустил Дэвид. И тут Морли «дорывается», начинает разбирать каждую песню, перечисляет всех музыкантов, детально повествует, что нового провернул Боуи именно на этой записи. Бонусом к каждой главе — список выпущенных в этом году значимых альбомов других групп (с чаще едкими, но и иногда и благосклонными мини-рецензиями) и список топ-хитов.

Биография Боуи отходит на второй план. Впрочем, это имеет под собой основание, ведь, (пре)осуществившись, Боуи полностью растворился в работе, самореализации. Первая жена Боуи Энджи говорила, что не ревнует к Боуи, все равно для него важна только его работа. Ведь «в текстах для своих песен он создал собственную территорию, которая не была поэзией или словами для песни, но чем-то между… А сама идея Боуи была в великой песне, видеоклипе, альбоме»… Синкретическое искусство, да.

Факты сменяются фактоидами. Как Боуи танцевал голым в квартире у знакомого музыканта-гея или изрядно шокировал всех, снимаясь или расхаживая в женских платьях (Мик Джаггер как-то вышел на сцену все же не в платье, а в а-ля длинной тунике, да и первым из мужчин на обложке Vogue появился именно Боуи). Как в первый раз Боуи заявился на Фабрику Уорхола — и совсем не понравился тому. Как на два месяца съемок Боуи взял с собой 400 книг. Или как делал интервью с Трики, Бальтюсом или Берроузом — о порно, КНР и США, о том же Уорхоле. О романе, в духе прожившего несколько лет с трансвеститом Лу Рида, с одним из первых трансгендеров, датчанином, владельцем гей-клуба в Берлине.

И вдруг новый нарративный кульбит. Морли и раньше вполне позволял себе критику своего кумира (навязывался Уорхолу, довольно стереотипичной изобразил Америку, а уж за дуэт Under Pressure с Фредди Меркьюри распекал несколько страниц, Queen на дух явно не перенося). И даже есть несколько моментов, когда ты, сам Боуи боготворящий, вдруг задумываешься, таким ли он был хорошим — в своей бесконечной погоне за всем передовым (свой сайт и онлайн-продажи альбома одним из первых, выпуск же именных акций никто, кажется, из рокеров не повторил), с любовью к эстетике нацизма, уволивший менеджера, одержимый манией преследования, сохранивший (та самая выставка «Дэвид Боуи — это …») весь свой архив вплоть до квитанций и билетов… Но у Морли другая, истинно фанатская претензия: альбомы Боуи, начиная с 80-х, где-то после «берлинской трилогии» (Low, «Heroes» и Lodger) он не признает. Считает их более поп, чем рок, более Bowie-style, работой на публику, а не на разрыв канона, и, главное, не прорывающимися на «ту сторону», которую проповедовал Джим Моррисон. Поэтому не удивляйтесь, если про Let’s Dance, Earthling или Reality найдешь не целую главу, а один-два абзаца (ситуация выправится к «Черной звезде» — этот альбом автор заслуженно обожает). И после альбома Scary Monsters (and Super Crips) начнется набор сюрреалистических блербов, рассказ о выставке, анкеты-опросники, карточки для фанатов всех возрастов «что значит для вас Боуи», теоретизирование над «вопросом Боуи» и прочее.

Читайте также  Расписание VK Fest 2017: чьё выступление нельзя пропустить?

Но эта биография действительно настоящая энциклопедия Боуи. При том, что при всей неохватности, разнообразности и даже таинственности Боуи таковой в принципе не может быть. Боуи и, что не менее ценно, всего, что он (черная звезда!) вовлекал в свою орбиту, поглощал и вдохновенно утилизировал: сколько тут музыки, которую слушал Боуи, его путешествий («Обязательно путешествовать. Необязательно жить»), книг и фильмов… Даже Берлин Боуи, где они записывались-отрывались с Игги Попом («день на кутеж, день на восстановление и день на работу»), c его маршрутом от студии Ханса, через бар геев и трансвеститов за углом до Берлинской стены, где Боуи как-то обнаружил собственное имя со свастиками.

Эксмо / Дэвид Боуи. Биография в комиксах

Артикул: Арт: 7032189

Товар не доставляется в ваш регион

Товара нет в наличии Выбранного размера нет в наличии

0 && priceSummary()^priceWithCouponAndDiscount Мин. сумма для заказа данного товара ?

Все размеры

Добавлено в избранное

Электронная книга будет доступна для скачивания в Личном кабинете сразу после покупки

  • Бесплатная доставка
  • Примерка
  • 21 день на возврат
  • Бесплатный подъем на этаж

Wildberries не продаёт и не доставляет алкогольную продукцию. Вы можете забронировать интересующий товар и забрать его в магазинах партнёров.

Причина уценки

Состав

Описание

Дэвид Боуи был не просто знаковым музыкантом, он был мастером перевоплощения и мистификации. Он не всегда любил говорить о себе, а если и говорил, то это вряд ли можно было назвать откровениями — оно, скорее, запутывало еще больше. Его неожиданная смерть стала большим потрясение для поклонников, которым так и не удалось разгадать этого великого человека. Этот биографический роман — результат долгого исследования авторами биографии великого музыканта, который прольет свет на неизвестные периоды его жизни. Авторы смогли не только собрать все факты из жизни Боуи, но и попытались залезть в его голову — понять, как он создавал свои песни и какой смысл в них вкладывал. И сделано это с такой любовью и уважением, что этот роман можно назвать данью восхищения и любви от двух людей, на чьи жизни музыка и искусство Боуи повлияли сильнее, чем что-либо.

Характеристики товара
Автор Мария Хессе; Франс Руис
Серия БиоГРАФИЧЕСКИЙ роман
Обложка мягкая
Языки русский
Вид бумаги офсетная
Возрастные ограничения 18+
Иллюстратор коллектив иллюстраторов
Жанры/тематика Искусство и культура
Вес товара с упаковкой (г) 452 г
Высота предмета 28 см
Количество страниц 160 шт.
Ширина предмета 17.5 см
Год выпуска 2018
Наименование книги Дэвид Боуи. Биография в комиксах
Страна производства Россия
Комплектация книга

Информация о технических характеристиках, комплекте поставки, стране изготовления и внешнем виде товара носит справочный характер и основывается на последних доступных сведениях от продавца

Дэвид Боуи. Биография в комиксах

О товаре

Продолжение бестселлера «Фрида Кало. Биография в комиксах»!

Графический роман-биография одного из знаковых музыкантов в истории в формате его дневников!

Майор Том, Зигги Стардаст, Изможденный Белый Герцог, инопланетянин, король Гоблинов, человек-слон, брат репликанта, Лазарь, сама черная звезда — каким только не знают фанаты Дэвида Роберта Хейвуда Джонса, также известного как Дэвид Боуи. Многие пытались разгадать этого человека, но как только им казалось, что они разгадали Дэвида Боуи, он уже снова преображался. Попробуйте и вы разгадать этого великого музыканта!

— графическая подача материала,

Эта книга для вас, если вы:

— любите музыку и хотите узнать больше,

— любите творчество Дэвида Боуи,

— устали от моря текста и огромных биографий.

Аннотация

Дэвид Боуи был не просто знаковым музыкантом, он был мастером перевоплощения и мистификации. Он не всегда любил говорить о себе, а если и говорил, то это вряд ли можно было назвать откровениями — оно скорее запутывало еще больше. Его неожиданная смерть стала большим потрясением для поклонников, которым так и не удалось разгадать этого великого человека. Этот биографический роман — результат долгого исследования авторами биографии великого музыканта, который прольет свет на неизвестные периоды его жизни. Авторы смогли не только собрать все факты из жизни Боуи, но и попытались залезть в его голову — понять, как он создавал свои песни и какой смысл в них вкладывал. И сделано это с такой любовью и уважением, что этот роман можно назвать данью восхищения и любви от двух людей, на чьи жизни музыка и искусство Боуи повлияли сильнее, чем что-либо.

Что изобрел Дэвид Боуи

Дэвида Боуи всегда считали новатором, при этом его вклад в поп-культуру выходил далеко за рамки собственно музыки.

Глэм-рок

Дэвида Боуи наряду с Марком Боланом из группы T.Rex называют изобретателем глэм-рока, и это справедливо не только из-за их отчаянной страсти к яркому гриму и блестящим нарядам. В начале 1970-х глэмом могли назвать мелодичную и крайне вычурную версию любой молодежной музыки, будь то хард-рок (Kiss) или буги (T.Rex). Боуи смешал арт-рок, рок-н-ролл и поп, добавил света, дыма и блесток и дополнил все это фантастическими историями о пропавших космонавтах и рок-звездах с Марса. Теперь под рок хотелось не только танцевать или грустить. Теперь хотелось следить за историей и персонажами, как будто это комикс или сериал.

Единство музыки и видеоряда

Дэвид Боуи сделал популярную музыку неотделимой от видеоряда. Хиты The Beatles и The Rolling Stones можно было любить исключительно в режиме аудио, Led Zeppelin лучше всего воспринимались как концертная группа. Дэвид Боуи решил, что все должно функционировать как единое целое — песня, голос, костюмы, грим, обложки пластинок, история персонажа, концертная сценография, впоследствии клипы. В дальнейшем этот культ визуализации взяли на вооружение Майкл Джексон и все поколение MTV.

Сценические альтер эго

Несмотря на то что одной из фирменных стратегий Дэвида Боуи была постоянная смена масок и гриму уделялось не меньше внимания, чем игре на гитаре, он взял за правило лично появляться на обложке каждого релиза. Пока его коллеги — рок-звезды 1970-х — мерились сюрреалистическими образами, нередко избегая даже названия группы на обложке, Боуи никогда не давал публике забыть, кто именно написал эту музыку. Исключение составил лишь последний альбом — выпущенный за два дня до его смерти «Blackstar».

Концептуальные концертные туры

За свою карьеру Дэвид Боуи проехал по миру с 14 концертными программами. Начиная с турне в поддержку альбома «Diamond Dogs» (1974), Боуи возил за собой дорогостоящие декорации и реквизит, тщательно подобранные для сценографических задач. Декорации «Голодного города» для «Diamond Dogs» Tour стоили $1,3 млн по сегодняшнему курсу, на их установку требовалось шесть дней в каждом городе. По тем временам это был абсолютно новаторский подход. Пока, к примеру, Pink Floyd оттачивали концертное исполнение песен, Боуи собирал сцену из 20 тыс. движущихся элементов, весивших в общей сложности 6 тонн.

Читайте также  Борис Борисович Гребенщиков в поисках выразительности

Андрогинность

За десятилетия, прошедшие после того, как в 1972 году в интервью журналу Melody Maker признался в своей гомосексуальности, он успел смягчить термин до «бисексуальности», вовсе отвергнуть эту информацию и выразить сожаление о том, что в принципе заговорил на эту тему. А также сняться во множестве женских и андрогинных образов для обложек и постеров. Именно его предполагаемая связь с Миком Джаггером сделала секс непременной составной частью публичной жизни поп-персон. Суперзвезда не суперзвезда, если ее не застукали с чьей-то женой или же не сфотографировали танцующей с drag-queen в «тематическом» клубе, а каминг-ауты случаются с завидной регулярностью.

Несуществующий язык

В альбоме «Low» (1977), входящем в «Берлинскую трилогию», последней идет песня «Subterraneans», текст которой представляет собой лишенный смысла набор слов. Самые лояльные критики и поклонники считают, что Боуи первым из британских поп-музыкантов изобрел собственный язык, сделав это за десять лет до группы Cocteau Twins.

Активность в интернете

Пока ровесники Дэвида Боуи без устали воспроизводили свой «классический» звук, боясь вывести поклонников из зоны комфорта, Боуи смело пробовал на прочность новые территории. В 1996 году он первым из больших поп-артистов выпустил песню, которая распространялась исключительно в интернете. Она называлась «Telling Lies», на ее загрузку через соединение dial-up требовалось 11 минут. Выпуск сингла сопровождался чатом с поклонниками, в котором участвовали сам артист и два дублера, и публике предлагалось угадать, какие ответы принадлежат «правильному» Боуи. По меркам середины 1990-х все это выглядело новостями с другой планеты, и все-таки певцу удалось продать через сеть 300 тыс. синглов.

Выход на биржу

В 1997 году Дэвид Боуи первым из поп-музыкантов выпустил именные облигации на сумму $55 млн. Обеспечением акций стали будущие отчисления от выпуска новых песен и переиздания бэк-каталога. Проценты по облигациям (7,9% годовых) выплачивались из средств, которые Боуи получал по соглашению с рекорд-мейджором EMI, с ним у певца действовал контракт на $30 млн. По предложению банка Pullman Group он мог не дожидаться отчислений по мере реализации музыки, а получить деньги сразу. Примеру Боуи последовали Джеймс Браун и Род Стюарт. Заключив соглашение с финансистами, Боуи немедленно выкупил у бывших партнеров лейбла права на свой ранний материал. По мере того как росло пиратство и нелегальное скачивание в интернете, рейтинг акций Боуи снижался, а идея секьюризации гонораров музыкантов в целом потеряла привлекательность.

Онлайн-бизнес

В 2006 году Дэвид Боуи основал собственную компанию — интернет-провайдер Bowienet. Помимо возможности загружать фото, тексты интервью и архивные материалы Дэвида Боуи фанаты получили фантастическую по тем временам опцию — возможность разместить под крылом кумира свой собственный электронный почтовый ящик. Сеть просуществовала до 2008 года.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: