Hospital для космополитов: интервью Егора Бердникова

Интервью с вокалистом группы Hospital, Егором Бердниковым

В начале этого года состоялся выход дебютной пластинки молодой московской инди-рок группы Hospital. В преддверии презентации альбома When The Trees Were Higher в Санкт-Петербурге, что пройдет 1 марта в клубе 8Paces, мы пообщались с вокалистом Егором Бердниковым, который рассказал нам о музыкальных пристрастиях, о записи пластинки и об интересах, помимо музыки.

modernrock.ru : Как и когда вы начали играть вместе? Как сформировался состав группы?
Егор Бердников: С нашим бас-гитаристом мы играем вместе едва ли не со школы. А, что касается Hospital, то состав сложился осенью 2012 года. С нами, правда, был еще клавишник — Кирилл. Но он ушел из группы, потому что начал снимать свой первый фильм. Он режиссер. Наверное, мы все скоро этот фильм увидим. Что-то там про зомби-апокалипсис с Юлей Волковой в главной роли. Но он успел поучаствовать в создании аранжировок некоторых песен. Например «Falling».

Слушать Hospital — Falling

modernrock.ru : Насколько разнятся ваши предпочтения в музыке? Как это влияет на творческий процесс?
Егор Бердников: В общем у каждого из нас свои предпочтения, но некая общая тенденция музыкального вкуса у всех есть. Хотя вот наш бас-гитарист запросто может слушать Devil Sold His Soul и прочие Underoath. Мои последние фавориты Active Child и альбом каверов на Sade от группы The Rosebuds. Как это влияет на творческий процесс? — мы просто пиздим у всех самые хорошие идеи и выдаем их за свои.

modernrock.ru : Были ли какие-то разногласия при записи дебютного альбома?
Егор Бердников: Да постоянно. Но, это же вроде и называется творческий процесс.

modernrock.ru : Что нового появилось в ваших плеерах в 2013?
Егор Бердников: Я только недавно совсем протащился по The Weeknd. Еще Band of Skulls, Sky Ferreira и последний сингл Джастина Тимберлейка очень крутой. Но The Doors и Nick Drake, например, никогда моего плеера не покидают. А вот последний MBV что-то совсем не впечатлил.

modernrock.ru : Музыка – это единственное ваше занятие на данный момент или приходится совмещать с чем-то еще?
Егор Бердников: Я хочу запатентовать такую штуку — говорящий вибратор. Вы не знаете, что есть такие уже? Типа покупаешь своей подружке, и записываешь на него своим голосом что-то вроде «ах ты грязная шлюшка». Можно сделать миллионы я думаю. Но пока мы все просто просиживаем свою пятидневку на работах.

modernrock.ru : Каков круг ваших интересов помимо музыки?
Егор Бердников: Мне очень нравится читать. Причем не с экрана, ни эти дурацкие электронные приборчики. А живые книги, которые пахнут типографской краской. Еще, пожалуй, кино. Я не особо разборчив — поэтому могу и мэйнстримовый высокобюджетный «экшн» с удовольствием посмотреть и какую-нибудь бергманувскую ерунду. Я недавно пошел на «Отверженных» и мне так мерзко стало от того, какое лицо у актеров во время пения, что я через час свалил из кинотеатра. Даже не знаю почему. Просто стало не комфортно смотреть на воющую, короткостриженую Энн Хэтэуэй.

modernrock.ru : С кем бы вы больше всего хотели выступить на одной сцене? На каких фестивалях бы хотели побывать в качестве участников?
Егор Бердников: Да любой хороший европейский фестиваль — было бы очень классно сыграть на таком. С нормальным отношением к музыкантам, хорошей организацией и отличным лайнапом. С Джоном Ленноном было бы классно выступить на одной сцене. Но он, кажется, умер.

modernrock.ru : Расскажите о самой угарной ситуации Hospital!
Егор Бердников: Мы не так давно существуем, чтобы скопить багаж смешных историй. Потому что все больше вкалывали на альбом последнее время, чем веселились. Но недавно мы решили наебениться как следует в баре «1920». И Леша с Андреем чуть не спалили это бар к чертям. Серьезно. Это было вроде как «Давайте выпьем за наш мега успешный первый альбом!» — и бац — сделали чин-чин горящими Б-53. Мы уже всадили к этому моменту достаточно. Короче, это было как в кино «Апокалипсис сегодня», только вместо напалма — абсент. Очень весело. Пол горит, ладони горят. И у меня в руках звезда горит. У них до сих пор руки в ожогах.

modernrock.ru : Сколько косяков было скурено при записи альбома?
Егор Бердников: Нет что вы. Никаких косяков. Только плюшки. И фруктовый чай.

modernrock.ru : Кто и как сочиняет тексты? Являются ли слова песни дополнением к вашей музыке или вы придаете им особое значение? Есть ли в дебютном альбоме тексты, написанные на основе личного опыта или переживаний?
Егор Бердников: Я сочиняю тексты. Не скажу, что они все прямо такие уж глубокомысленные и философские. Но и из пальца высосанными их не назову. Если вы попробуете их перевести, то все сразу встанет на свои места. Но это не пустышки. Определенно нет.

Слушать Hospital — Secret Place (2013)

Новые имена: Hospital

Московская группа Hospital выпустила дебютный альбом, где играет солнечный инди. Gaude поговорил с ее вокалистом о воспоминаниях, популярности и политике

Они играют заоблачный поп-рок с мотыльковыми текстами о любви. Они ставят на обложку альбома красивый горно-лесной пейзаж в мягком цветном фильтре. Они стреляют друг у друга одежду перед концертом и при этом умудряются неплохо выглядеть на сцене. Московская команда Hospital относится к тем молодым группам, которые формируют однородную и безмятежно гладкую среду отечественной инди-сцены, но вместе с тем стремятся вырваться из этой среды. Как, куда, и почему именно, Gaude выяснила у фронтмена Hospital Егора Бердникова.

Ваш новый альбом носит название When The Trees Were Higher. Если честно, напоминает фразы из разряда «трава была зеленее, девушки — краше». Была ли связана запись пластинки с чувствами вроде тоски по прошлому?

Определенно. Я думаю, это можно проследить по текстам некоторых песен. Ну, может, не текстов целиком, а каких-то отдельных фраз. Хотя Time Will Tell — как раз именно об этом. Скорее, общее настроение во время записи альбома было такое: тоска по времени, когда можно было просто «копаться в песочнице». Во всяком случае, это мое видение альбома как автора песен. Я уж не знаю, как у ребят. Я думаю, у них свои какие-то переживания по этому поводу.

Вы работали над альбомом 9 месяцев и сравнили этот процесс с вынашиванием ребенка. Изменилось ли ваше отношение после релиза: это по-прежнему живое существо или просто материал, который вы прекрасно знаете и будете исполнять в ближайшее время?

Ох, выходит, мы теперь счастливые обладатели первенца. Будем его холить и лелеять. Отправим в детский сад, школу, институт, во взрослую жизнь и на кладбище. На самом деле, мы большое удовольствие испытываем, играя теперь эти песни на концертах, хотя слушать их уже невозможно. У нас есть еще песни в запасе, которые на альбом не попали в силу некоторых причин, поэтому есть, над чем работать, чтобы не заскучать.

Ваш сингл Time Will Tell был спродюсирован Алексом Кельманом, плюс вы играли совместные концерты с Punk TV и TonySprano. Что вас связывает с Алексом Кельманом, повлияли ли его проекты на звучание Hospital?

Читайте также  Скачать книгу Последние гиганты. Полная история Guns N’ Roses

Вот тут стоило бы прояснить один момент касаемо Time Will Tell: Алекс помог нам сделать промо-версию этой песни, которую мы в сеть слили еще весной. Мы тогда все думали, в каком же направлении пойти, и было видение, что это такая легкая dream-pop-песня, поэтому, зная об опыте Алекса в Hot Zex и Punk Tv, мы обратились к нему за помощью. Он нам и до этого помогал с выступлениями, и сейчас помогает. Алекс вообще большой альтруист, по-моему. Спасибо ему. Когда мы записывали альбом, песню тоже переписали. Поскольку мы были когда-то большими поклонниками группы Steplers (сейчас Leopard Bonopart), то обратились к ее фронтмену Косте Буглевскому, который из наших демо-версий песен помог сделать действительно хороший альбом, которым мы гордимся.

Ваша музыка, с одной стороны, эклектична, а с другой — довольно легко вписывается в нишу гитарного инди. Какие ориентиры в этом смысле вы бы могли дать слушателю? Человеку в какими музыкальными предпочтениями должна понравится Hospital?

Мы в общем-то старались взять все максимально хорошие идеи из совершенно разных направлений музыкальных и замиксовать их в один альбом. Поэтому там и отголоски фолковых тем можно найти типа Made of sand, и power-pop-штуки, например Spellbound. Поэтому, мне кажется, он может понравиться людям, которые совсем разную музыку слушают. Не знаю даже. От chaotic hardcore до chillwave.

Так сложилась, что для многих наших англоязычных независимых команд свойственен эскапизм, они изначально не хотят мешать свою музыку с повесткой дня. Очевидно, то же можно сказать и про вашу группу. Чем мотивирована такая позиция и как вы в принципе относ
итесь к творчеству, условно, «на злобу дня»?

Да мне, если честно, кажется, что это все такое глухое позерство. Люди говорят вещи типа «мы не хотим быть как все, хотим делать что-то свое», и при этом люди делают что-то абсолютно тривиальное в надежде, что про них появится заметка в журнале «Афиша». Это совсем не про Hospital. У нас была установка записать хороший, актуальный альбом. Тут дело в том, как это все оформить. На нас ведь тоже влияет новая музыка и какие-то музыкальные тенденции. Хотя я вот могу неделями один олдскульный бритпоп слушать или мерси-бит, и мне как-то пофигу, что сейчас в тренде. Но лицемерить и заявлять, что мы не хотели сделать альбом, который будет нравиться многим, я не буду. Мы, блин, еще как хотели.

Люди делают что-то абсолютно тривиальное, в надежде, что про них появится заметка в журнале «Афиша»

Когда мы списывались сегодня, вы были на работе. В недавнем интервьювы сказали, что вас не устраивает такое положение и что вы хотели бы полностью посвятить себя музыке. Что мешает лично вам сделать это?

Да, наверное, то, что в шоу-бизнесе бизнеса становится все меньше. Если бы люди покупали альбом, было бы другое дело. А концертов мы пока еще не играем так много и за такие суммы, которые позволили бы уйти с работы.

Пути молодых независимых групп бывают разными. Некоторые, как, например, Pompeya приходят к тому, что стремительно расширяют аудиторию, собирают большие площадки и, кажется, не собираются на этом останавливаться. Другие команды, вроде Motorama, менее амбициозны и ограничиваются концертами в клубах на выходных. Какой из путей ближе вам?

Ох, конечно, я хочу стадионы собирать. Если не стадионы, то хотя бы тысячные залы. Тут дело еще в обмене энергией. Я сам люблю на большие концерты ходить, поэтому у меня несколько идеализированное представление о таких вещах. Хотя в хорошем клубе, небольшом, — тоже ок, особенно если звук в порядке. Мы чертовски амбициозные чуваки, на самом деле.

Мы бы никогда не исполнили кавер на Александра Пистолетова

Внешне группа Hospital очень цельно выглядит на сцене, участники одеты примерно в одном стиле, и создается впечатление, что это осознанный подход. Как вы оцениваете важность этого аспекта и визуальной составляющей как таковой?

Я не припомню групп, после New York Dolls, которые выглядели бы на сцене одновременно жутко дерьмово и прекрасно (смеется). Наверное, визуальная составляющая важна. Есть группы, которые выглядят по-настоящему круто, например B.R.M.C. и не затариваются брендовыми вещами. Они же выглядят как чуваки, которые тусуются у стены Цоя. Я обычно у нашего басиста или гитариста стреляю шмотки прямо перед концертом.

«Нах*й политику. Я бы просто страну сменил. Потому что с нашей уже ничего не сделаешь. Это как рак, который только вырезать можно или похоронить» (интервью Snapbox.ru). Что может стать основными мотивами для вас сменить гражданство?

Почему-то всех так волнуют такие вопросы. Думаю, если бы у меня была просто возможность это сделать, я бы это сделал. Может, я не совсем правильно выразился тогда. Я, в общем то, больше о власти говорил, а не о стране в целом. Боже, как я не люблю этих тем касаться. Не хочу дальше отвечать.

Вопрос о принципиальном неприятии музыкантом определенной музыки. Что группа Hospital ни за что и никогда не исполнит?

Кавер на Александра Пистолетова, наверное.

Фотографии взяты на официальной странице группы «ВКонтакте».

Узнать больше о группе и новом альбоме Time Will Tell можно на официальной странице в Facebook и «ВКонтакте».

★ Hospital — музыкальные коллективы по алфавиту ..

★ Hospital

Hospital (Больница) — Московская инди-поп-группа, которая исполняет песни на английском языке сформированы. в 2011 году участники в нескольких русскоязычных инди-рок-групп: слайды, Клуб «Завтрак» и Marx (Маркс).

1. История. (History)

В 2007 году члены музыкальных коллективов слайды Егор, Алексей и в 2009 — Клуб Завтрак Андрей, переехал в Москву из небольшого дальневосточного города Комсомольск-на-Амуре. обе команды некоторое время без особого успеха продолжает играть в клубах столицы и записывать альбомы. однако весной 2011 (Года 2011) решение о приостановлении и обе команды являются независимыми друг от друга причинами, среди. однако, в летний Егор приходит идея создания нового англоязычного проекта имя, который находился под влиянием песни Belong (Принадлежат) американская инди-группа из Нью-Йорка, The Pains of Being (Боли быть) Pure at Heart (Чистое сердце) позже, в интервью для крупнейших инди-сообщества «ВКонтакте», Егор поделится подробности этой истории:

Я люблю этих чуваков. по крайней мере последние два альбома-это просто замечательно. больше этой песни я позвала нас имя. там такие есть строчки:

In hospitals (В больницах), in shopping malls (в торговых центрах)

With heavy heads and (С тяжелыми головами) locker walls An empty (шкафчик стен пустой) street at 3 a.m (улице в 3.м).,

You told me (Вы сказали мне) you’re not one of them (не один из них).

Я тогда подумал: — «класс, вот она!»

Первая репетиция группы, которая изначально дополнена клавишные Кирилл Кемниц, начатое в июле 2011 года. В августе Hospital (Больница), в качестве гитариста, присоединился Эндрю цветы осени. Кирилл решает покинуть коллектив в пользу своего собственного проекта, не имеющих отношения к музыке.

Через некоторое время увидели свет и первые демки группы, записанный «живьем», чтобы превратился в мастерскую в подвале гаража. представленные там песни Safe, Falling (Падение), Spellbound (Завороженные) и Time Will Tell (Время Покажет) был позже изменен и включен в альбом. также на записи присутствовали выполняется только на ранних концертов песня Love Never Comes An (Любовь Никогда Не Приходит) Easy Way (Простой Способ). после записи демо-материала, группа посвящена репетициям и записи песен для полнометражного дебютного альбома.

Читайте также  В Москве открывается выставка Вячеслава Бутусова

Их первый концерт состоялся 17 марта 2012 (Года 2012) в столичном клубе «Дума».

В июне 2012 года Hospital (Больница), чтобы начать запись первого альбома, который назывался When The Trees Were (Когда Деревья Были) Higher (Высшее). саунд-продюсер и звукорежиссер были Константин Boglevsky, также известен как основатель и лидер группы Steplers и Leopard Bonapart (Бонапарт Леопард). альбом увидел свет 20 январь 2013 года и получил положительные отзывы от критиков и группы, после серии концертов в его поддержку, был приглашен на открытие Первого московского концерта американской певицы Ланы Дель Рей. песня Falling (Падение) стала частью саундтрека популярного российского ситкома «Универ» и один из топ-3 самых запрашиваемых песен сервиса Shazam (Шазам) в России в 2013 году более 70000 поисковые запросы.

Отзывы на портале IndieShuffle:

Московские инди-рокеры Hospital (Больница) недавно выпустил свой первый альбом When The Trees Were (Когда Деревья Были) Higher (Высшее) — это очень интересная запись, пришли к нам из России. чтобы быть полностью честным, я никогда бы не подумал, что такой яркий и насыщенный звук, который мы слышим от российской независимой группы. ключевой сингл с этого альбома — песня Time Will Tell (Время Покажет) — отличное сочетание между дрим-поп и фолк-музыки. заполняя песня красивая, мечтательная гитара и атмосферные звуки синтезаторов, группа проделала невероятную работу, которая может легко конкурировать со многими скандинавскими и европейскими оркестрами.

В августе и декабре выделяет отдельные песни Tailspin (Штопор) и Lust For You (Похоть Для Вас).

26 команда СЭП в качестве музыкального гостя принимает участие в шоу «ПрофиТроли» в прямом эфире радиостанции «Маяк».

Песни Time Will Tell (Время Покажет) и Tailspin (Штопор) попадет в список лучших песен 2013 года по данным американского сайта Indierockcafe.com.

Весна 2014 года группа получает приглашение для поддержки концертов американцев The Neighbourhood (Район) в Москве и Санкт-Петербурге, что существенно влияет на расширение аудитории группы. решение о записи нового мини-альбома, работа над которым начнется в июле в студии Xuman Records (Xuman Записи) с помощью звукоинженера Корнея Кретова. альбома Satellite Flare EP (Спутниковое вспышки ЕР) вышел 13 октября, а его презентация состоялась в московском Главclub, где Hospital (Больница) получить приглашение для поддержки дополнительный концерт The Neighbourhood (Район).

6 сентября видел группу на фестивале «Юность», который прошел в Парке искусств «Музеон» в Москве.

В ноябре 2014 года начинается работа над вторым альбомом Uncommon Sense (Необычное Чувство). саунд-продюсером нового альбома вновь стал Константин Boglevsky, и инженер — корней Кретов. альбом был выпущен 14 мая 2015, и его презентация состоялась неделю спустя в московском клубе 16 тонн. премьера сингла Lovergirl на сайте российского журнала Rolling Stone (Роллинг Стоун), и эксклюзивная презентация альбома на сайте Colta.ru.

По мнению канадских ресурсов Therevue.ca (Therevue.Калифорния) на одном Ariel: (Ариэль)

Одним из городов, где мы не ожидали услышать инфекционной инди-поп, но Hospital (Больница) убедил нас в противном случае. Ariel (Ариэль) — отличный трек в стиле серф-поп, который, как в теплую погоду, как вам больше. Он имеет те же молодые невинность и игривость в тексте, что заставляет вас улыбаться и думать о хорошем.

23 мая 2015 года группа выступает на Bosco Fresh Fest (Свежие Боско Фест) в Москве а 21 августа — фестиваль ART.WHO.ART (Арт.Кто.Искусство).

Летом и осенью Hospital (Больница) играть два небольших тура по России в поддержку альбома, и поддержке московских концертов зарубежных групп The Kooks (Чудаки), Gerard Way (Джерард Уэй) и Ash (Ясень) в качестве приглашенных артистов.

В январе 2016 года Hospital (Больница) получить статус группы месяца на сайте международного проекта Tradiio. песни Revelation (Откровение), Ariel (Ариэль) и Lovergirl, за три недели пребывания на сайте, попеременно занимают первое место и стать «песней дня», и в Лондоне блог Neverenoughnotes.co.uk (Neverenoughnotes.ко.Великобритания) посвящает отдельным изданием в честь этого события:

Тот факт, что группа звучит совсем не так, как можно ожидать, это только половина дела. тут тебе и хор межгалактического масштаба, наполненные надеждой и подростковой бабочки в животе, и восхитительный стиль на синтезаторе 80-х лет. сейчас, с двух альбомов под его поясом, Hospital (Больница) более умело работать с глубиной своего звучания.

Несмотря на то, что в российской музыкальной индустрии все еще находится под сильным влиянием советской эстрады, группа включает в себя лучшее из современного мира. заметное влияние The Cure (Лечение) прослеживается от альбома к альбому и только добавляет популярности в своей стране.

В июне 2016 выпущен как отдельный сингл под названием Louder (Громче).

Нового альбома началась в июле 2016 года и было завершено в ноябре 2017. работа звукорежиссер и инженер по звуку, традиционно выполняемые Боклевский Константин. В марте, апреле, а июне 2018 иди синглов In The Evening (Вечером), Nothing But Love (Ничего, Кроме Любви) и Lush (Пышные), соответственно.

Состоялась онлайн-премьера третьего альбома «Memory Waves» («Волны Памяти») 4 сайт сентября 2018 (На 2018) The Revue (Ревю). В продаже он появился 6 сентября.

Ковид не в легких, а в головах. И QR-коды с нерабочими днями тут не помогут

Главный редактор СМГ, Потолкуем, 8:03, 26.10.2021

Почему 70 лет назад мы могли разделаться с черной оспой в короткие сроки, а теперь второй год возимся вокруг менее страшного коронавируса? Потому что умели быть непопулярными, но действенными

На выходных наткнулся на выдержки из давнего интервью с признанным светилом отечественной медицины, волею судеб работавшим в Барнауле, ныне покойным Зиновием Баркаганом, в котором он рассказывал, как в 1951 году ему поставили задачу победить оспу в Таджикистане. История эта показывает, как четко сформулированная задача, жесткая система ее решения и высочайшая мера ответственности позволили решить проблему, невзирая на серьезные противодействия со стороны антипрививочников.

— В 1951 году меня вызвали в ЦК Компартии Таджикистана, сказали: «В горах оспа. Даем вам отряд медработников, полевой госпиталь и полк пограничников с собаками. Вы должны изолировать этот очаг, чтобы больные не прошли в долинные районы, выявить всех больных и все население привить от оспы». Предупредили, что, если оспа прорвется в долины, меня будут считать врагом народа.

Пограничники перекрыли все тропы Памира и вылавливали население – все попрятались: муллы сказали, что тех, у кого следы от прививки, Аллах в рай не пустит. Больных мы помещали в госпиталь, здоровым делали прививку. Таким образом мы ликвидировали оспу.

То есть была выбрана конкретная стратегия: делаем так, никаких полумер, никаких «если», никого не спрашиваем, ни на что не обращаем внимания. Сделали, получили результат, забыли. Не сделали бы, получили бы наказание, забыли бы про вас. Все.

«Сколько продержимся?»: бизнес и власти опасаются введения QR-кодов на Алтае

Низкий уровень вакцинации и высокий темп заболеваемости ковидом вынуждают властей принять ограничительные меры, первым из-за которых пострадает бизнес региона

Читайте также  Саша Алмазова и ее выдержанная амбициозность: интервью для ЕМ

2021-й: всем по барабану

Понятно, что один Памир – это не вся страна, не вся планета, что оспа – не ковид и что полком пограничников с собаками тут не отделаешься. Я говорю о другом. О том, что есть задача, есть четкий метод ее решения, система наказаний и поощрений (читай: учет и контроль). Надо – сделали.

Какова наша система борьбы с ковидом? Сначала, когда не было вакцины, нас уговаривали носить маски, соблюдать дистанцию и т.д. Как это контролировалось? Объявили, повесили во всех присутствиях распечатку указа, для острастки немного попугали полицейскими патрулями.

В результате выцветшие объявления второй год белеют на дверях, в транспорте – всем по барабану, в магазинах для проформы надевают маски у кассы, дистанцию никто не соблюдает, в период ограничений то тут, то там проходят псевдотайные (во времена-то соцсетей!) вечеринки, патрули самоустранились, о 30-тысячных штрафах ничего не слышно.

Думаете, с QR-кодами будет все по-другому? Ну пару недель что-то, может быть, и исполнят, но для своих можно и мимо посмотреть, потом и вовсе забудут, а дальше – Новый год, и волна спадет сама собой.

А нерабочие дни, как мы слышим из каждого утюга, самые смелые превратили в дополнительный отпуск и рванули на отдых за границу. А что? А ведь ни-че-го. Съездят, переопылятся и приедут.

Единственное, что я вижу в этой стратегии – надежда на сознательность граждан и увещевания из каждого утюга. Теперь вот есть вакцина. Даже три с половиной. И всех увещевают. Но это не работает так же, как с масками и всем прочим. В результате часть тех, кто пошел прививаться не потому, что верит в вакцину, а чтобы чего не вышло с контролем, видят, что ничего за отказ от прививки не прилетит, могут и не ревакцинироваться.

Невежество и альтернативная сознательность

Волна негатива в отношении этой конкретной прививки от ковида подстегнула отказы части молодых мам и от прочих прививок. Они были и раньше, но теперь-то столько всем всего объяснили о вреде ковидных уколов, что и к остальным у кое-кого выработалось дополнительное недоверие.

То есть вместо выработки одной сознательности – привиться, мы выработали другую, альтернативную сознательность – не буду, даже не просите. А если попытаетесь заставить, стану протестовать, и вообще вы уже надоели, отстаньте, сам знаю как. Или: мне тот доктор сказал, что я не могу, и я не стану. Я этому доктору верю, а вашему – нет, мне так удобнее, спокойнее, вообще прекратите на меня давить.

Спасите тех, кто хочет жить. Почему пора вакцинировать всех поголовно

В мире идет война с вирусом, а во время войны нет демократии – есть приказы. Если к декабрю не удастся достичь 80% иммунной прослойки, придется принимать жесткие меры

И тут есть цитата из другого интервью с Баркаганом, которая, конечно же, никого ни в чем не убедит:

– Я не терплю невежества. К сожалению, есть много врачей, которые окончили институт 15−20 лет назад и больше ничего нового знать не хотят. Живут тем багажом, который получили много лет назад.

Ну и что? Альтернативно сознательный тому доктору верит, а этому – не хочет. Альтернативная сознательность крепнет, ширится, захватывает новые организмы, мутирует и создает новые штаммы. А мы все надеемся, что когда-нибудь достигнем уровня вакцинации в 80%.

Характерный пример такой альтернативной сознательности намедни продемонстрировала депутат АКЗС Евгения Боровикова. Она сейчас в «Справедливой России»: казалось бы, левая партия, но почему-то именно в рядах левого движения очень много тех, кто так или иначе противится или как-то по-своему противодействует другой сознательности. Ищет заходы: а может, не надо, а может, не всем, а может, не так. Вот в 1950-е годы левые делали иначе – надо, есть. Сейчас у них оппортунистические мнения.

Евгения Анатольевна написала пост в соцсети (с ним можно ознакомиться тут). Она словно все еще ведет предвыборную кампанию, хотя для нее она уже закончилась хорошо. Но раз есть большая масса людей с альтернативной сознательностью, надо ее использовать.

И депутат задает минздраву вроде бы вполне резонные вопросы – почему не принимают людей в поликлиниках, все там у них поломалось. Год назад система здравоохранения захлебнулась при 200 заболевших и 10 умерших в день, а теперь мы со своими полумерами и надеждой на сознательность вырулили на 400 заболевших и 20 умерших, но она этого как бы не видит. Она видит, что плохо работает здравоохранение. А оно просто получило в два раза больше того, что было год назад. В два раза!

Хватит рассусоливать

Дело тут не в минздраве, который расхлебывает удвоившиеся на нынешней волне последствия выбранной мягкой (я бы сказал, никакой) стратегии борьбы с ковидом, дело именно в отсутствии этой самой четкой стратегии без увещеваний и надежд на сознательность. Вот о чем надо думать власти вообще и ее представительной ветви в частности, а не о констатации того, чего опять не стало в поликлиниках. Этого и снова не будет в новую волну, если вы с первопричиной не поборетесь – с распространением вируса.

Полиция возбудила дело о торговле ковид-сертификатами в Барнауле

Его фигурантом стал врач-терапевт – медику инкриминируют мелкое взяточничество. По версии правоохранителей, врач успел продать четыре документа

Но это же не будет так популярно, не будет так удобно, как встать в стороне и покритиковать. Это надо предлагать что-то, что может плохо отразиться на имидже, зато, возможно, даст результат и уже когда-нибудь нас все это отпустит и не будет никаких QR-кодов, нерабочих дней и масок (но много проклятий в соцсетях, тут не без того).

Вот республиканскому ЦК Таджикистана в 1951 году это было понятно. А в 2021-м альтернативно сознательным – нет. Поэтому так все и будет идти – без конца и снова да ладом. А надо просто решиться на непопулярное, но действенное и уже что-то сделать – четко, по плану, без вопросов и оглядок, зато сделать, а не использовать эту общую беду себе в целях пиара.

Если честно, то я устал не столько от масок, а от рассусоливания. Уже сядьте, договоритесь и делайте что-нибудь конкретное, чтобы все это закончилось, на то вас и выбирали, чтобы решать, а не поговорить. Хватит плодить альтернативы, начинайте делать. Тогда и маски уже эти опостылевшие не нужны будут.

Материалы рубрики «Потолкуем» представляют собой личные мнения авторов, которые могут не совпадать с мнением редакции.

Около трети алтайских работодателей настаивают на обязательной вакцинации

Среди невакцинированных соискателей только 27% против прививки. 58% готовы сделать ее ради сохранения работы или гарантированного трудоустройства

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: