Джон Грант в 16 тонн: странный романтичный вечер

История создания песни. Шестнадцать тонн.

Незатейливые слова, незамысловатая мелодия, но вновь вся правда о песне «16 тонн» открылась с появлением Интернета и завидной регулярностью исполнения этой песни разными певцами на нескольких языках.

Однако же, с установлением авторства этой песни возникают некоторые проблемы, поскольку даже на родине этого произведения, в США, нет однозначного мнения на этот счёт.Единогласно принимается лишь общая тема: повествование о чрезвычайно тяжёлом положении шахтёров на угольных шахтах, когда практиковался даже детский труд, и закабалении трудящихся масс угледобывающими компаниями. Жильё предоставлялось компанией, и оплата за него вычиталась из заработка. За свой труд работники получали только кредит в магазине компании и не имели наличных денег, поэтому, даже не было речи о каких-либо накоплениях и сбережениях.

Шахтёры ненавидели такие магазины по трём причинам: цены в нём были намного выше, чем у независимых розничных торговцев; плата за все товары удерживалась из дохода прежде, чем они его получали; и торговля была обязательна. Ответственность за составление семейного бюджета была дана директору магазина, а не жёнам шахтёров, как это водится в нормальных домохозяйствах. Кроме того, долги, которые шахтёр накопил в магазине, связывали его настолько надёжно с работодателем, как если бы рабочие были связаны с феодальными баронами в средневековой Шотландии.

Шахтёр, проработавший год, получал доход в пределах $300. За то же время магазин компании обогащался более чем на $20000. Да и сами компании, использующие подобные схемы оплаты, могли при подобных раскладах устанавливать цены на уголь ниже рыночных, что особенно практиковалось в Южных штатах при ведении конкурентной борьбы.Возвращаясь к песне, я начну с не очень популярной версии о том, что песня «16 тонн» (» Sixteen tons «) появилась в 30-х годах прошлого века. Согласно этой теории, автором песни является Джордж Дэвис (George Davis), о чём он рассказывал на одной из американских радиостанций в 1959 году, считая, что последующие исполнители Мэрл Трэвис (Merle Travis) и Теннесси Эрни Форд (Tennessee Ernie Ford) использовали именно его песню, изменив несколько аккордов.

Согласно словам Дэвиса, первоначально песня называлась «9-to-10 tons» («От 9 до 10 тонн»), названная так в соответствии со ссылкой на следующий факт: «Некоторые шахты имели в своей практике так называемую систему „очистки“. При этой системе вы должны были либо очищать своё место работы каждый день, либо бросить свои инструменты и уйти. Тогда ещё существовало выражение „у нас есть босоногий человек, ждущий вашу работу“ и связано это было с тем, что в теории каждый день на месторождении могло добываться от 9 до 10 тонн угля, а на деле выработка была куда меньше. Причиной было то, что в большинстве шахт стояла вода в 3-4 дюйма, и не было насосов. Вдобавок встречались мощные скальные породы. В итоге приходилось тратить 18-19 неоплачиваемых часов, чтобы проделать всю процедуру „очистки“ своего места». Такая же схема «работай больше за те же деньги» практикуется и в нашем обществе до сих пор, особенно в свете так называемого финансово-экономического кризиса.Согласно следующей, самой популярной версии, автором песни является Мэрл Трэвис (Merle Robert Travis), исполнивший песню в не менее далёком 1947 году (сама песня зарегистрирована 8 августа 1946 года). Согласно его словам, припев песни возник из письма Мэрлу, которое он получил от своего брата Джона Трэвиса, оплакивающего смерть журналиста Второй мировой войны Эрни Пайла, убитого в бою в Tихом океане в 1945 году.

«…Ты отгрузил 16 тонн и что же?
На день ты постарел, в долгах погрязши глубже
И не зови меня к себе, о Боже,
Ведь я компании давно уж продал душу…» (перевод Сергея Васильева)

Джон писал: «…Это походит на работу в угольных шахтах. Вы добываете шестнадцать тонн и что вы получаете? Постарели на день и ещё глубже погрязли в долгах». Мэрл также вспоминал ироничный ответ отца соседям на вопрос о его здоровье: «я не могу позволить себе умереть – я должен свою душу магазину при предприятии». Это было упоминанием о магазинах, находящихся в собственности угольной компании, где шахтёры покупали пищу и товары за «деньги», выпущенные самой компанией…

Почти сразу после выхода песни «16 тонн», возникли кривотолки по поводу её содержания: всякая «народная» музыка, да ещё воспевающая горе рабочих, считалась потенциально подрывной и продвигала коммунистически идеи. И никого сильно не волновало, что сам Трэвис был истинным американским патриотом. По свидетельствам, «хорошие мальчики», работающие на Эдгара Гувера, рекомендовали радиостанциям не играть песню, считая Трэвиса «сочувствующим». Довольно трудно проделывать подобные вещи с хитом, поэтому многие проигнорировали директиву.Ещё один известный певец, Эрни Форд (Ernest Jennings Ford, более известный как Tennessee Ernie Ford), знал о песне «16 тонн», услышав её в исполнении Мэрла Трэвиса на одном из праздников. Но именно благодаря Эрни Форду песня стала всенародной и внесла его имя в анналы.

В июле 1955 года песня в его исполнении прозвучала на Ярмарке в штате Индиана перед огромной толпой в 30000 человек. Успех был оглушительным. В октябре того же года звукозаписывающая компания Capitol выпустила пластинку с синглами «You don’t have to be a baby to cry» и «Sixteen tons», причём последняя была на менее престижной B-side (стороне B), а в самой Capitol были асболютно уверены, что именно «You don’t have to be a baby to cry» возглавит хит-парады. Ан нет, судьбу, как говорится, не обманешь: многие радиостанции по всей Америке начали ставить именно «Sixteen tons». И спустя всего лишь 11 дней после выхода песни на пластинке, было продано свыше 400000 экземпляров этого сингла. Через 24 дня было продано уже свыше 1 миллиона экземпляров, а к 15 декабря – свыше 2 миллионов. Таким образом, песня «16 тонн» стала самой успешной песней из когда-либо выпущенных в истории. Кстати, щелчки пальцами, которые слышны в той записи, остались там случайно, когда Эрни просто задавал темп аранжировщику, а звукооператоры забыли этот момент откорректировать.

В поздние годы, Мерл Трэвис, исполняя свою песню, изменил заключительную строфу на «я должен свою душу. Теннесси Эрни Форду»…

Еще хотелось бы закрыть следующий вопрос относительно исполнителей песни » Sixteen tons «. Речь идёт о Поле Робсоне (Paul Robeson).

Дело в том, что данный исполнитель вряд когда-либо пел эту песню, что отчасти подтверждается отсутствием какой-либо информации на некоторых уважаемых сайтах, например AllMusic и Discogs. Кроме того, более дотошные, нежели я, исследователи также склоняются к аналогичной мысли. Одни путают Поля Робсона по вокальным данным с солистом группы «Platters» Хербом Ридом (Herb Reed), обладавшего колоритным басом «Sixteen tons»:

Читайте также  Американский скрипач Илай Бишоп показал скоростные аплодисменты

Другие ошибаются исходя из созвучия имени с другим исполнителем из той же группы – Полом Роби (Paul Robi), а в некоторых источниках самого Поля Робсона даже отождествляют с группой «Platters», в которой его никогда не было. Пока не доказано обратное, предлагаю гипотезу о том, что Поль Робсон НЕ ИСПОЛНЯЛ песню » Sixteen tons «, использовать в качестве основной.

Давайте послушаем популярных исполнителей.

Robbie Williams — Sixteen tons

Johnny Cash — Sixteen Tons

Tennessee Ernie Ford and Merle Travis — Sixteen Tons 1977

Jeff Beck and ZZ Top — Ernie Ford’s SIXTEEN TONS


16 Tons — arranged by «The Platters» на мой взгляд лучшее исполнение.

Кроме того, пользуясь случаем предлагаю ознакомиться с шикарным роликом по мотивам детско-русско-передаланной версии песни:

А также исполнение песни ансамблем ВВ МВД России в одной из передач «Что? Где? Когда?»:

В работе использованы материалы со следующих сайтов:

Понравилась статья? Подпишитесь на канал, чтобы быть в курсе самых интересных материалов

Джон Грант в 16 тонн: странный романтичный вечер

«Я слушаю новый альбом Джона Гранта Pale Green Ghosts… Джон — гений и я считаю, что люди должны знать о нем больше, пойти и купить его новую запись. Он великолепен. Я не люблю концерты, потому что я не люблю быть в толпе людей. Я бы не пошел ни на какой другой концерт, а вот на Джона в Лондоне я собираюсь» (Робби Уильямс, музыкант).

Джон Грант — один из самых ярких музыкантов мира #прямосейчас. Один из основателей американской группы Czars, исполнявшей величественный и романтичный альт-рок. Грант — человек, причастный с созданию самых интересных музыкальных номеров с Шинейд О’Коннор, Goldfrapp и культовыми Hercules & Love Affair, в составе которых Джон был в качестве «приглашенной звезды». Денверский бородач, живущий в Исландии, человек мира и признанный кумир многих более известных широкой публике исполнителей — дифирамбы Джону Гранту наперебой поют и тот же Робби Уильямс, и музыканты Gus Gus, и Аманда Палмер, и Трейси Торн из Everything But the Girl.

Впервые в своей карьере он приезжает в Москву со своим бэндом, в полном составе — уже сейчас понятно, что этот концерт из числа тех, которые будут помнить еще годы спустя. Его песни — как саундтреки к еще не созданному идеальному фильму про Джеймса Бонда: где-то помпезные и пафосные, и в то же время настолько личные, интимные и хрупкие, неизменно остающиеся в памяти первого прослушивания — в общем, такое не забывается.

The Czars с Грантом остались в истории мирового рока одной из его недооцененных жемчужин. Джон же на несколько лет отошел от дел, подрабатывал официантом, крепко пил, и в итоге записал сольный альбом «Queen Of Denmark», в 2010-м признанный лучшим диском года по версии издания Mojo. Именно там заглавный трек спела Шинейд О’Коннор. Второй альбом Гранта «Pale Green Ghosts» вышел в 2013 году и принес автору престижную премию Brit Awards. В прошлом году вышла и третья сольная пластинка «Grey Tickles, Black Pressure», а уже 10 ноября эти песни можно будет услышать в «16 Тонн».

«Он выдает инфернальные коктейльные номера в духе Питера Мерфи, Билли Маккензи и Гэвина Фрайдея. Диск Джона напоминает богато расшитый цыганский платок, который является внешне крайне привлекательным атрибутом очень опасных веселых людей» (Rolling Stone)

«Элтон Джон с оттенками неподдельной горечи, Джордж Майкл, с которого соскребли гламур, Энтони Хегарти, который никогда не был в кабаре. Одна щемящая баллада «Where Dreams Go To Die» стоит всех исповедальных альбомов Марка Алмонда» (Борис Барабанов, «Ъ»).

Джон Грант: «Русское слово „распространенный“ — это изощренная жестокость»

Зачем вам понадобилось учить русский язык?

В детстве я брал уроки фортепиано и часто играл Рахманинова. Он оказал на меня огромное влияние: я влюбился в русскую культуру и проникся русским духом. В 19 лет я переехал в Германию и начал учить язык. Это было сложно, потому что не было никаких базовых знаний, кроме того, я занимался с немецкими преподавателями — и мне приходилось переводить с немецкого на русский и наоборот.

Вы читаете на русском? Какую литературу?

Да, читаю. Но я рассеянный человек, поэтому больше листаю. Из прочитанного полностью мне очень нравится слог Достоевского и Гоголя. У Пушкина тоже очень красивый слог, но он пишет на более простом и чистом языке, а мне нравится посложнее. Больше всего я люблю «Мертвые души» и «Вий» — это вообще круто. Булгаков мне очень нравится — «Мастер и Маргарита», «Собачье сердце». «Дама с собачкой» Чехова. У вас очень много хороших книг.

А что насчет музыки? Русских исполнителей знаете?

Мне очень нравится русская музыка. Помимо классической, как я уже говорил, я большой поклонник Высоцкого. Его голос — самый красивый для меня, если говорить о русских исполнителях. И он умер в мой день рождения, 25 июля. Елена Камбурова мне нравится, Виктор Цой… Очень много достойных исполнителей — те же «Машина времени» и «БИ-2».

А как возникла идея спеть с БИ-2? Кому она принадлежит? (Грант записал с группой две песни, на одну из них снят клип. — Esquire)

Это была идея группы. Шура БИ-2 пришел на мой концерт год назад. На тот момент я о них ничего не знал. Было интересно познакомиться с человеком, не имея представления, кто он, чем занимается. Он мне сразу понравился, а потом, когда я услышал песни БИ-2, я влюбился в их музыку. Мы записали с ними две песни — «Иначе» и «Виски». Мне по душе меланхолия в русской музыке, у БИ-2 она тоже есть.

Назовите несколько самых впечатляющих вещей в русском языке для вас. Какие-то забавные выражения, слова, сленг?

Первое — склонение числительных, это просто ужасно. Например, слово «один», после которого всегда идет существительное в именительном падеже. А после числительных «двух», «трех», «четырех» и так далее — родительный падеж множественного числа. Например, «пяти сестер» — это кошмар!

Вторая сложная вещь в русском языке — это ударение. Оно постоянно меняется в зависимости от формы слова: землЯ — зЕмлями — зЕмлю. или доскА-дОсками. Наверное, это прозвучит странно, но меня очень увлекает процесс изучения. Для меня русский — самый красивый язык.

Конечно, мне нравится русский мат, и я неплохо им владею (смеется). Много и легко употребляю, к месту. Мне нравятся синонимы и интонационные конструкции. Они позволяют по‑разному говорить об одном и том же. Например, воображать-рисоваться-выпендриваться-вы**ваться. Но, опять же, интересно: «Ну что ты вы***ваешься» — это грубая фраза, но в разговоре между друзьями звучит нормально и ничуть не оскорбительно. Потрясающий язык.

Читайте также  Ударные для начинающих

Усилительные частицы — это одно из моих любимых. «Ну как же это», «ж», «неужели», «во что бы то ни стало», «действительно».

А вообще, библия русского языка для меня — грамматический словарь Зализняка! (составленный А. А. Зализняком словарь содержит приблизительно 100 тыс. слов русского языка с их полным морфологическим описанием — Esquire)

Джон Грант в 16 тонн: странный романтичный вечер

На днях Москву посетил один из самых недооцененных артистов современности. Некогда фронтмен рок-группы The Czars, ныне автор и исполнитель Джон Грант в 16 Тонн не только забил зал, но и сумел его завести с самого первого трека.

Музыку Гранта сложно описать. Это не рок, не альтернатива, не инди. Его творчество это разнородная смесь, иногда спокойная, иногда бурлящая, в которой всего понемногу – зачастую в одном треке. То, что начинается как романтичная баллада на пианино, может перерасти в тяжелейший метал, где на слушателя обрушивается гром гитар и вся мощь усилителей.

Очевидно, музыка специфичная, и в России мало кому известная. Поэтому сложно было ожидать разношерстную толпу преданных поклонников и людей, просто пришедших ради хорошей музыки. Но толпа набралась, торговля в баре шла очень бойко, люди громко разговаривали на самые разные темы. Приглушенная басовитая музыка, сотни говорящих людей, стук посуды в баре, сигнал терминала оплаты, узнаваемый кассовый звон – всё сливалось в единый шумовой поток, который изредка пронизывали звуки саундчека. Людей оказалось так много, что уже в восемь часов не было свободных мест. Даже чтобы спокойно постоять, никого не задевая, сложно было найти клочок пространства. Люди на входе, у бара, в центре зала, в вип-ложах, непробиваемая стена людей у сцены. Джентельмены с аккуратными усиками, мужички в рубашках, мальчики с бородками, модники в свитшотах, дамы в роговых очках, девочки с зеркалками, женщины в солидных платьях, девушки в провокационной одежде – публика собралась из всех слоев общества. Но их объединяла только странная любовь к нестандартной музыке Гранта.

Так прошел час ожидания. Когда послышались знакомые слова Some people say a man is made outta mud в исполнении Platters (а не старого доброго Эрни Форда), раздался первый шквал аплодисментов. В течение вечера такой шквал можно было услышать еще около 30-40 раз. Он раздавался по поводу и без. Название следующей песни – овации, песня кончилась – овации, песня не кончилась, но все подумали, что кончилась – овации, шутка про «ништяк» – овации, любая другая шутка – овации. Чтобы больше не повторяться, предупредим – каждое действие сопровождалось бурной реакцией публики.

На сцене появилась команда Джона Гранта. Потом немного неуклюже поднялся бородатый здоровяк в черной футболке. Его-то все и ждали. Первый номер – Geraldine и сразу же мгновенная реакция публики в виде аплодисментов, криков и воплей. Грант сказал «Спасибо» на чистом русском. Ну и что, все приезжие артисты так делают – учат слово и произносят его. Затем со сцены последовало «Добро пожаловать». Круг артистов, способных произнести такую фразу, резко сузился. Внезапно Грант заговорил на русском почти как на родном. Шок зрителей быстро сменился эмоцией, которая сочетает восхищение, гордость, восторженность, благоговение и благодарность. Артист объяснил, что знает русский язык и гордится этим. И Грант действительно его знает – не путается в окончаниях, в падежах, в числах и временах. Иногда он неточно подбирал слова, а акцент сильно сквозил из великого и могучего. Тем не менее, мало кто из иностранных артистов, даже с корнями в постсоветском пространстве, настолько хорошо говорит на русском.
За выступлением было интересно наблюдать – не только из-за необычной романтично-величественной музыки, но из-за харизмы самого Джона. Его выражение лица – это отдельный вид искусства. Оно с легкостью менялось от сурового нордического до по-мальчишески милого, как у подвыпившего добряка. Оно не только отражало настроение артиста, но и странным образом действовало на публику, настроение которой менялось вместе с лицом американского исландца. Иногда он садился за пианино и отпускал несколько шуточек о предстоящей песне. Например, песню Grey Tickles, Black Pressure он назвал «кошмаром кризиса среднего возраста», а GMF (Great Motherfucker) посвятил публике. Иногда он двигался в танце, однако отлично компенсировал свою неловкость великолепным чувством освещения – статичные позы в сложном свете 16 Тонн выглядели, как на картинах.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: