Альбом Майка Паттона Corpse Flower: психоделический лаунж с органом и струнными

Трупный блюз: Mike Patton, Jean-Claude Vannier—Corpse Flower (Франция, США)

Жанр: experimental, french pop, blues, avant-garde
Лучшие песни: Browning, On Top Of The World, Yard Bull
Похожее: Serge Gainsbourg, Tom Waits, Mondo Cane, Tomahawk

Одна из самых острых тем в музыкальной индустрии сейчас — смешные гонорары продюсеров и бит-мейкеров. В то время, как рэперы, за жизнь не написавшие ни ноты, получают какие-то совершенно неприличные деньги, люди, которые реально писали эти песни, получают копейки, на которые квартирку-то особо не снимешь. Медиа трубят о том, что давайте хотя бы скидываться по соточке таким продюсерам, вещи там бесполезные у вас наверняка завалялись, организуем передачки ребятам. Сами эти продюсеры, чтобы хоть как-то показывать причастность к своим трекам, вставляют в каждые 15 секунд какую-нибудь фирменную дибильную кричалку типа “диджей кхааалед”. Ну такое себе.

Надо правда сказать, что несправедливость тут в основном (конечно, не всегда) не в том, что чувак, скачавший пару халявных библиотек на свой пиратский FruityLoops, не получает за это деньжат, а то, что кто-то вообще за это что-то получает, и при этом не по ебалу.

А теперь представим французскую сцену 70-х годов, в которых и начал свою работу Жан-Клод Ванье. В то время во Франции существовала крепкая поп-сцена с обилием звёзд разного пошиба и крайне ограниченным числом людей, которые могли бы писать песни. Тогда их называли аранжировщиками. Что входило в обязанности аранжировщика? Написание (не поверите) аранжировок вместе с оркестровками, выбор стиля и концепции композиции, выбор музыкантов, выбор музыкантам дешёвого вина по акции, запись оркестра, всех отдельных инструментов, голоса, а заодно сведение с мастерингом и мойка полов на студии от скопившихся крошек от багетов. Что за это получал аранжировщик? Правильно, нихуя. Его даже в кредитсы не добавляли.

Но был в то время один читерский приём, как поднять бабла и засветить своё имя. Нужно было просто грамотно забухать с Сержем Гинзбуром. С этим Жан-Клод Ванье успешно справился и написал для Гинзбура один из лучших его альбомов (да и вообще один из лучших альбомов в принципе, чо уж там) — страшный и новаторский “Histoire de Melody Nelson”. Но даже здесь, хоть Жан-Клода и везде указали, как надо, но по факту — кто в курсе, что альбом был написан не только Гинзбуром?

Тем не менее, этот альбом хоть и не дал мирового имени Жан-Клоду, но дал повод подписывать его имя в уголках записей других исполнителей, к которым он был причастен: Франсуазы Арди, Джонни Холлидея, Брижитт Фонтэн, Франс Галль и многих десятков других, всех и Википедия не знает. Жан-Клод пробовал писать и сольные альбомы ( “L’Enfant assassin des mouches” и “Mimi mimi mimi” — совершенно невероятные, настоятельно рекомендуется послушать), но уже конкретно его альбомы издавать никто не хотел. А Гинзбур сам, к слову, после Мелоди Нельсон совсем забухал и ничего уже хоть как-то близкого по уровню так и не написал (ну, кроме золотых и платиновых альбомов, ок).

А потом Гинзбур умер. И Жан-Клоду открылась супер-возможность. Кавер-пати. С настоящим аранжировщиком великого альбома Сержа. Самые элитарные кавер-пати с космическими ценами на вход и реальными знаменитостями, исполняющими песни Гинзбура: Бэк, Шон Леннон, Джозеф Гордон-Левитт, ну и всё в таком духе. На одной из таких, Hollywood Bowl, в 2011-м году он и повстречал среди прочих Майка Паттона, одного из самых выдающихся сейчас вокалистов, знаменитого в первую очередь каким-то ненормальным количеством проектов всех возможных жанров: всем понятной Faith No More; рок-группами Mr.Bungle, Fantômas, Peeping Tom; проектом, исследующим новые видения индейской музыки, Tomahawk; хип-хоп группой General Patton vs. The X-Ecutioners; трип-хоп проектом Lovage; итальянским оперным бэндом Mondo Cane; хардкор-панк группой Dead Cross; целой плеядой грайндкор-фри-джаз проектов Джона Зорна и хрен бы вбил чем там ещё.

Сам Паттон говорит, что пошёл выступать туда исключительно потому, что незадолго до этого события случайно заинтересовался, а кто вообще писал Мелоди Нельсон? И обнаружил существование, да ещё и живого, Жан-Клода Ванье. Но ещё больше его впечатлило, что на репетиции со всеми этими знаменитыми напыщенными музыкантами Жан-Клод начал так всех хуесосить, что никто не мог не просто слова сказать, а понять, что вообще происходит. А самого Паттона Жан-Клод так смешал с говном, что тот просто сломался. А это какие надо вообще иметь яйца, чтобы мешать с говном Паттона? Он не выглядит, как человек, который может стерпеть подобное.

В итоге Паттон загорелся записью с Жан-Клодом, но при этом он захотел сделать такую запись, на которой Жан-Клод Ванье не был бы аранжировщиком, а был бы полноценным музыкантом наравне с Паттоном. И результат уже виден по обложке: впервые Жан-Клод Ванье в совместном альбоме указан на первом месте.

Проблем у этого проекта было три. Первая: какой это будет альбом? Американский или французский? Вторая: Майк особо не говорит по-французски, а Жан-Клод по-английски. Третья: Майк живёт в Лос-Анджелесе, Жан-Клод в Париже, особо не порепаешь.

С проблемами справились следующим образом. Первая проблема: это будет world music, только не тот world music. Это будет музыка мира, которая не ощущается, как американская или французская. Вторая проблема: Ванье будет писать по-французски, а Паттон будет отвечать по-итальянски. Третья проблема: есть Интернет, какие проблемы? Это ты год ищешь барабанщика в соседнем районе, чтобы вместе снять гаражик на отшибе, а Жан-Клоду Ванье 76 лет, и он репает по скайпу. Ну, то есть, может передать партитуры по почте Паттону, чтобы тот сыграл их со своей группой, дополнил их, переделал и отправил обратно.

Примерно так и строился их рабочий процесс. Было решено, что все первоначальные заготовки будет делать Ванье: и музыку, и тексты. Когда это далее отправлялось Паттону, он ломал всю музыку, резал на куски, делал так, чтобы эта музыка начала жить и двигаться уже по его правилам. С текстами он поступал схожим образом: он их переписывал, но не для того, чтобы просто переделать под себя, а для того, чтобы они несли ту же эмоциональную нагрузку для американского человека, что и для французского. Как самый яркий пример, который он же и приводит — это заключительная “Pink and Bleue”. В оригинале Жан-Клод писал: “When I drink too much I lose control”. И для француза этого достаточно, но американец не поймёт эмоцию, которая вкладывалась в эти строчки этими словами. Поэтому Паттон переделал эту фразу в “When I drink too much I shit my pants”. Тут уже всё понятно. Каждый нормальный американец напивался так, что обсирал штаны, поэтому вот так он уже вполне поймёт, что имел в виду Ванье.

Читайте также  Инстаграм Лазарев Сергей

И всё это звучит замечательно и логично, но по факту была ещё одна проблема, которую Ванье и Паттон так и не решили. Ванье привык подстраиваться под другого музыканта. А Паттон не привык. Паттон поёт в 6 октавах и десятках музыкальных стилей, чего никто больше не может, но единственное, чего он не может — это не быть собой, перестать быть Майком Паттоном. В подобных коллаборациях и подобных концептуальных проектах не должно быть места личному (в определенном смысле), но Паттон подгребает всё под себя и превращает весь альбом в свой очередной проект, который и звучит, как очередной проект Паттона. Это не касается только лишь его голоса — имеется в виду в принципе ощущение композиции, атмосфера, эффекты, совокупность всего.

И это очень обидно. Потому что во всех треках альбома ты слышишь Ванье: вот он, и тут он, все его партии отлично читаются, они безусловно отличные, такие строгие и диссонирующие оркестровки никто бы больше не написал, но. Но все они скрыты Паттоном, который везде: поёт ли он, шепчет, шутит, воет или даже молчит — всё равно слышно, как он стоит где-то рядом.

Обычно такого недостатка хватило бы, чтобы альбом развалился, но “Corpse Flower” просто переполнен концептами, идеями, историями и в целом бэкграундом почти каждой песни.

Первый же трек “Ballad C.3.3” — в некотором смысле основа альбома. Ванье, являясь ярым фанатом Оскара Уайлда (C.3.3 — это псевдоним Уайлда), всегда хотел посвятить ему песню, и здесь он исполняет эту мечту, написав музыку на стихи Уайлда, а заодно заложив настроение и юмор всему альбому.

“Chansons D’Amour” — на самом деле одна из самых ранних песен Ванье, извращенная извращенным видением Паттона. Изначальный вариант песни строился вокруг идеи разочарования любовными песнями. В “Corpse Flower” Ванье постарался раскрыть изначальную тему сильнее, поняв, насколько в детстве его ужасали эти песни. Все они были построены на повторяющихся ритуальных фразах, которые подчеркивались оргазмическими стонами. Позже появились клипы, до этого они частенько сопровождались картинкам и фотографиями полуобнаженных переплетающихся тел. Не самое приятное зрелище для впечатлительного ребёнка. В итоге, благодаря старому корешу Паттона по Dead Cross, “Chansons D’Amour” приобрела и визуализацию того, как Ванье ощущал в детстве подобные песни.

Ну а трек “Corpse Flower”, как и сам альбом, назван в честь Трупного Цветка, растения, которое как ни что больше подходит для аналогии с самой музыкой Жан-Клода и Майка. Прекрасно и отвратительно в одном. Завораживающая наружность и ужасный запах гниения изнутри. Прекрасные инструментальные идеи и типичный юмор Паттона.

Обидно, что вряд ли эти двое когда-нибудь вернутся к этому проекту. Поигравшись с этой темой, они тот час перейдут к следующему проекту, но по факту понятно, что возможностей у этого проекта гораздо больше, чем то, что мы слышим. Песни отличные. Идеи хорошие. Истории есть. Но

Лейбл: Ipecac
Дата выхода: 13 сентября, 2019 г.

Автор рецензии: Арсений Брагинский

Альбом Майка Паттона Corpse Flower: психоделический лаунж с органом и струнными

Вы до сих пор не купили билет на обряд воскрешения Mr. Bungle? Или почувствовали себя слишком старым, узнав, что вашему любимому альбому Faith No More — The Real Thing недавно исполнилось 30 лет? Не переживайте, у многоликого музыкального хамелеона Майка Паттона найдётся образ для любого возраста и настроения. В его арсенале уйма имён и воплощений. Всю свою долгую карьеру он делал с музыкой, что хотел — от метала и хип-хопа до оперы и авангарда. Любые прихоти и аудиальные извращения — песни итальянской эстрады и вопли монстров в компьютерной игре. Он сотрудничал с Джоном Зорном, Биллом Ласвелом, Merzbow и Джоном Медески, и всё же его ни в коем случае не стоит воспринимать серьёзно. Это вовсе не значит, что ему нельзя верить, он абсолютно искренен в своём музыкальном падонстве. По сему, если кто-нибудь скажет, что Corpse Flower — ошибка Паттона, значит он просто не понял шутки.

Дата выхода Corpse Flower — пятница, 13 сентября — очевидно, выбрана специально для усиления замогильности названия релиза. Несмотря на то, что настоящий трупный цветок Amorphophallus titanum на обложке политкорректно заменяют две белые орхидеи, градус ироничности от этого только возрастает. Чётное — это на похороны.

Новый альбом Майка Паттона Corpse Flower записан совместно с одним из оригинальных и опытных мастеров современной музыки — известным французским композитором Жаном-Клодом Ваннье, который в конце семидесятых сотрудничал с легендарным Сержем Генсбуром.

Паттон и Ванье встретились ещё в 2011 на Hollywood Bowl, как раз во время работы над ретроспективой фильмов Генсбура. Тогда и возникла идея сделать пластинку. Закончив проект, они положили резину и кота в долгий ящик и внезапно достали лишь спустя 8 лет. По давней традиции мистер Паттон превратил все смелые фантазии тех времён в откровенный фарс. Попробуйте смешать RV и Caralho Voador от Faith No More, приправить щепоткой классических аранжировок от Ваннье, добавить по вкусу сарказма и китча, вы получите тот самый забористый коктейль, который получился у двух музыкантов. Пить рекомендуется небольшими глотками, дабы предотвратить последствия.

Открывает альбом композиция Ballad C.3.3. — поэма Оскара Уайлда, странная, мелодичная, начитанная Паттоном на тему в стиле лаунж-рок, дополненная оркестровыми струнами. В целом звучание всего альбома лёгкое, осторожное, если не вслушиваться в тексты, то вполне подойдёт в качестве фона для романтического ужина при свечах или светского раута. Поклонники музыки потяжелее не найдут здесь для себя ничего. Тут нет кардана и рёва гитар, голос сдержан, а местами дурашливо-пискляв, как в Cold Sun Warm Beer.

Тем не менее, большинство меломанов, которые всё же решаться послушать новый альбом Майка Паттона Corpse Flower, не будут удивлены, растроганы или шокированы. Ровная музыка и неподражаемый, управляемый вокал, соперничающий с остальными инструментами — предсказуемо, поэтому снотворно-скучно. Возможно, сам Паттон поставил себе слишком высокую планку, и после коллабораций с известными импровизационными музыкантами сложно воспринимать его безусловно качественный, но просчитанный до ноты, мейнстрим.

Спасает ситуацию идеальный трекинг композиций, плотность и яркость которых постепенно возрастает. После странной Cold Sun Warm Beer, аудиальный пинок в стиле диско — Browning. Далее в том же духе — быстрее, выше, сильнее. Именно такая сборка помогает пластинке не разлететься на синглы, а остаться единым целым.

Ещё один элегантный стилистический ход: словно вишенка на торте — инструмент, или группа инструментов, в самом центре трека. Так Hungry Ghost украшает орган, а невероятная струнная секция превращает заглавную Corpse Flower в жуткую, но самую запоминающуюся вещь альбома.

Запись лучше всего слушать на одном дыхании, от начала и до конца. Она довольно проста для восприятия, динамична, является очередным примером мастерства Паттона и демонстрирует талант Ваннье, который умеет создавать идеально сбалансированные композиции.

Читайте также  Новый формат Carpool Karaoke: какой будет программа на Apple Music?

Пожалуй, не много найдётся музыкантов с таким широким спектром навыков и стилей, как у Майка Паттона, и его совместный альбом с Жаном-Полем Ванье — прекрасный пример того, насколько он эклектичен.

При поддержке отличной команды музыкантов, которые в разное время сотрудничали с Беком, Air, Джонни Кэшем, Паттон и Ваннье создали альбом, погружающий в странный психоделический лаунж с органом и струнными.

Я знаю точно, что время от времени буду ставить эту пластинку, чтобы расслабиться, отдохнуть или напугать друзей новым воплощением эксцентричного мистера Паттона. Уверена, что многие поклонники Faith No More останутся недовольны и назовут проект актом тщеславия, но это не важно.

Слушать альбом Майка Паттона Corpse Flower:

Слушайте Corpse Flower — Mike Patton на Яндекс.Музыке

Если вы нашли ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Mike Patton & Jean-Claude Vannier – «Corpse Flower»

℗ 2019 Ipecac Recordings

Жанр: экспериментальный панк-шансон

Формат: FLAC 24 бита/44,1 кГц

Mike Patton, Jean-Claude Vannier

Аккомпанемент:

Smokey Hormel (Beck, Johnny Cash), Justin Meldal-Johnsen (Beck, Air, Nine Inch Nails), James Gadson (Beck, Jamie Lidell), Denys Lable, Bernard Paganotti (Magma), Daniel Ciampolini, Didier Malherbe, Léonard Le Cloarec, Bécon Palace String Ensemble

Кто. Знаменитый американский металлист и экспериментатор, прославившийся как солист группы Faith No More, и французский композитор, музыкант и аранжировщик, очень известный у себя на родине – работал с Сержем Гинсбуром, Брижит Фонтэн, Аленом Башунгом, Жильбером Беко, Джейн Биркин, Жульеном Клерком, Далидой, Клодом Франсуа, Франс Галл, Жульетт Греко, Франсуазой Арди и множеством нынешних французских звезд. Написал музыку к 26 фильмам для кино и телевидения.

Что. Жан-Клод является автором всех песен, записанных на альбоме, но все они прошли через «мясорубку» Майка и стали, в сущности, и его композициями тоже.

Если переводить название альбома буквально и без затей, получается «Трупный цветок», хотя на самом деле corpse flower – это английское название тропического растения amorphophallus titanum – аморфофаллус титанический. Можно легко догадаться, на что похож этот цветок. Хотя на обложке изображены орхидеи, которые вызывают у многих сильные эротические ассоциации – некоторые виды орхидей и в самом деле очень похожи на детородный орган, только женский. Вникали ли авторы в эти ботанические тонкости, мне не известно. Может быть, они хотели так ненавязчиво намекнуть нам на гибельность плотской любви. Вполне возможно. Хотя на самом деле это не важно.

Жанр для этой музыки мне пришлось придумать самому. Экспериментальным здесь является само сотрудничество двух музыкантов, американского и французского – абсолютно разных во всем: в возрасте, принадлежности к поколениям, к разным культурам и музыкальным направлениям. Изысканный шансон здесь от Жан-Клода, панк – от Майка, а выражен он главным образом в его вокале и текстах. Слова писал, как известно, Жан-Клод, но Майк их сделал более откровенными, резкими и грубыми. Вникание в текст для восприятия этого альбома очень желательно.

Как. Изящно и одновременно по-хулигански. Традиционно и необычно. Как шампанское с солеными огурцами. Любопытно, что оценка этого альбома музыкальными критиками и простыми слушателями разительно отличаются. Первые в восторге, вторые – плюются. Ничего странного: эта музыка требует определенного уровня подготовки от слушателя, его готовности к непривычным сочетаниям и способности понимать музыкальную иронию, отличать напыщенную серьезность от издёвки.

На чём. Записано странновато – главным образом это выражается в своеобразном формировании сцены и несоразмерных (на мой слух) масштабах звуковых образов, которые кажутся иногда несуразными. Но ощущение это может возникнуть только на системах более-менее высокого уровня. На технике попроще, особенно с акустикой ближнего поля, это не заметно. Иногда неспособность аппаратуры правильно выстроить звуковую сцену и легкое «мыло» идут музыке на пользу.



Майк Паттон

В эту статью нужно добавить как можно больше лулзогенных фактов, коих более 9000.
Также сюда можно добавить интересные факты, картинки и прочие кошерные вещи.
«

. Может быть, ваш Майк Паттон Поет и неплохо, Только мне это похуй, Я играю шитрок.

Майк Пэттон (Миша ПсихоПаттон, Дядьмиша, Михалыч) — американский певец ртом, неиллюзорно доставляющий своей музыкой, вокалом и поведением на сцене. Широким массам известен, главным образом, благодаря эпичной группе Faith No More, снобы же назовут более 9000 проЭктов (Fantômas, Mr. Bungle), которые благодаря своей элитарности и глубокому смыслу тупому быдлу неизвестны и непонятны. Покопавшись в памяти, снобы вспомнят, что сначала он играл в Mr. Bungle (есть и записи концертов, и демо-кассеты 1985 г.), а уже потом его взяли в FNM в 1989. И в этом коллективе он играл и после распада FNM. Более того, Майк высказывался как-то, что считал Mr. Bungle своей основной деятельностью. Алсо, существует неиллюзорная связь Паттона и Легиона:

  • Альбом b-сайдов Faith No More называется « Coprophiliacs Anonymous », что как бы намекает нам на сущность настоящего битарда.
  • Алсо, в альбоме той же группы «King for a day… fool for a lifetime» раскрыта тема летающих хуев и говна, которое, как известно, вечно.
  • У них есть песня «Epic». Nuff said.
  • Также в репертуаре Mr. Bungle присутствует песня «My Ass Is On Fire», что тоже как бы намекает.
  • Третий альбом паттоновского проекта Tomahawk так и называется — «Anonymous». Сам альбом чуть более чем полностью посвящен шаманским пляскам с бубном доинтернетовских одминов.
  • Сам Паттон одно время играл в шаблоноразрывной группе Mr. Bungle именно как анонимус.
  • Имя одного из самых известных анонимусов, Фантомаса, носит супергруппа Паттона, созданная им исключительно ради сбора лулзов. Педивикия считает, что их альбом «Delìrium Còrdia» записан не без влияния Current 93. Также стоит заметить, что с французского Fantômas переводится как «призраки, дух». Казалось бы, причем тут Фантомас-то?
  • В лирике Паттона очень часто встречается слово «win». Причина здесь, ясен перец, не в Легионе; просто отец Миши был тренером.
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: