Muse записали три новые песни

Muse записали три новые песни

Когда Мэтт Беллами сказал, что Muse будут валить дабстеп, а басист запоет, мало кто воспринял это всерьез. Ну-ну, Беллз, ты уже писал в твиттере, что новый альбом будет христианской ганста-рэп-джаз одиссеей, неоднократно обещал выступить в космосе, соорудить концертный лайнер, вылететь на сцену «Уэмбли» с реактивным ранцем за спиной.

Сперва казалось, что все это — троллинг. «Control», — скандируют голоса на фоне торжества инфернального пафоса, гимна лондонской Олимпиады «Survival». «Troll», — отчетливо слышится в этом хоре. Но, похоже, они это всерьез. Альбом «The 2nd Law» убил одну группу Muse и явил миру другую. О прежних временах напоминают вокал, оркестровые амбиции, любовь к Queen, замашка на планетарный масштаб.

С первых же аккордов гремит патетичная рок-опера — песня «Supremacy». Она развивается от типичного джема Muse до бравурной помеси Led Zeppelin «Kashmir» и атмосферы саундтреков к «Бондиане» (может, на Бонда и был расчет, не зря слухи ходили), с фальцетом, фирменным гитарным риффом, симфоническим накалом.

Сингл Мэ-мэ-«Madness» — абсолютный успех Мэ-мэ-Muse в поп-музыке. Многих фанов песня покоробила, но все не так внезапно — Мэ-мэ-мэтт давно мэ-мечтал сочинить поп-шедевр, восхищался Леди Гагой, в прошлом альбоме пытался покорить чарты с треком «Undisclosed Desires».

Крис Мартин из Coldplay считает, что «Madness» — лучшее творение Muse. Поп-герой поп-героя всегда поймет. Стерильная аранжировка, слащавая подача, легкие элементы не столько дабстепа, сколько wob-wob-степа — все это, конечно, непривычно, но сердцевину песни составляет приятная мелодика, к которой у Беллами всегда был особый талант. А вокальный фрагмент с текстом «Come to me, trust in a dream» звучит очень в стиле Боно.

«Panic Station» — самая броская вещь в альбоме и просто обязана быть следующим синглом. Эдакие Queen + Scissor Sisters, истеричное диско 80-ых, винегрет из «Another One Bites the Dust», «Let’s Dance», Стиви Уандера и Принса. Впервые Мэтт позволяет себе слово «fuck» в альбомном треке.

Шумы в начале «Follow Me» — сердцебиение Бинга, новорожденного сына Беллами и Кейт Хадсон. «Эта песня — ода отцовству», — комментирует фронтмен Muse. Припев оглушается увесистым дабстеповым битом, с которым группе помог электронный дуэт Nero.

Muse ищут, выдумывают, звучат совсем иначе, особенно в таких песнях, как «Animals». Нетипичные гитары и тактовый ритм 5/4, чуть ли не впервые у этой группы. Посвящение человеческой алчности, которое заканчивается агрессивными криками брокеров на бирже.

Сюжет дополняют следующие песни «Explorers» и «Big Freeze», стремление к свободе от пороков и душевному умиротворению. «Free me», «Hear me, feel me», все призывы — об одном.

Далее в альбом внедрен внезапный блок, в котором действительно поет басист Крис Волстенхолм, отец шестерых детей и, судя по маханию головой, обладатель самой крепкой шеи в мире.

Кто вслушивался в бэк-вокал на концертах Muse, тому знаком этот ангельский тембр. Одна, «Save Me», более нежная, вторая, «Liquid State», пожестче, но тема общая — борьба Криса с алкоголизмом и спасительная роль семьи в этом процессе. Отличный голос для бэков, но не такой подходящий для соло-вокалиста масштабов Muse. Лучше бы Крис соорудил сайд-проект.

Напоследок остается искрометная дабстеп-рок-симфония «The 2nd Law: Unsustainable». Такого до Muse никто не делал. Эта вещь может стать гвоздем программы на живых шоу группы. «The 2nd Law: Isolated System» — оркестровое послесловие.

Если бы во времена «Origin Of Symmetry» Беллами узнал, каким станет через десять лет, он наверняка отравился бы галлюциногенными грибами. Но между нынешним Мэттом и тем не осталось почти ничего общего.

Новый альбом не оставляет мьюзерам-ветеранам никакой надежды на рубилово. Даже дабстепового «мяса» здесь больше, чем гитарного. Ни одной внушительной фортепианной партии. В основном — лирика, вокальное самолюбование, поиски новых форм.

И все бы здорово, но на группе висит груз прошлых релизов и поистине великолепных композиций. «The 2nd Law» — более умиротворенный, совсем без нерва, не блещет выдающимися номерами. Впервые Muse записали альбом, который никак не засветится в рейтингах лучших гитарных риффов, концертных боевиков и прочего добра.

Желание мирового музыкального господства угасло, но музыкальную харизму этой группы не убьет ни взрыв нейтронной звезды, ни Кейт Хадсон. Так что поприветствуйте новых Muse. Купите «OOS» на виниле и «Hullabaloo» на DVD, а вживую готовьтесь услышать «Madness» и «Save Me».

В плейлист: «Panic Station», «Madness», «The 2nd Law: Unsustainable», «Supremacy», «Animals».

Как Muse придумывают свои треки. Отрывок из биографии группы

Одна из лучших стадионных групп, получившая десятки наград, в том числе две премии Grammy за «лучший рок-альбом», и создавшая лучший гитарный рифф начала нулевых — все это о британской команде Muse. Кажется, что это трио сейчас выглядит как живая легенда: вдохновленные творчеством лучших музыкантов ушедших эпох, от Джона Лорда и Джимми Пейджа до Сергея Рахманинова и Петра Чайковского, Muse создают собственное уникальное звучание, расширяя тем самым стиль психоделического и спейс-рока.

Каждый их альбом — полноправная концептуальная история о том, что волнует каждого в современном мире. Мэттью Беллами (фронтмен группы) рассказывает о теории заговора, пацифизме, Вселенной музыкальным языком. Последняя работа, подкрепленный видеоклипами, и вовсе поведал целую историю, сюжет которой мог бы стать основой для неплохого ретрофутуристического фильма.

Говорят, что Muse сейчас обладают таким влиянием, что могут выпускать что хотят, писать что хотят и говорить что хотят. Но, конечно, так было не всегда. Английский журналист Марк Бомон, который ездил за группой во время их концертных туров, выпустил книгу «Muse. Electrify my life. Биография хедлайнеров британского рока», где рассказывает о всех тонкостях работы над альбомами. В России книга вышла в издательстве «Бомбора», став первой и на данный момент единственной биографией музыкантов на русском языке.

Plug In Baby, часто звучавшая из студийного радиоприемника, конечно, радовала слух, но сеансы записи вышли долгими и утомительными — группа приезжала в полдень, собираясь работать 12 часов, но реальная работа начиналась лишь после обеда. И они играли до четырех утра, существуя в странном ночном мире, который лишь усиливал мрачность музыки (Дом и Мэтт жили по этому режиму еще несколько недель после окончания записи: они просто не могли уснуть раньше пяти утра), и придумывая вместе с продюсером довольно-таки странные идеи. Мэтту хотелось поработать с синтезаторами, чтобы вспомнить синт-дэнсовые треки, которые ему нравились лет в шесть, а увидев на концерте Тома Уэйтса в Нью-Йорке, как хриплый ветеран-блюзмен играет на костях животных, Мэтт решил тоже использовать странные и зловещие инструменты, чтобы создать для альбома пугающее, сумасшедшее настроение. Он спросил у Лекки, можно ли использовать куски металла в качестве перкуссии и сделать барабанную установку из человеческих черепов — это сделает работу более «атмосферной». Позже Лекки шутил, что поблизости от студии даже кости животных было трудно найти, не говоря уж о человеческих, но первые все-таки раздобыть удалось: они сходили в мясную лавку и купили коровьих ребрышек, которые Лекки настроил для использования в качестве перкуссии на Screenager. Еще они нашли несколько когтей ламы, которые Лекки, вдохновленный «мьюзовским» мрачным чувством изобретательности и экспериментаторства, предложил повесить музыкантам на шею перед записью каждой песни и гулять по комнате, скандируя, стуча по когтям, дергая «музыку ветра» и лопая пупырчатый полиэтилен, чтобы создать определенную атмосферу, в которой они творили свое волшебство. Мэтт называл это «психоакустикой», но каждый звук на альбоме был издан непосредственно во время записи — там нет вообще ни одного сэмпла. На одной из песен, вдохновленной Рахманиновым Space Dementia, в перкуссионном треке используется в том числе звук, с которым Мэтт застегивает и расстегивает ширинку.

Читайте также  ТОП-10 песен 2015 года: выбор главного редактора

С точки зрения текстов альбом тоже стал куда более зловещим. Несмотря на то что Мэтт говорил, что первый альбом был таким мрачным в текстовом плане, что некоторые песни ему было неловко исполнять на публике, а новая пластинка «излучает позитив», настроение и тон все равно были очень далеки от солнечных. Мэтт писал тексты совершенно прямолинейно, записывая все, что приходит в голову, и задумываясь о том, что это вообще значит, лишь много позже, так что его представления о собственных темах были довольно расплывчатыми. Он рассказывал, что одна песня — о желании сожрать покой и удовольствие других людей, а другая — о том, что он так завидует другому человеку, что готов украсть всю его сущность, убить его и впитать душу. Говорил, что часть его хочет взорвать весь мир, а другая часть хочет всех любить. Утверждал, что застой — это смерть, что когда ты слишком долго задерживаешься на одной работе, в одних отношениях или в одном месте, это ломает тебя, и эти песни — об очищении, отказе от отвлечений, которые мешают тебе быть собой.

Еще он говорил, что перемены и трудности в жизни заставляют его сочинять больше музыки, потому что это единственная настоящая константа в его жизни, так что в июне он отказался от квартиры в Эксетере и переехал вместе с Домиником и Томом Кирком во временное жилье в Айлингтоне на севере Лондона; домом это место можно было назвать весьма условно, потому что единственной мебелью, кроме той, что по закону обязан был установить в квартире владелец, были фортепиано и ноутбук. Позже Мэтт признался, что чувствовал себя типичным изумленным мальчишкой из Девона, потерявшимся в Большом Городе, но вместе с друзьями решил переезжать из города в город каждый месяц, чтобы поддерживать творческие силы: следующая остановка — Сан-Диего.

Убийство, зависть, разрушение, похоть, отрешенность: вот эмоциональные темы, красной нитью проходящие через весь альбом, но интеллектуальные основы под философией альбома придают этим человеческим чертам откровенно инопланетный, научно-фантастический оттенок. Три книги, которые Мэтт тщательно изучал в прошлом году, разожгли настоящий пожар в его вечно любопытном уме. «Виртуальные организмы» Марка Уорда приравнивали рождение искусственной жизни к появлению нового вида, событию такой же монументальной важности, как и появление человечества, — по сути, книга утверждала, что роботы тоже люди. Эти идеи будущей эволюции и размывания грани между человеком и машиной уже звучали в Plug In Baby и New Born, но настоящую творческую связность новому видению Мэтта придали две другие книги — «Гиперпространство» Митио Каку и «Элегантная Вселенная» Брайана Грина.

Так, сейчас будем говорить о науке. Сосредоточьтесь. Эти книги и различные научные статьи в журналах познакомили Мэтта с теорией струн: если очень упрощать, то эта теория гласит, что Вселенная и в самых малых, и в самых больших масштабах состоит из микроскопических или гигантских вибрирующих струн, а сама наша Вселенная, возможно, является «пузырем», созданным при столкновении двух этих суперструн, проходящих в «мультивселенной» за пределами космоса. А еще они подарили ему математическую задачку, которая по-настоящему завладела его вниманием. Из прочитанной литературы он сделал вывод, что в одиннадцатом измерении все в природе становится идеально математически симметричным, идеальной сферой; что и наша Вселенная не могла бы существовать без симметрии, глубоко интегрированной в нее. Если такая симметрия существует, гласит одна из линий аргументации, из этого следует, что Вселенная создана разумным существом (впрочем, есть не менее убедительный контраргумент: Вселенная порождена неизбежностью, и с научной точки зрения она просто не могла быть никакой другой). Короче говоря: если вы найдете происхождение этой симметрии, то найдете Бога.

Впрочем, это довольно далеко от доказуемого научного факта. В следующие несколько лет Мэтт будет часто повторять, что его самые несуразные теории — это результат чтения отдельных глав из разных научных книг и создания на их основе собственных теорий, чтобы заполнить пробелы между ними, и это один из основных тому примеров. В книге Грина говорится, что, хотя любые дополнительные измерения, кроме наших четырех (три пространственных плюс время), должны быть плотно скручены и иметь микроскопические масштабы, чтобы мы не могли их обнаружить, но теории струн требуются десять измерений, чтобы работать с математической точки зрения: маленькие вибрирующие струны должны двигаться в рамках девяти особых измерений, а также во времени, чтобы уравнения приводили к выводам с более-менее разумной вероятностью. В 1995 году физик Эдвард Уиттен предложил модель 11-мерной Вселенной, чтобы создать теорию, которая объединяет пять различных и несовместимых с виду линий теории струн в одну общую M-теорию, отвечающую на многие ранее неразрешенные вопросы о структуре и работе Вселенной, но в то время, когда этими теориями заинтересовался Мэтт, еще ни один физик на самом деле не знал, что вообще такое одиннадцатое измерение — был лишь набор непонятных уравнений и грандиозных концепций. Согласно M-теории, симметрии всех сил во Вселенной можно добиться, если все суммы имеют смысл, но вот в 2001 году наука была довольно далека от того, чтобы дать какое-нибудь простое уравнение вроде E = mc2 × M — теория = БОГ.

Впрочем, Мэтт, который собирал только идеи, которые казались ему наиболее интригующими, почерпнул из этих книг две основные вещи. Первая — новый, потрясающий взгляд на Вселенную, который постоянно менялся от «мы просто насекомые в галактической пустоте» до «на самом деле мы — самое интересное, что есть в этой огромной пустышке». Вторая — название альбома.

Origin Of Symmetry — это отсылка к Митио Каку, который гово- рил, что книга о суперсимметрии должна называться «О происхождении симметрии», ибо она окажет такое же глубокое влияние на физику, как дарвиновская «О происхождении видов» — на биологию. Кроме того, это было рабочее название песни, от которой не то отказались, не то решили переименовать.

Muse записали три новых песни

Группа Muse работает над новым материалом в Лондоне. На сегодняшний день музыканты записали уже три песни — об этом они лично сообщили поклоннику, поймавшему их на выходе из студии. Осчастливленный фанат выложил совместное фото с кумирами в инстаграм. По словам участников группы, одна из песен получилась «тяжелой», а другие — «не особо».

В последние несколько месяцев музыканты выкладывали много фотографий, на которых запечатлен процесс сочинения и записи музыки, но до сих пор не удавалось выяснить, как продвигается процесс. В настоящий момент рок-трио готовится к летнему туру по США и Канаде, в который они отправятся вместе с 30 Seconds To Mars и PVRIS.

Новости партнеров

«Зарядье» отменяет все концерты до конца локдауна и вводит QR-коды

МКЗ «Зарядье» прекращает проведение концертов и других мероприятий с 28 октября по 7 ноября 2021 года включительно. Такое решение было принято на основании указа Мэра Москвы №62-УМ от 21.10.2021г. «О внесении изменений в указ Мэра Москвы от 8 июня 2020г.», сообщили агентству InterMedia в пресс-службе площадки.

Читайте также  Новая песня Питера Гэбриэла памяти Мохаммеда Али

— Принятое решение об отмене культурных, спортивных и других массовых мероприятий, при посещении которых высок риск инфицирования зрителей – необходимая в данный момент мера, — говорит гендиректор МКЗ «Зарядье» Ольга Жукова. — Этот шаг позволит предотвратить несколько пиков заражений и снизить количество заболевающих ежедневно.

С 8 ноября 2021г. посещение концертов в «Зарядье» возможно только при наличии QR-кода с информацией о проведённой вакцинации, недавно перенесённом заболевании или отрицательном результате ПЦР-теста (срок действия – 72 часа), а также паспорта, данные в котором совпадают с данными, указанными в QR коде (ПЦР-тест с QR-кодом поступает на Госуслуги только в случае сдачи теста в лаборатории, подключенной к ЕМИАС). Для зрителей, не достигших возраста 18 лет, посещение зала «Зарядье» возможно только при наличии средств защиты органов дыхания (масок и/или респираторов).

— Мы все – сотрудники учреждений культуры – последние два года живём в режиме оперативного планирования, – отметила Ольга Жукова. — Ежедневно в концертном графике зала что-то меняется из-за болезни артистов, ограничений въезда и выезда музыкантов, красных зон и карантинов в европейских странах. Мы уверены, что принятые меры о нерабочих днях с 28 октября по 7 ноября снизят рост заболеваемости, а введение QR кодов при посещении концертных залов, театров и музеев позволит работать нам с большей загрузкой зала.

Олег Газманов и Полина Гагарина названы лучшими эстрадными исполнителями года

Олег Газманов и Полина Гагарина стали лучшими эстрадными исполнителями 2021 года по данным опроса ВЦИОМ, результаты которого были опубликованы на сайте Центра 26 октября 2021 года. Газманов получил 19% голосов респондентов, а Гагарина — 17%.

Второе место среди певцов занял Баста (10%), третье место делят Григорий Лепс и Сергей Лазарев (по 9%), за ними следуют Леонид Агутин и Валерий Меладзе (по 8%).

На втором месте в рейтинге лучших певиц на российской эстраде 2021 года оказалась Пелагея (13%). По 7% опрошенных назвали лучшей певицей года Елену Ваенгу, Зиверт, Софию Ротару и Валерию.

— Вкусы наших сограждан существенно различаются в зависимости от возраста и места проживания, — отмечают составители рейтинга.

В частности, Полина Гагарина пользуется наибольшей популярностью у молодежи (26-34%) и среди жителей городов-миллионников (19%), Пелагея — среди жителей Москвы и Санкт-Петербурга (19%) и у старшего поколения (17%), а Зиверт — среди молодежи (11-15%) и жителей городов от 500 до 950 тыс. жителей (13%).

Лидер опроса Олег Газманов особенно популярен у граждан в возрасте 60+ (30%), среди жителей сел (24%) и городов с населением до 100 тыс. (22%), Баста — среди 25-34-летних (19%) и мужчин (13%), а Сергей Лазарев — среди женщин, 18-24-летних и в городах с населением до 100 тыс. (по 13%). Леонид Агутин лидирует в ответах жителей Москвы и Санкт-Петербурга (12%).

Muse. Гитарная катастрофа, или что не сделаешь ради музыки?

Чем является для вас музыка? Для большинства из нас это часть жизни, как некое приятное дополнение к ней. Но существует и другой тип людей, для которых музыка и есть жизнь. Для них это муза, ежедневный источник вдохновения, от классики – органного Баха и симфонического Рахманинова до таких групп, как Queen, Nirvana и Smashing Pumpkins. Всем этим живет и «дышит» и творческий коллектив Muse. А для нас, простых смертных, их песни просто наполняют серые дни чем-то космическим, невероятным и в то же время доступным и близким душе. Неудивительно, что Ватикан включает их композицию Uprising в список музыки способной «достучаться до сердец благожелательных людей» наравне с творчеством самого Вольфганга Амадея Моцарта! Мэттью Беллами, Крис Уолстенхолм и Доминик Ховард – это легендарная троица. Их союз зародился в 1994. За это время в поисках своего творческого пути группа сменила несколько названий. Но и собственный стиль тоже появился не сразу. Сначала их долгое время сравнивали с уже известной британской группой Radiohead. Пока однажды внимание музыкантов не привлекли такие стили, как: хард-рок, глэм-рок, поп-рок и гранж. Новое и свежее их звучание стало для молодого коллектива основным источником вдохновения. И как итог этого увлечения, Беллами сочинил более семидесяти композиций, часть из которых вошла в первый альбом музыкантов Showbiz.

«Это звучит странно, но я не знаю, откуда ко мне пришли идеи некоторых песен. Очевидно, они исходят откуда-то из глубины моей души. Но иногда даже я не понимаю, откуда они берутся. И если честно, то не хочу этого выяснять. Я боюсь, что если найду ответ, идеи перестанут появляться», – комментирует Мэтт о проделанной работе над первым диском.

Запись Showbiz проходила в музыкальной студии США. В этой же стране альбом выпустили в тираж. Хотя ни одна песня из него не получила ротации на радио, группе поступило предложение участвовать в турне на разогреве с такими знаменитыми коллективами, как Foo Fighters и Red Hot Chili Peppers. Это был их первый крупный успех.

Выступления Muse отличаются неистовством, экспрессией. Словно одержимые во время своих концертов, они крушат все вокруг себя. Известно, что Беллами разбил сто сорок гитар во время гастрольного тура в поддержку альбома Absolution! А вот в плане музыки для своих слушателей ребята каждый раз ищут что-то необычное и неожиданное по звучанию. Например, в песне Screenager использовались кости животных и когти ламы, в Space Dementia — молния на штанах Мэтта, в Thoughts Of A Dying Atheist записан момент, когда Крис прыгнул в бассейн, а звук вначале I Belong To You, похожий на цоканье, издал Беллами ртом, пока дурачился во время записи альбома. Также невозможно не оценить отдельно вокал солиста! Он характерен преобладанием часто используемых высоких нот в его авторских композициях. Такие возможности голоса по утверждению личного врача Мэттью, связаны с его необычно маленькими голосовыми связками. По некоторым источникам известно, что диапазон Беллами охватывает три октавы – с A2 до B4, а также A5 c фальцетом.

«Я пробую разные микрофоны, манеры пения и уровни громкости. Во время записи я люблю петь с босыми ногами. Такая вот странность. Это помогает мне добиться большей драматичности», – делится о своем творческом процессе певец.

С 2003–2006 Muse гастролируют по турне. Их концерты пользуются огромной популярностью. Неудивительно, ведь энергетика этих ребят просто зашкаливает, когда они играют на сцене. Мэтт, однажды вдохновившись поведением солиста группы The Who, решил ему не уступать в отвязности, поэтому многое, что он творит во время выступлений, кажется безрассудным. Ну, кто откажется прийти и посмотреть на безбашенного талантливого чудака? Некоторые музыкальные издания даже присвоили группе Muse статус «лучшего концертирующего рок-состава планеты». Вот такие заводные эти парни!

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: