Биография The Avant Gardeners малоизвестная и необычная группа новой волны

«Кем я была до встречи с этими русскими? Да никем»: разоблачаем 8 мифов о Джоанне Стингрей и «Красной волне»

35 лет назад, летом 1986 года, в США и Канаде вышла двойная пластинка Red Wave («Красная волна») с песнями четырех ленинградских рок-групп: «Аквариума», «Кино», «Алисы» и «Странных игр». С тех пор этот сборник стал символом прорыва советского рока на Западе и одним из свидетельств повальной моды на СССР в конце 1980-х. За релизом стояла Джоанна Стингрей, туристка из Америки и будущая жена гитариста Юрия Каспаряна, а ныне — автор книги «Подлинная история русского рока». Несмотря на самое нежное наше отношение к несостоявшейся американской актрисе с прической маллет и зачатками вокальных данных, «Нож» решил, что пришла пора назвать вещи своими именами: по нашей просьбе журналист и ведущий телеграм-канала «Между The Rolling Stones и Достоевским» Александр Морсин развенчивает основные мифы, раздутые вокруг стингреевской «Красной волны».

1. Западные медиа начали рассказывать о советском роке без помощи Стингрей

С подачи Джоанны Стингрей принято считать, что сборник Red Wave вызвал огромный интерес к советскому року (прежде всего в СМИ). «Сборник приняли фантастически — про него написали все газеты и журналы от мала до велика, и общественно-политические, и музыкальные, — рассказывала Стингрей в интервью. — Никому не приходило в голову, что в России есть рок-музыка и рокеры, такие же, как и во всем остальном мире». Но это не совсем так.

Американские издания неоднократно публиковали материалы о советских рок-музыкантах еще с середины 1970-х.

Например, о «Машине времени», позже об «Автографе». В 1982 году в Washington Post вышел лонгрид «Русские рок-звезды беспокоят чиновников». Заголовки вроде Soviets Are Rockin’ Like the West или Rock band unnerves Kremlin были обычным делом за несколько лет до «Красной волны». Песни советского рок-подполья передавали на радио «Свобода» и «Би-би-си».

Слова Стингрей об «огромном интересе» на поверку оказываются огромным преувеличением. Крупные музыкальные медиа, включая журнал Rolling Stone, в массе своей проигнорировали релиз. Из новостных изданий о пластинке писали максимум в The Daily News или Chicago Tribune, в основном же — отнюдь не центральные газеты. Плюс состоялось ровно одно интервью Стингрей в утреннем телешоу.

2. Это был не первый зарубежный релиз советского рока

За год до выхода Red Wave записи четырех советских групп («Аквариум», «Кино», «Зоопарк», «Центр») вышли на английском лейбле Recommended Records. Это был сборник «Совет поп», изданный тиражом 100 кассет: буквально смотрины горби-рока в одной из музыкальных столиц мира.

В 1982 году фирма Kismet Records распространила в США пластинку «Охотники за удачей» с хитами «Машины времени».

Перед Олимпиадой-80, в самый разгар холодной войны, в Америке вышел альбом трио Black Russian — недавних эмигрантов из Москвы, которых подписал флагман черной музыки Motown Records. Годом позже в Англии разошлась пластинка ленинградского авангардиста и участника «Аквариума» Сергея Курехина. Не говоря уже о десятках релизов в Америке групп из Восточной Европы, например, Lady Pank из Польши.

3. Советские рок-музыканты сами выходили на контакт с иностранцами

Стингрей утверждает, что в период промо Red Wave выступала в роли «музыкального дипломата», связав мир ленинградского андеграунда с американской рок-элитой — но в лучшем случае она лишь укрепила существующую связь и зафиксировала ее на фотопленку.

БГ переписывался с Боуи за год до знакомства со Стингрей.

«Дорогой Борис! Мне очень понравилось то, что я услышал [речь об альбоме „Аквариума“ „Радио Африка“. — Прим. авт.], это весьма разнообразный материал. Вместе со мной записи прослушали несколько моих друзей, включая Игги Попа, и он тоже был в восторге», — писал Боуи Гребенщикову весной 1983 года.

Собственные рок-мосты наводил и экс-лидер «Цветов» Стас Намин. В качестве участника международного музыкального проекта Peace Child он выступал в клубах и аренах по всей Америке, а затем в Японии, где пел в один микрофон с Питером Гэбриелом. Пресса подавала его как «самого популярного рокера Советского Союза» и писала о его планах на Стинга и Фила Коллинза. В то же время в шоу «Поп-механики» в Ленинграде участвовал басист британской группы Ultravox Крис Кросс.

4. Аналогии в духе «русский Дилан» начались не с рокеров, а с бардов

Рассказывая о русских рокерах на MTV, Стингрей подбирала каждому артисту западный аналог, чтобы локализовать его таким образом на местном рынке. Гребенщиков, по ее словам, занимал в СССР то же место, что Дилан в Америке. Кинчев находится «между Билли Айдолом и Ниной Хаген», «Странные игры» продолжают дело Madness. Стингрей пишет, что принялась доносить эти параллели до западных продюсеров, и те наконец разглядели потенциал «красных» подпольщиков.

Однако ярлыки типа «советский Дилан» или «русский Спрингстин» были в ходу у иностранных критиков с середины 1970-х, только тогда под ними подразумевались Галич и Высоцкий.

Точно так же «Машину времени» называли «красными The Beatles», в «Автографе» находили черты Genesis, а фронтмена «Магнетик бэнд» Гуннара Грапса назначали «эстонским Джаггером» — и всё это до «Красной волны».

В тех случаях, когда совместные фото Стингрей с участниками «Кино» или «Новых художников» действительно вызывали ассоциации с постерами западных звезд, это сходство зачастую было сфабрикованным: Стингрей делала всё, чтобы ее окружение было похоже, например, на британскую группу новой волны Thompson Twins.

5. Четыре ленинградские группы — еще не весь советский рок

Полуторачасовой сборник Стингрей, обещавший слушателям знакомство с современной советской гитарной музыкой, выдавал желаемое за действительное. Red Wave не был слепком мейнстрима, как не был и знаменем маргиналов. В итоге за бортом осталась дюжина команд, чей потенциал и популярность были ничуть не меньше, чем у условных «Странных игр».

«Красная волна» отражала лишь круг общения Стингрей: в обойму фаворитов попали те, с кем она чаще тусовалась и кому больше симпатизировала.

По слухам, на пластинке могли оказаться песни Майка Науменко, но этого не случилось. С тех пор вопрос, насколько справедливым был отбор групп для первого экспорта советского рока, остается открытым. Недавно патриарх подпольной звукорежиссуры Андрей Тропилло, записавший почти все треки для Red Wave, объявил, что готов выпустить собственную — вдвое большую — версию сборника. Кроме старожилов в него попадут «АукцЫон», «Облачный край», «Ноль» и «Зоопарк».

6. Клипы и обложка Red Wave вводили в заблуждение и морочили людям головы

Для промо «Красной волны» в Америке Стингрей принесла в часовой блок MTV нарезку с хоум-видео ленинградского арт-подполья: репетиции, интервью, тусовки, мастерские. И, конечно, клипы: очень сырые, без продакшена и сценариев.

Читайте также  Биография Disco Inferno экспериментальный рок-проект из Великобритании

Главный герой клипов «Аквариума», «Странных игр» и «Алисы» — Сергей Курехин. Видео «Кино» про летнюю ночную прогулку снимали зимним днем.

Из VHS-гэгов Стингрей складывалось впечатление, что «Аквариум» — это дуэт, «Кино» — трио, а распавшиеся «Странные игры» всё еще вместе, причем все музыканты играют в каком-то одном огромном коллективе. Впрочем, так и было: этот монстр-бэнд назывался «Поп-механика», но ему не нашлось места на Red Wave.

Представление о том, что Стингрей впервые дала широкой западной аудитории возможность увидеть советских рокеров, не выдерживает критики: фестиваль «Тбилиси-80» с «Аквариумом» и «Машиной времени» показывали по финскому ТВ, выступление «Автографа» на Live Aid видели десятки миллионов телезрителей, «Динамик» и «Воскресение» играли в эфире первого советско-американского телемоста. За три месяца до выпуска Red Wave европейские каналы транслировали благотворительный концерт в помощь жертвам взрыва на Чернобыльской АЭС с участием «Браво» и «Круиза».

На обложке пластинки — странный коллаж. Позади рок-идолов Петербурга — Собор Василия Блаженного, очереди в мавзолей Ленина и окна Белого дома в Москве. С тем же успехом на конверт можно было поместить картину «Четыре святых Аляски» Байрона Бердсолла.

7. Экспорт советского рока не ускорил его легализацию на родине

По словам Джоанны Стингрей, после релиза Red Wave в Америке министерство культуры СССР попыталось нейтрализовать репутационный ущерб, нанесенный властям опальной пластинкой: записи неофициальных групп экстренно получили зеленый свет на «Мелодии», чтобы рок-музыканты лишились ореола мучеников — хотя бы в глазах иностранных наблюдателей.

«Красная волна» могла ускорить выход ленинградского рока из тени, но сначала «Мелодия» взялась за релизы москвичей: первые рок-пластинки в СССР были на счету «Черного кофе», «Круиза» и других героев советского метала.

За ними последовали новички «Секрет» и «Браво». Если, конечно, не считать полуофициальный поп-рок «Группы Стаса Намина» и «Машины времени» — их пластинки появились еще до Red Wave.

«Когда я пришла к Борису [Гребенщикову], он подарил мне вышедшую на „Мелодии“ пластинку. До Red Wave ничего подобного быть не могло, и я понимала, как много это для него значит», — уверяет в мемуарах Стингрей. Судя по статье в ежеквартальном бюллетене «Мелодии» о первой официальной пластинке «Аквариума», релиз давно напрашивался. О группе действительно писала пресса, ее звали на «Музыкальный ринг».

Легализация вчерашних бунтарей стала возможной не благодаря усилиям 25-летней артистки из Беверли-Хиллз, а из-за прихода к власти Михаила Горбачева и объявленной им гласности. Хиты БГ и Цоя всплывали на Западе и раньше, но никакой тамиздат не был аргументом в пользу их выпуска в СССР, пока не грянула перестройка.

8. Стингрей не сделала знаменитыми своих подопечных, но прославилась сама

За Стингрей закрепилось реноме «главного пропагандиста советского рока на Западе». На федеральных телеканалах ее называют «человеком, который открыл миру русский рок».

Пиар горби-рока в Америке с помощью Red Wave не увенчался триумфом, зато Стингрей заявила о себе как о почти всемогущем продюсере, способном обставить КГБ, переправить запрещенку через океан и договориться с MTV.

«Кем я была до встречи с этими русскими? Да никем», — говорит сейчас Стингрей. Только за последние два года она выпустила пять книг о своих приключениях между Нью-Йорком и Ленинградом, причем четыре из них вышли в России и на русском языке — в Америке мемуары Стингрей востребованы намного меньше. То же касается и ее официального сайта с внушительным фотоархивом: подавляющее большинство его посетителей живут в России и странах СНГ.

Пропали миллиарды: журналист рассказал о прошлом экс-сенатора Вавилова

Журналист-расследователь Олег Лурье рассказал, чем запомнился экс-сенатор Андрей Вавилов, который вчера устроил пышную свадьбу с 24-летней Софи-Антуанеттой Дилуа в Италии. Вести ее прилетела в Италию телеведущая Ксения Собчак.

По словам журналиста, Вавилов отметился рядом скандальных историй с российским бюджетом.

«Забыть о Вавилове российский бюджет еще долго не сможет, о его, скажем так, работе. Вот целый ряд примеров, их также привел наш коллега, бывший депутат Госдумы Александр Хинштейн. Целый ряд событий за достаточно короткий срок пребывания господина Вавилова в Министерстве финансов и заместителем министра финансов. К примеру, в 1994-95 годах. Помните то время, когда получить кредит было очень проблемно бизнесу. Но он выдает банку «Национальный кредит», который уже тогда находится в умирающем, предбанкротном состоянии, вдруг выдает кредит $132 млн и передает в управление на $125 млн еще облигаций внутреннего валютного займа. Потом еще дарит кредит на $45 млн. В итоге с согласия Вавилова — это одна из схем просто — кредит был переуступлен банком Национальному фонду спорта, где благополучно исчез. Его зачли якобы как компенсацию отмены таможенных льгот», — рассказывает журналист.

Но на этом истории не закончились. Как отмечает Лурье, в 1996 году Вавилов для стимуляции банков, которые принимали участие в финансировании предвыборной кампании Бориса Ельцина, реализовал криминальную схему по хищению государственных средств.

«Государство передавало банкам свои ценные бумаги за 30% от номинала, а потом покупало их обратно, но уже за полную стоимость. Здесь посчитать ущерб просто невозможно — это миллиарды и миллиарды, а если учитывать, во что эти деньги сейчас превратились, то это десятки миллиардов долларов. То есть схема простая: государство, то есть мы с вами, продает некоторым, избранным банкирам, которые поддерживали Бориса Ельцина, облигации под 30%, а потом само же выкупает их за все 100%. И ведал этим заместитель министра финансов Андрей Вавилов», — рассказывает Лурье.

По его словам, это лишь малая часть «подвигов» экс-сенатора, которые можно долго перечислять — в том числе это несуществующий контракт на поставку Индии самолетов. Деньги в размере $231 млн так и не дошли до производителя, потому что были расхищены.

4 неожиданных музыкальных жанра, которые набирают популярность в России

Второе дыхание неопопа

В середине 2010-х годов поп-музыка на русском переживала, пожалуй, самые любопытные перемены за очень долгий период. Молодые поп-исполнители из России и Украины поочередно становились популярными не потому, что их показали по телевидению, включили по радио или вывел в свет какой-то продюсерский центр, а потому, что их вытолкнула на поверхность сила интернета. Их музыка выросла не из местной эстрады, а из инди-течений, андерграундной электроники и доморощенной акустики.

Интернет влиял на это больше любых других факторов, потому что слушателям предоставлялся выбор, чего не было на TV или радио. Из-за этого неопоп (термин придумал журналист Николай Редькин) превратился в свежую альтернативу, выводя на свет героев, появившихся на наших глазах и готовых совместными усилиями менять ландшафт русскоязычной музыки. Но что самое важное, эти артисты общались со своими слушателями на близком им языке, демонстрируя потрясающий коннект на фоне стометровой стены, возведенной за долгие годы гегемонией эстрады.

Читайте также  Биография New Order популярное продолжение коллектива Joy Division

Музыканты, которые больше всего повлияли на становление новой поп-сцены, запомнились не только умелой адаптацией современного западного продакшена на свой лад, но и удачным реверансом в сторону постсоветского наследия. Ностальгия и миллениальская искренность стали мощным оружием в руках юных артистов, переписывающих на наших глазах течение индустрии.

Сегодня жанр по‑прежнему актуален, а музыканты-мастодонты пользуются большой популярностью, несмотря на невысокий темп выпуска нового материала. Редакция Spotify ведет большой плей-лист «Неопоп» (12 тысяч подписчиков), активно выделяя треки с учетом нового поколения артистов, которые и сами выросли на революции в локальном поп-комьюнити. Плей-лист слушают преимущественно молодые люди, а универсальность жанра подчеркивается тем, что «Неопоп» одинаково интересен и мужчинам, и женщинам.

Хардбасс

Поиск самоидентификации зачастую приводит нас в прошлое, что достаточно иллюстративно демонстрирует возросшая потребность слушателей в рейв-культуре, которую они, возможно, даже не застали. Но нет дыма без огня: на Западе уже сложился шутливый стереотип, что Россия по умолчанию ассоциируется с грубой электронной музыкой, произошедшей из комбинации UK hardcore, техно и атрибутики криминальных девяностых, — имя ей хардбасс. А недавно об этом без шуток писали в W Magazine , и неспроста — хардбасс-культура в России возрождается.

Стереотипная эстетика (спортивки, гопники, драки, провинция) дала жизнь новой маргинализированной культуре, которая нашла самый большой отклик именно у поколения Z. Для них это не только возможность окунуться в ностальгию по тем вещам, которые они лично не наблюдали, но и шанс познакомить себя с диаметрально противоположной идеологией: опасной, громкой и накачанной доверху адреналином.

Хардбасс популярен не только среди русскоговорящей аудитории, но и в Казахстане и по всей Восточной Европе — где до сих пор стоят те самые панельки. В Братиславе даже есть свой представитель жанра — DJ Blyatman , но самые активные исполнители жанра хардбасс преимущественно в России: « Дети Rave », Lida , длб , DK , GSPD , Russian Village Boys . Кстати, по числу ежемесячных слушателей они схожи с популярными трэп-артистами — представителями главенствующего жанра последних лет.

Самые актуальные треки новой российской электронной сцены собраны в редакционном плей-листе «Русский рейв», колоссальная часть слушателей которого находится именно в России. Стоит выделить, что публика слушает преимущественно новых исполнителей, которые без каких-либо препятствий умело перенимают звук другой эпохи и объединяют эту музыку с речитативом, попсой или даже с более экспериментальными электронными поджанрами.

Возвращение северного ветра

Русский шансон — жанр-хамелеон, впитавший большой набор разных явлений. В список нужно внести русскую эстрадную музыку, блатную тематику, бардовские и военные песни, романс и другие, более минорные вещи. Русский шансон — это простой жанр с упором на запоминающиеся мелодии, и он не столь романтизирован, каким кажется с первого взгляда, — в 1990-х годах его сильно популяризировали на радио и телевидении, превратили в часть большой индустрии, а многие песни создавались как классические поп-хиты. Даже акустическая гитара, которую часто держали в руках герои жанра на концертных афишах, — это всего лишь маркетинговый ход, приближающий исполнителя ближе к народу.

Шансон в России ассоциируется прежде всего с классиками, у которых набралась внушительная ежемесячная аудитория слушателей в Spotify: Михаил Круг (200 тысяч слушателей в месяц), Михаил Шуфутинский (160 тысяч), Сергей Трофимов (117 тысяч), Елена Ваенга (117 тысяч), Бутырка (120 тысяч) или Григорий Лепс (370 тысяч). В большинстве своем это и есть тот самый блатняк — и его невозможно не считать частью современной русской культуры. По данным Spotify в России, «Легенды русского шансона» не только входит в топ-50 всех плей-листов, которые слушают пользователи из России, но также занимает 33-е место среди локальных плей-листов. Любопытно, что этот показатель близок к цифрам плей-листа «Новое слово» — подборке новинок и дебютов местного хип-хопа.

С другой стороны, нельзя не обратить внимание на возросшую тенденцию омоложения жанра. Современники отказываются от блатной романтики, копая ближе к корням этой музыки. Юрий Бардаш и Михаил Крупин практически реконструируют шансон в рамках проекта « Коррупция », аккуратно пересобирая звучание с нуля, добавляя нетривиальные инструменты и ударные паттерны. Монеточка в альбоме «Декоративно-прикладное искусство» также заигрывает с эстрадной музыкой и звучанием классиков, что также прослеживается в манере исполнения и лирике.

Каубелл, дрифт и дух Мемфиса

Фонк — изначально очень локальный жанр, появившийся как перерождение хип-хоп-культуры Мемфиса. Рэп-сцена одного из крупнейших городов на юге США выделялась оригинальным саундом: акцент на lo-fi-звучании, демонической или оккультной эстетике, запитченных вокальных сэмплах и громких ударах драм-машины Roland TR-808. Но, справедливости ради, в раннем фонке часто проглядывает влияние волны Западного побережья и g-фанка — всё вместе в классическом представлении популяризовал SpaceGhostPurrp и объединение RVIDXR KLVN.

Фонк в сегодняшнем представлении — преимущественно инструментальные треки с очень сильным упором на приглушенные зацикленные сэмплы и каубеллы ( звонкий металлический щелчок TR-808 ). Популярность жанра в России отчасти связана с комьюнити автомобилистов и фанатов дрифта: последние пять лет автоблогеры активно используют фонк при монтаже своих роликов, а в коротких нарезках крутых маневров с уличных гонок фигурирует именно такая музыка.

Музыкальная редакция Spotify обратила внимание на популярность пользовательских запросов со словом «фонк» — в мае он занял второе место среди всех пользовательских запросов по поиску плей-листов, уступая лишь ностальгическому запросу «90-е». Запущенный в мае в ответ на спрос слушателей редакторский плей-лист «Фонк» стал самым быстрорастущим плей-листом 2021 года — всего за пару месяцев он достиг показателя 48 тысяч лайков.

Фонка на русском языке пока очень мало: это либо малоизвестные продюсеры, чью локацию или национальность почти невозможно определить, либо разовые явления, например одноименный трек Cakeboy и « КлоуКомы ». Самый большой рост наблюдается как раз у тех, кто создает инструментальную музыку, — например, у LXST CXNTURY сейчас 840 тысяч слушателей, а предположительно русский продюсер Rhodamine может похвастаться цифрой 317 тысяч слушателей в июле.

Прослушка новой волны

Михаил Трофименков об «Опасной роли Джин Сиберг»

В прокат выходит байопик Джин Сиберг, звезды фильма «На последнем дыхании» Жан-Люка Годара, ставшей символом французской новой волны. Перебирая и местами присочиняя детали ее биографии, режиссер Бенедикт Эндрюс и исполнительница главной роли Кристен Стюарт так и не нашли ключ к образу настоящей Джин Сиберг, чья жизнь была полна ужаса и чудес

Фото: Russian World Vision

Фото: Russian World Vision

За сорок лет никто из тех, кто воздавал долг памяти Джин Сиберг (1938–1979), не избежал ловушки эффектных параллелей между ослепительным дебютом девочки из Айовы в роли Жанны д’Арк («Святая Иоанна», Отто Преминджер, 1957) и страшным финалом. Завернутое в одеяло обнаженное тело актрисы, десять дней как пропавшей без вести, нашли на заднем сиденье белого «рено», припаркованного в 16-м округе Парижа: адская доза алкоголя в крови, прощальная записка. Дескать, взойдя в 17 лет на костер, она в конце концов сгорела на костре, хворост в который подбрасывали как ее ненавистники, так и она сама. Метафора тем более убедительная и ничтожная, что на съемках «Иоанны» — этот момент сохранился на пленке — Сиберг получила ожоги, оставившие на теле шрамы на всю ее короткую вечность.

Читайте также  Биография The Vibrators коллектив британской волны панк-рока

От Бенедикта Эндрюса смешно было бы ожидать иного зачина: фильм, само собой, начинается с Жанны на костре, а происхождение шрама под грудью сама Сиберг (Кристен Стюарт) объяснит зрителям и своему любовнику, чернокожему радикалу Хакиму Джемалю (Энтони Маки).

Обвинять сценаристов в банальной и пошлой эффектности язык не повернется: как еще говорить о Сиберг? Нет в мире актрисы с более ирреальной судьбой, раскачивавшейся между волшебным сном и ледяным кошмаром. Провал «Иоанны» в США — и тут же триумф во Франции. В Сиберг буквально влюбляется поколение новой волны. Сняв ее в роли любовницы-предательницы героя Бельмондо («На последнем дыхании», 1960), Жан-Люк Годар превращает ее сразу в икону молодого кино, современного «гения чистой красоты» и символ смертельной опасности, которую несут в себе молодость и красота.

С тех пор ее карьера металась между быстро забытыми голливудскими постановками и фильмами на грани и за гранью «подпольного кино». Творческую нереализованность компенсировала огнеопасная личная жизнь. Четыре брака, включая страстный союз с удивительным писателем и рыцарем Роменом Гари. Множество связей — и с великими людьми вроде мексиканского романиста Карлоса Фуэнтеса, и с революционными мальчишками, и черт знает с кем.

Эрнест Хемингуэй, Элвис Пресли, Марлен Дитрих и другие глазами ФБР

Фильм Эндрюса — конспект двух роковых для Сиберг лет, с 1968-го по 1970-й. Прилетев в Калифорнию на съемки вестерна «Раскрась свой вагон», она спутывается с Джемалем. Именно роман девушки-янки из образцовой протестантской семьи с «ниггером» — а вовсе не то, что Сиберг финансировала «Черных пантер», — вызвал лютую ненависть у «американского Берии» Джона Эдгара Гувера. Никто не подвергался такой грязной и неотступной — даже после смерти Гувера — травле, как Сиберг. Гари, остававшийся ее лучшим другом после развода, был прав, обвинив ФБР в ее убийстве. Возможно, даже не «косвенном», но буквальном, исполненном руками ее последнего мужа, юного подонка Ахмеда Хасни, бесследно исчезнувшего после гибели Сиберг. На протяжении двух часов экранного времени ФБР методично доводит Сиберг до первой из многих попыток самоубийства: агенты проникают к ней в дом, убивают любимую собачку, прослушивают всю ее жизнь, вплоть до постельного трепа. И — главное — полощут в продажной прессе, сообщают о ее «позорной» беременности от Джемаля (на самом деле от какого-то юного мексиканца) — доводят до выкидыша и, чего на экране нет, страшных похорон ребенка в стеклянном гробу.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: