Биография Cocteau Twins шотландский рок коллектив из 80-х

COCTEAU TWINS

Эта шотландская команда была создана в 1979 году гитаристом Робином Гатри и басистом Уиллом Хегги. Какое-то время проект существовал в виде дуэта, пока на местной дискотеке парни не познакомились с Элизабет Фрейзер, присоединившуюся к ним в качестве вокалистки. На первых порах группа находилась под влиянием «Birthday Party», «Sex Pistols», «Siouxsie And The Banshees», «Joy Division», а свое название коллектив позаимствовал из песни «Simple Minds» (тогда еще «Johnny And The Self-Abusers»). В 1982-м с помощью членов «Birthday Party» ансамбль подписался к лейблу «4AD», где вышел его дебютный альбом. На «Garlands» присутствовали кое-какие заимствования у «Banshees», однако у группы уже начал складываться свой атмосферно-минималистский стиль.

В 1983-м трио выпустило EP «Peppermint Pig», после чего Хегги подал в отставку. Если оба первых релиза строились на ритмических басовых линиях Уилла, минималистской гитаре Робина и фирменном вокале Элизабет, то второй лонгплей держался лишь на двух последних составляющих. Гатри, правда, проявил здесь большую фантазию и на «Head Over Heels» обложил звучание своего инструмента дополнительным количеством спецэффектов.

Уже после выхода пластинки команда вновь обзавелась бас-гитаристом, и теперь эту роль исполнял Саймон Рэймонд. Сей тип стал удачным приобретением для «Cocteau Twins», поскольку помимо своих основных функций он писал материал, делал аранжировки и занимался продюсированием. С его появлением группа активизировала студийную деятельность и за короткое выдала пачку EP и LP («The Spangle Maker», «Treasure», «Aikea-Guinea», «Tiny Dynamine», «Echoes In A Shallow Bay», «Love’s Easy Tears»). Все это время музыканты работали втроем, но в 1986-м акустическо-эмбиентный альбом «Victorialand» был записан без участия Саймона. Впрочем, уже в том же году Рэймонд воссоединился со своими коллегами на сессиях «The Moon And The Melodies».

Над этой пластинкой коллектив работал в компании с американским композитором-минималистом Гарольдом Баддом, причем вышла она не под маркой «Cocteau Twins», а на обложке красовались имена всех четырех участников проекта. С 1985 года альбомы группы стали распространяться не только в Европе, но и за океаном, а в 1988-м «близнецы» заключили мажорный контракт с «Capitol Records». Спустя пару лет команда выпустила свою самую коммерчески удачную работу, «Heaven Or Las Vegas», с которой заняла седьмое место в британских чартах.

В то время в коллективе на первое место вышел Саймон, поскольку Робин все больше и больше увлекался алкоголем и наркотиками. Нехорошие привычки гитариста создавали кучу внутренних проблем и стали одной из причин расставания с «4AD». Следующий лонгплей появился на свет три года спустя, причем «Four-Calendar Cafe» заметно отличался от своих предшественников. Традиционные многослойные наложения были принесены в жертву более прозрачному саунду, за что некоторые критики обвинили группу в продажности. В 1995-м «Cocteau Twins» выпустили сразу два EP, «Twinlights» и «Otherness». Первый из них был составлен из акустических номеров, а на втором присутствовали электронные ремиксы старых и ранее нереализованных вещей.

На следующий год появилась полнометражка «Milk And Kisses», ознаменовавшая возвращение в форму. Поклонники «CT» возликовали, однако уже во время записи очередного диска группа распалась, основной причиной чего послужило окончание «служебного романа» Элизабет и Робина. Гатри и Рэймонд впоследствии организовали лейбл «Bella Union», на котором издавали всевозможные компиляции «Cocteau Twins».

Биография Cocteau Twins шотландский рок коллектив из 80-х

Официальный сайт: www.CocteauTwins.com (фото, история, новости)

Cocteau Twins явились создателями самой уникальной и волнующей музыки начала 80-х годов. Их звучание было освежающим, как холодный дождь, с ангельскими трелями Лизы Фрейзер над осенней паутиной гитар Робина Гатри и медлительной драм-машиной, придававшей музыке зловещую остроту. Ошеломляющий и дурманящий вокальный стиль Фрейзер, несомненно, занимающий центральное место в музыке группы, сделал эту маленькую изящную женщину одной из самых популярных певиц 80-х – 90-х годов. Свой дебютный альбом «Garlands» Cocteau Twins выпустили 1982 г., а затем почти каждый год у них выходили новые записи. Эти пластинки, а также продолжительные гастрольные поездки к середине 80-х годов принесли группе всемирную славу.
Но ничто не вечно и в феврале 1998 года, остановив работу над очередным альбомом, Cocteau Twins тихо и спокойно распалась. Объяснений для прессы не последовало, как, впрочем, их не было и в предыдущие годы ни по поводу концертов, ни по поводу пластинок, личной жизни, творческих планов и всего того, что обычно интересует прессу и слушателей. Группа осталась верной себе до конца – одна из самых «молчаливых» звезд в шоу-бизнесе погасла беззвучно, а ее прекрасная история завершилась прекрасным же образом. Люди просто отложили инструменты, выключили аппаратуру, закрыли студию и разошлись в разные стороны.

Их музыка была и остается Волшебством, которое описать под силу скорее поэту, нежели журналисту. Если вам действительно никогда в жизни не приходилось слышать Cocteau Twins, раскройте «Одиссею» Гомера в том месте, где речь идет о сиренах. Есть подозрение, что именно так звучал их прекрасный и гибельный для моряков остров, который древнегреческий герой умудрился миновать, лишь привязав себя к корабельной рее и залепив своей команде уши воском. Многим выплыть не удалось, и они до сих пор находятся в плену сладчайшей ассоциации: гитары и бас Робина Гатри и Саймона Реймонда – пологие и медленные волны, с глухим рокотом переворачивающие прибрежные валуны и с шипением разбивающиеся о скалы, с которых звучит божественный голос Лиз Фрейзер. Такая вот нечеловеческая музыка. Красота, да и только.
Примерно такими же словами и эмоциями захлебывались самые восторженные газеты и фанаты, обсуждая творчество Cocteau Twins все 80-е и 90-е годы последнего столетия. Мистическое, потустороннее, загадочное, волшебное – эпитеты, которые употреблялись чаще других. Слушатели поспокойнее выражались более сдержанно: «пост-панк, альтернатива, немного эмбиента, дрим-поп». Но слово «круто» употребляли все. А то, что Cocteau Twins стали одной из знаковых групп музыки 80-х годов – так об этом сразу написали все энциклопедии тех времен, да и по сей день свое мнение они не изменили. И все, как один, подозревали группу в недосказанности, мессианстве, шаманстве и всяком таком Непознанном.

Масло в костер поклонников Тайного Смысла и любителей Загадочного группа подливала невольно. Отмалчиваясь в прессе, отыгрываясь на альбомах и концертах, группа вовсю, можно так сказать, «отрывалась» на текстах. Если, к примеру, для понимания песен нашего великого мистификатора Б.Б.Г. необходимо прочесть ряд книг, выучить английский язык и прослушать на нем ряд песен определенных групп, и к тому же попытаться представить, что именно слушает и читает Гуру в настоящее время, то понять смысл текстов Cocteau Twins слушателю не было ну просто никакой возможности.
Слова из разных языков, фразы, фонетически подходящие друг другу, но лишенные какого-либо смысла, поток сознания, «прекрасная бестолковщина» текстов группы. Впрочем, пардон, смысл, естественно был, просто улавливать его нужно не только и не столько разумом, сколько сердцем. «Что с того, если люди будут знать конкретное значение того или иного слова в моих песнях? – как-то сказала она. – Люди вообще почти все время все понимают неправильно. Так что знание слов ничего не даст. Я могу их объяснить, могу рассказать, что я в них вкладываю, но зачем? Все должно быть ясно и так». А потом добавила: «Я, наверное, как полная дура говорю, да?». И смутилась.
Кстати, ни на одном альбоме Cocteau Twins, кроме первых двух, вы не найдете тексты в буклетах. Одно время японцы, издававшие пластинки Cocteau Twins у себя, на свое беззаботное восторженное японское усмотрение печатали тексты песен на конвертах пластинок… Самостоятельно, по принципу «как слышится – так и пишется». Можно себе представить, во что превращались слова в японском понимании английского языка, непонятного самим англичанам.

Читайте также  Биография The Cars интересная рок-группа из Штатов

В полутора десятках интервью, которые Cocteau Twins дали за 18 лет своего существования, вопросов больше, чем ответов. Если, конечно, можно считать ответами шутки, прибаутки, неопределенные мычания и бесконечные переводы разговора на другие темы». «Говоришь, мы культовая группа? Хм, культовая – это просто значит не особенно успешная, хе-хе. Давай-ка лучше выпьем», – предлагает Робин Гатри очередному интервьюеру, скажем, из лондонских «Details».
«А вы в курсе, что люди считают ваши альбомы идеальным музыкальным фоном для занятий сексом?» – обращается интервьюер к Лиз Фрейзер. «Да, я слышала. Вообще, я в это поверить не могу. Надо же! Хотя… пусть уж лучше они детей под нашу музыку делают, чем помирают под нее, верно?» – говорит Лиз и, очаровательно улыбаясь, разливает чай по кофейным чашкам и обратно в чайник.
«Вот, деревня шотландская, – улыбается Робин, с нежностью наблюдая за Лиз. – Ну, смотри, что ты делаешь. Эту девушку (обращаясь к интервьюеру) можно увезти хоть на другой конец земли, но Шотландию из нее не выбить. Шотландия, знаете ли, это такая дырааа». «Да, да, – подхватывает Лиз, – настоящая деревня. Там могут запросто побить, если у вас волосы не той длины или вы одеваетесь не так, как все». Ну, скажите, можно серьезно разговаривать с этими людьми? Кстати, про побои – не вранье. Кем могли быть в конце 70-х годов 17-18 летние Лиз и Робин, кроме как панками? Робин ходил с прической, по сравнению с которой «взрыв на макаронной фабрике» – цветочки, а Лиз носила свитер, из которого сердито топорщились обглоданные куриные кости.

Что мы знаем о Cocteau Twins наверняка? Что название для группы они взяли из песни с первого альбома Simple Minds. Песня называется «No Cure», но первоначально она звалась «Cocteau Twins» и якобы была посвящена двум близнецам, страстно и безнадежно влюбленным во французского поэта, художника и авангардиста Жана Кокто. Кстати, еще один Знак для любителей мистики и ироничных перстов судьбы: сами Simple Minds взяли свое название из песни Дэвида Боуи «The Jean Genie»,посвященной, как известно, другому французскому поэту и авангардисту Жану Жене, чьим литературным крестным отцом был… Жан Кокто. И еще одно «кстати». Самое знаменитое литературное произведение Кокто «Les Enfants Terribles» повествует о двух братьях и сестре по имени Лиз, создававших альтернативную реальность. Вот это мистика. «Да ну, – отмахивается Гатри. – Когда мы создавали группу, это было просто название, оно нам понравилось и все. Это потом все вы, журналисты, накопали и напридумывали».

Что мы еще знаем о них? Что их любят Принс, Боуи, Бой Джордж, Мадонна и обожает Роберт Плант. Что на самом деле в них нет ничего мистического и загадочного, они вполне обычные люди, которые с гораздо большим удовольствием говорят о других музыкантах, чем о себе. Что в наступающем году Лиз Фрейзер исполняется 40 лет (тсс, никто не должен знать!), и у нее две дочери – Люси Белла, которая живет со своим отцом Робином Гатри, и Лили, которая живет с Лиз и ее нынешним мужем Дэймоном Рисом из группы «Волчий вой». Что Робин Гатри и Саймон Реймонд руководят небольшой индистудией «Bella Union», на которой записывают артистов, чьи имена ничего не скажут отечественному слушателю.
Что после распада Cocteau Twins Лиз Фрейзер выпустила всего один сольный альбом «Underwater» тиражом 200 экземпляров и только на виниле, а ее бывшие соратники оказались более плодовиты – два альбома у Реймонда и два у Гатри. Что каждый из троицы весьма востребован профессионально: Робин и Саймон – как продюсеры, а Лиз, естественно, как вокалистка – можно вспомнить хотя бы «Teardrops» из «Mezzanine» Massive Attack, «OVO» Питера Гэбриэла или саундтрек «Lord Of TheRings» (кому еще как не Энии да ей петь эльфийские песни?).
Еще мы знаем, что их больше нет. «All beauty must die», – приговаривал один из любимейших артистов Cocteau Twins Ник Кейв, вкладывая розочку в зубы невинно убиенной Кайли Миноуг. Ничто не длится вечно, тем более нечто столь красивое и изящное, как музыка трио шотландских «Близнецов Кокто» – Элизабет Фрейзер, Робина Гатри и Саймона Реймонда.

Однако есть утешение. Все-таки полтора десятка альбомов, и из них ни одного «плохого» (в том самом прямом и убийственном смысле, который отправляет пластинку в утиль после одного прослушивания) – это не так мало. К тому же, есть постоянная творческая активность всех троих. И есть надежда, что в течение ближайших десяти, ну или, ладно, двадцати лет состоится триумфальное воссоединение Cocteau Twins.
Насчет воссоединения, это, понятно, вилами по воде, но, что мы знаем совершенно доподлинно, так это то, что, когда корреспондент тех же «Details» в 1991 году пришел к Лиз Фрейзер в номер нью-йоркской гостиницы попрощаться после серии бесед для интервью, он обнаружил ее с аппетитом уплетающей пиццу какой-то очень странной ложкой. «Ложка у тебя похожа на рожок для обуви», – попробовал пошутить корреспондент. Лиз удивленно посмотрела на него, дескать «ну и что», пожала плечами и вернулась к трапезе. Между прочим, это действительно был рожок для обуви.

Пластинки Cocteau Twins – не то, чтобы филофоническая редкость, но их надо искать. Музыка странная, большие магазины связываются с ней неохотно, то, что завезено, раскупается быстро, новых же поступлений приходится иногда ждать по году. В связи с этим затеянная лейблом «4AD» серия посленовогодних ремастерированных переизданий дисков группы – дело благое: авось их побольше в мире станет. Кроме того, некоторым релизам не помешала бы легкая реставрация – главное, чтобы все было в меру, и звук волшебной группы не был сведен к привычному ныне клубному лоску. Пока заявлены в переиздании четыре первых релиза группы – от угрюмого «Garlands», еще без Саймона Раймонде, через переходный «Head Over Heels» до классических «Treasure» и «Victoriland». Сейчас неизвестно, собираются ли на «4AD» переиздавать остальные пластинки Cocteau Twins из своего каталога, но надо радоваться уже тому, что есть. Потому как убивать годы на поиски счастья – обидно и неправильно.

Две песни для ознакомления:
Wax and Wane (альбом «Garlands»)
Ivo (альбом «Treasure»)

Cocteau Twins

Биография

«. На севере Шотландии, есть речка Грейндж. В ее устье — город Грейнджмут, а в нем — огромный нефтеперерабатывающий завод. Если учесть, что шотландцы к архитектурным излишествам не склонны, картину города представить легко. Талант в таком городе по пустякам растратить трудно: с пустяками трудно. В конце 70-х юноша по имени Робин Гатри (Robin Guthrie) мечтал свалить из родной сторонки, понимая, что делать это надо пока есть силы и энергия, потом ослабнешь и завязнешь. Робин сочинял песни, но сам петь их не хотел и не мог. В 1979-м году на танцах он увидел крохотную девочку Лиз Фрейзер (Liz Fraser). По пластике движений он интуитивно понял, что она, наверное, поет. Робина интуиция не подвела. . Сочинители-исполнители песен журналистов смертельно боялись. На их репортерские машинки, фиксировавшие каждый слог и звук, глядели с нескрываемой паникой. «Так, думали мы, — вспоминает Саймон Реймонд, — они что-то хотят узнать, а мы ответа не знаем. Вот и выведут нас на чистую воду. Лучше уж вообще ничего не говорить!» Таким образом критикам приходилось без авторской поддержки разбираться в головоломных стихах, припудренных эфемерным голосом Лиз Фрейзер. От такого въедливого анализа ей, автору, становилось еще страшнее. Казалось, что самые проницательные докопаются до того, что она скрывает ото всех, в чем и себе-то признается неохотно. Слова к последующим песням становились все более зашифрованными, Лиз пуще всего боялась, что кто то узнает их истинный смысл. А потом и этого стало недостаточно — она стала просто выдумывать новые слова, брать их из иностранных языков, роясь по словарям.»О своих чувствах — говорила она тогда — необязательно говорить артикулированно. В музыке все и так понятно». И действительно, было понятно, но — необъяснимо-понятно.

Читайте также  Биография Гэри Ньюмана

. Немного статистики. Первый альбом, попавший в хит-парад, «Head Over Heels» (он вышел в октябре 1983-го), поднялся на 51 место. Через год, в ноябре 1984-го пластинка «Treasure» вышла на 29 место, в апреле 1986-го диск «Victorialand» достиг уже 10-й позиции. Чем выше по хит-параду, тем больше тиражи проданного. И хоть большая часть денег оседает в пластиночной фирме, артисту тоже кой-чего перепадает на молочишко. Робин Гатри, заядлый курильщик конопли, теперь мог себе позволить кое-что поизысканней, кайфовее, тоньше. Он знал, что героин — штука опасная. С героином пропадешь. Другое дело — кокаин. Нюхнешь и — минут на 20-30 становишься веселым и беспечным, уверенным в себе человеком, которому в жизни нет преград. Через полчаса — снова грусть, уныние, неуверенность, опять нужно нюхать. Короче, Робин Гатри взялся за кокаин. «Во время записи пластинки «Blue Bell Knoll», — вспоминает он, — я помню, как на золотой пластинке лежала большая горка кокаина, к которой мы прикладывались. Часа через два наш басист положил инструмент и сказал, что больше не может. «Мне от этой штуки не по себе, — сказал он, — пойду-ка я лучше домой». А вот мне, лично, было очень по себе, домой мне вовсе не хотелось и последующие лет десять я домой так и не ходил».

. Коллега, партнер, друг жизни Лиз Фрейзер (кажется, они в ЗАГС так и не ходили) — Робин Гатри — стал заядлым наркоманом-кокаинистом. Близкие ему люди говорят, что ему повезло, потому что при таком образе жизни и дозах наркоты другие бы давно отправились на тот свет. Даже рождение дочери (ее назвали Lucy Belle) его не могло остановить, типа «Я дочь люблю, но кокаин дороже». Жить с Робином стало почти невозможно. Но, будучи не в себе, выходя из астрала, Робин как бы воспарялся во внутренний космос — и музыка от этого выигрывала. А тут еще на свои деньги на юго-западе Лондоне в районе Твикенхам построили собственную студию, в которой можно было проводить сколько угодно времени. Молодые родители, вдохновленные рождением дочери, несмотря на семейные трудности, создали тогда лучшую свою пластинку «Heaven Or Las Vegas». Это был альбом, полный звуковой сливочной тянучки, рассекаемой упругими ритмами. Про слова не говорю — их было практически не разобрать.

. В 1992 году в жизни пошли крутые перемены. Большая американская фирма «Фонтана» предложила пластиночный контракт, который, по идее, должен был вывести Cocteau Twins в группу мирового калибра. Уж как ни сильны американцы в придуманном ими маркетинге, но некой тонкой субстанции тут они не учли. Те люди, которые знали и любили Cocteau Twins и автоматически покупали все их новые пластинки среди клиентов «Фонтаны» не числились. Публика, которой бодрым голосом ПРЕДЛАГАЛИ КУПИТЬ Cocteau Twins глядела равнодушно, с выражением руминантной коровы. Альбом «Four Calendar Cafe» — «Кафе Четырех Календарей», выпущенный в 1993 году, почти не был услышан. Кроме того все это совпало с душевным катарсисом у Лиз Фрейзер.

. Последний альбом Cocteau Twins назывался «Milk and Kisses». Запись его закончили в конце 1995-го. Пластинка получилась добротная, сбалансированная, но видно было что паровоз едет на остаточной тяге, что топка его уже погасла. Робин Гатри, вылечившись от наркомании, вернулся на землю из своего космоса, стал нормальным человеком и потерял свою безумную упертость действий. Слушал мнение товарищей, творчество стало коллективным и Робину от этого вдруг стало очень скучно. Паровоз с потухшей топкой продолжал катиться по инерции, ибо было в нем много тонн остаточного веса. Троица засела за сочинение и запись очередного альбома для «Фонтаны», но ясно было, что желают это не из любви или внутреннего переизбытка, а из чувства долга. А из этого чувства, как вы знаете, дети рождаются редко. Однажды Лиз Фрейзер позвонила из Бристоля, где она к тому времени жила с новым другом (Дэймон Рис из Spiritualised), сказала, что беременна, что из Бристоля ей ездить далеко, что музыка ей перестала нравиться и поэтому она уходит. » (по версии Schwartz-MC).

После распада Cocteau Twins, Гатри и Рэймонд основали лэйбл Bella Union и занялись сольной карьерой. Каждый из них выпустил по сольному альбому.
Элизабет Фрейзер также продолжила свою творческую деятельность, приняв участие в записи альбома «Mezzanine» (1998) группы Massive Attack, а также в их концертных выступлениях. Кроме того, участвовала в создании саундтрека к кинотрилогии «Властелин колец», и в других, менее известных проектах и группах.
В 2005 году было запланировано воссоединение Cocteau Twins для проведения серии концертных выступлений, однако оно не состоялось.

Состав
Элизабет Фрейзер (англ. Elizabeth Fraser, род. 29 августа 1963 года в Грейнджмуте, Шотландия) — вокал
Робин Гатри (англ. Robin Guthrie, род. 4 января 1962 года в Грейнджмуте, Шотландия) — гитара, бас-гитара, ударные инструменты
Саймон Рэймонд (англ. Simon Raymonde, род. 3 апреля 1962 года в Тоттенхеме, Англия) — бас-гитара, гитара, клавишные (с 1983 года)
Уилл Хегги (англ. Will Heggie) — бас-гитара (с 1980 по 1983 год)

Дискография
Garlands (4AD, 1982)
Head Over Heels (4AD, 1983)
Treasure (4AD, 1984)
It Will End in Tears (4AD, 1985)
Victorialand (4AD, 1986)
The Moon and the Melodies (c Х. Баддом)(4AD, 1986)
Blue Bell Knoll (4AD, 1988)
Heaven or Las Vegas (4AD, 1990)
Four-Calendar Cafe (Fontana, 1993)
Twinlights (1995)
Otherness (1995)
Milk & Kisses (Fontana, 1996)

Сборники и миньоны:
Tiny Dynamite (4AD, 1985),
Echoes In a Shallow Bay (4AD, 1985),
The Best of (4AD, 1985),
The Pink Opaque (1986),
Singles Collection (4AD, 1991).

Официальный сайт Cocteau Twins
Официальный сайт 4AD

Биография COCTEAU TWINS

Эта шотландская команда была создана в 1979 году гитаристом Робином Гатри и басистом Уиллом Хегги. Какое-то время проект существовал в виде дуэта, пока на местной дискотеке парни не познакомились с Элизабет Фрейзер, присоединившуюся к ним в качестве вокалистки. На первых порах группа находилась под влиянием «Birthday Party», «Sex Pistols», «Siouxsie And The Banshees», «Joy Division», а свое название коллектив позаимствовал из песни «Simple Minds» (тогда еще «Johnny and the Self-Abusers»). В 1982-м с помощью членов «Birthday Party» ансамбль подписался к лейблу «4AD», где вышел его дебютный альбом. На «Garlands» присутствовали кое-какие заимствования у «Banshees», однако у группы уже начал складываться свой атмосферно-минималистский стиль.
В 1983-м трио выпустило EP «Peppermint Pig», после чего Хегги подал в отставку. Если оба первых релиза строились на ритмических басовых линиях Уилла, минималистской гитаре Робина и фирменном вокале Элизабет, то второй лонгплей держался лишь на двух последних составляющих. Гатри, правда, проявил здесь большую фантазию и на «Head Over Heels» обложил звучание своего инструмента дополнительным количеством спецэффектов.

Читайте также  Биография The Blow Monkeys британский коллектив новой волны

Уже после выхода пластинки команда вновь обзавелась бас-гитаристом, и теперь эту роль исполнял Саймон Рэймонд. Сей тип стал удачным приобретением для «Cocteau Twins», поскольку помимо своих основных функций он писал материал, делал аранжировки и занимался продюсированием. С его появлением группа активизировала студийную деятельность и за короткое выдала пачку EP и LP («The Spangle Maker», «Treasure», «Aikea-Guinea», «Tiny Dynamine», «Echoes In A Shallow Bay», «Love s Easy Tears»). Все это время музыканты работали втроем, но в 1986-м акустическо-эмбиентный альбом «Victorialand» был записан без участия Саймона. Впрочем, уже в том же году Рэймонд воссоединился со своими коллегами на сессиях «The Moon And The Melodies».
Над этой пластинкой коллектив работал в компании с американским композитором-минималистом Гарольдом Баддом, причем вышла она не под маркой «Cocteau Twins», а на обложке красовались имена всех четырех участников проекта. С 1985 года альбомы группы стали распространяться не только в Европе, но и за океаном, а в 1988-м «близнецы» заключили мажорный контракт с «Capitol Records». Спустя пару лет команда выпустила свою самую коммерчески удачную работу, «Heaven Or Las Vegas», с которой заняла седьмое место в британских чартах.

В то время в коллективе на первое место вышел Саймон, поскольку Робин все больше и больше увлекался алкоголем и наркотиками. Нехорошие привычки гитариста создавали кучу внутренних проблем и стали одной из причин расставания с «4AD». Следующий лонгплей появился на свет три года спустя, причем «Four-Calendar Cafe» заметно отличался от своих предшественников. Традиционные многослойные наложения были принесены в жертву более прозрачному саунду, за что некоторые критики обвинили группу в продажности. В 1995-м «Cocteau Twins» выпустили сразу два EP, «Twinlights» и «Otherness». Первый из них был составлен из акустических номеров, а на втором присутствовали электронные ремиксы старых и ранее нереализованных вещей.
На следующий год появилась полнометражка «Milk And Kisses», ознаменовавшая «возвращение в форму». Поклонники «CT» возликовали, однако уже во время записи очередного диска группа распалась, основной причиной чего послужило окончание «служебного романа» Элизабет и Робина. Гатри и Рэймонд впоследствии организовали лейбл «Bella Union», на котором издавали всевозможные компиляции «Cocteau Twins».

of your page —>
of your page —>

Биография этой метал-группы взята с портала metallzone.org

Биография группы Cocteau Twins — лишь часть информации о группе Cocteau Twins. Самый главный продукт деятельности любой метал-группы — ее песни, ее атмосфера, ее драйв. Возможно, стоит сходить на концерт или найти записи этой группы?

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: